Три вывода, после случившегося за прошедшую неделю.

Первое. Всем было очевидно, что ситуация вокруг Ирана напряжена. Исторический опыт показывает, что возможны случаи, когда гражданские самолеты сбивают войска ПВО. Исходя из этих соображений, США запретило своим самолётам летать в Иране. И каждая авиакомпания стала перед выбором, что важнее — безопасность пассажиров или деньги. Компания МАУ выбрала деньги.

Второе. Украинское правительство — заявило о необходимости проверки технического состояния самолетов всех украинских авиакомпаний. Это было одно из первых официальных заявлений власти. И это говорит о том, что либо техническая проверка не была проведена, либо о том, что украинские власти не знают, как она проводится. И проводится ли она вообще.

«Авиакатастрофа в Иране слишком похожа на крушение МH17 в Донбассе». Западные СМИ об Украине на неделе
«Авиакатастрофа в Иране слишком похожа на крушение МH17 в Донбассе». Западные СМИ об Украине на неделе
© REUTERS, Nazanin Tabatabaee/WANA | Перейти в фотобанк

Вывод: общее состояние инспекционной системы никому не понятно. К слову, постоянные пожары с летальным исходом, аварии поездов, электричек и кораблей — следствие той же неорганизованности.

Третье. Исходя из заявлений Трюдо, Трампа и Зеленского в первый день после трагедии можно сделать вывод, что западные страны не делились с украинскими властями информацией о разведданных. Почему так вышло, пока сказать сложно. Или не доверяют, или вообще не считают необходимым что-то давать. В целом разведсообщество Украины исключено из разведсообщества стран НАТО.

В будущем Зеленскому нужно осознавать все эти аспекты, как и то, что свою субъектности ему придётся приобретать как можно скорее. Как внутри страны, так и за рубежом.

И последнее. Уважаемый президент, наймите себе нормального умного зрелого, пишущего и думающего пресс-секретаря. В идеале — мужчину в возрасте, каким был в своё время Александр Мартыненко во времена Кучмы. Эти «девочки» вас до квартала доведут.