Ровно год назад, 31 октября 2015 года был задержан Геннадий Корбан. Ему инкриминировали хищение денег из его собственного благотворительного фонда, похищение на двое суток тогдашнего главы Госкомзема Сергея Рудыка в августе 2014-го и похищение на трое суток секретаря Днепропетровского горсовета Александра Величко, а также еще ряд преступлений.

Дело должно было стать громким и резонансным. Обыски и задержания в Днепре проводили свыше 500 сотрудников СБУ и ГПУ под личным руководством генерального прокурора Виктора Шокина. Применение бронетехники в СБУ объяснили угрозой «частной армии» Корбана и Коломойского.

Власти назвали дело Корбана началом деолигархизации.

Сейчас уже ясно, что этим делом Шокин поправил свою репутацию в глазах президента Петра Порошенко и сохранил себя в должности, несмотря на скандал с близкими ему «бриллиантовыми» прокурорами. Корбан имел самостоятельный политический вес, а его политическая деятельность носила оппозиционный характер.

Никакой «частной армии» в Днепре не обнаружили — СБУ изъяла пять законных охотничьих карабинов «Сайга» у охраны Корбана, и все.
Судя по результатам, это был прямой политический «наезд», который преследовал целью выбить Корбана из политической игры, выбить из-под его контроля «Укроп», ну и для группы прокуроров это стало способом решить некоторые политические и хозяйственные проблемы, которые Корбан создал бывшим лидерам «Партии регионов» в Днепропетровской области.

Одним из любопытных результатов задержания Корбана стало разрешение конфликта вокруг двух предприятий в Днепропетровской области, которые в 2014-м при поддержке Корбана отобрали у владельцев. 

1) В конце '14-го в Днепропетровской области регистраторы поменяли собственников компании «Интерлизинвест», принадлежащей через близких людей бывшему министру обороны Павлу Лебедеву <…>. «Интерлизинвест» владела 2 387 железнодорожными вагонами, оперативное управление и представительство интересов осуществляла Алена Шутова — дочь Павла Лебедева, которая продолжает проживать в Украине.

2) Также было отобрано сельхозпредприятие «Чумаки», принадлежащее структурам Александра Клименко — экс-министра доходов и сборов Украины, совладельцем которого является его брат Антон.

После ареста Корбана и длительных тяжб оба предприятия вернули бывшим владельцам в 2016-м году.

Какие политические результаты?

Корбан в тюрьме сидел недолго и политическим заключенным становиться не захотел — по договоренности сторон его выпустили за границу на лечение, и он находится за рубежом, а ввиду уголовного дела публичной деятельностью не занимается. То есть все заявления о причастности к особо тяжким преступлениям подтверждения не получили. Власти не мешают его нахождению заграницей, но, судя по недавнему новому обыску в его доме, возвращаться и выступать ему не рекомендуется. Таков компромисс и цена свободы.

Шокина под давлением американцев все-таки пришлось уволить — но «затарился» он в последние месяцы по полной программе.

«Бриллиантовым» прокурорам тоже удалось избежать задержания.

Коломойский договорился с Порошенко, как и хотел, на взаимовыгодных условиях, и больше никаких конфликтов между ними нет.

Корбан стал одной из разменных фигур в этой игре. Коломойский также перестал поддерживать Корбана и пользуясь тем, что его ближайший союзник сейчас не на Украине, предпринял попытку отодвинуть Корбана от управления созданной им партии «Укроп». Сейчас Коломойский и Корбан никаких отношений не поддерживают, попыток встретиться не предпринимают.

Александр Величко, который заявил о похищении Корбаном, действительно был участником «дерибана» коммунальных зданий Днепра, но благодаря сотрудничеству с правоохранительными органами, дела по нему нет. Величко во время процесса по Корбану укрывался в России, там, где у него недвижимость и связи.

Впрочем, следует отметить, что отката в сторону дореволюционных времен в Днепропетровской области не произошло. Команда нового главы облгосадминистрации Валентина Резниченко выстроила адекватную систему управления, областной бюджет не разворовывается, область продолжает устойчивое развитие. Так что есть и конструктивные выводы в этой истории — значение региональных элит возрастает, а то хорошее, что было накоплено и изменено в Днепропетровской области в 2014-м-2015-м продолжается, развивается, и политические раздоры все-таки не мешают общему видению и общей работе.

Это, кстати, один из немногих позитивных результатов всей этой эпопеи с арестом, но который тоже важно отметить. Вот такая история. Урок для общества. И, думаю, история не завершена — у нее будет продолжение.