ИГИЛ, джихадисты — главные ньюсмейкеры кровавых новостей, основной фактор, грозящий уничтожить весь прежний мир. Рим может пасть, как и много веков назад. Так говорят. И говорят справедливо. Орды варваров идут с Востока.

Запад взломал прутья международной безопасности, открыв клетку и выпустив на волю голодного зверя. А зверь только того и ждал. Он знал: однажды ему предоставят шанс — забрать своё. Вышел, оскалил пасть — готов рвать. Кипение — внутри стран, кипение — между странами.

Там, куда американцы решили «принести демократию», начался ад. Ливия после свержения и убийства Каддафи превратилась в территорию воинствующего хаоса. Здесь обоснуются ДАИШ и «Аль-Каида». Первые делает себе резервную базу в Сирте, где родился и был убит Каддафи. При этом террористы планируют захватить нефтяные месторождения, использовать порты для перевалки «чёрного золота» в Средиземное море, сорвав действующую программу ООН по урегулированию вражды ливийских коалиций.

Джихад уже в Африке. Исламистский терроризм пожирает Нигерию и Мали, убийственная ситуация — в Египте, Алжире, Тунисе.

Зверь с Востока

А рядом — ещё большее напряжение на Ближнем Востоке. Всё больше политика Белого дома здесь близится к отметке «провальная». Меж тем, её последствия ощутят — и уже ощущают, — прежде всего, Россия и страны Европы. США же, пока, чувствует себя в зоне относительного комфорта, отделённые океанами и мировой феодально-вассальной системой.

Радикалы под видом беженцев населяют Европу, день за днём, преступление за преступлением доказывая, что европейская политика мультикультурализма провалилась. Эти люди (вернее, те из них, кому больше подходит определение «нелюди»), придя из хаоса, хаос устанавливают, взламывая прежнюю систему, существуя в принципиально иной матрице ценностей. Они ведут себя так, будто находятся на своей, но временно оккупированной европейцами территории.

Ситуация напоминает сказку из «Тысячи и одной ночи». Когда юноша увидел на дороге лежащего старика, который не мог идти дальше. Он попросил юношу понести его. Тот, сжалившись, согласился, но когда взял ношу на плечи, оказалось, что старик — злобный дух, джинн, погоняющий своего носильщика.

Впрочем, в случае Европы юноша руководствовался не только состраданием, но и чувством вины. Однако главный виновник в том, что джинн на плечах — Вашингтон. США начали две главных ближневосточных войны — в Ираке и Афганистане. Уничтожили Ливию и решили проделать аналогичный кровавый фокус с Сирией. Они же взрастили исламистов, атакующих и разрушающих сами основы прежнего мира.

Зверь с Востока

В своей «дипломатической» деятельности США традиционно опирались на трёх ближайших союзников: Саудовскую Аравию, Израиль, Турцию. Эта «фантастическая четвёрка» подмяла под себя весь Ближний Восток. Однако данная система, собранная и запущенная для ведения холодной войны, в новом устройстве мира функционирует всё хуже.

Привычные ближневосточные модули разобраны и остались в прошлом. На первый же план в условиях отсутствия полновесной мировой войны выходит столкновение цивилизаций. Одна из них ведёт себя активнее и наглее других. Одна из них развивается мощнейшими темпами и стремительно отвоёвывает свои территории. Речь идёт об Исламской цивилизации, впереди которой, во многом независимо от неё, ползёт раскалённое, пылающее исламистское ядро. Как дьявольский шар из «Пятого элемента», оно растёт и угрожает всей планете.

И построение мирового Халифата не выглядит фантастичным. Нет, оно методично — день за днём, жертва за жертвой — возводится на останках разрушаемого мира, когда в качестве строительного материала используются в том числе и кости убитых «неправоверных».

Тут будет уместным вспомнить Откровение Иоанна Богослова, в котором апостол пророчествует о Звере, идущем с Востока, предваряя грядущее пришествие Антихриста как начало нового альтернативного миропорядка. Эсхатологический контекст в случае исламистской угрозы, действительно, важен, он ключ к пониманию происходящего.

В ситуации с Халифатом вообще очень много символизма. Сами исламисты с показательным — почти гиньольным — антуражем уничтожают христианские святыни, символы европейского мира. Они не только режут головы мужчинам и женщинам, мальчикам и девочкам, творя беспредел с акцентированной жестокостью, но и так же беспощадно поступают с памятниками архитектуры, картинами, книгами, с любым другим культурным наследием, понимая, что оно несёт свою силу, свою ауру.

Исламисты настаивают на символическом, эсхатологическом контексте своей борьбы, постоянно апеллируя к высшим ценностям, к высшим смыслам. Агитируют идти на священную войну, и агитация эта имеет серьёзный, а местами и феноменальный успех. Мы помним историю Варвары Карауловой, студентки философского факультета МГУ, поехавшей в Сирию воевать на стороне исламистов. Или американки Алекс, принявшей ислам и собиравшейся к будущему мужу-боевику, захватив с собой 11-летнего брата. Таких варвар карауловых, алекс — множество.

Зверь с Востока

«Новообращённых» вербуют через социальные сети, где находятся тысячи соответствующих аккаунтов и групп. Многие охотно, даже трепетно ведутся на исламистский попкорм, что лишний раз доказывает правоту старой египетской формулы: идеи и символы управляют миром. Успех исламизма, джихадизма ещё раз демонстрирует, в каком кризисе смыслов и ценностей пребывает современное общество.

Идеи Халифата заполняют образовавшиеся метафизические пустоты. Идеи самые примитивные, однако действенные. Это, в общем, всё та же сказка о построении рая на земле здесь и сейчас, о переносе центра силы и неизбежной победе, потому лучше сразу оказаться в лагере победителей, тем более, что они столь беспрецедентно жестоки к проигравшим. В пустоте жизни важным становится наполнение смертью, когда она не только не бессмысленна, но и сакральна; она переход на новый уровень с гарантированным обретением высшего блага. Обычная сектантская идеология, но подкреплённая извращённой религиозно-исторической базой и эпическим реквизитом.

Однако внутри этой дьявольской колесницы сидят не безумные фанатики, не юродивые, но талантливейшие жрецы-дельцы, мыслящие практически и стратегически. Их интересуют вполне конкретные, обретаемые на этом свете выгоды и достижения, благодаря которым можно построить не «царствие божие (аллахово)» на земле, но роскошный, идеально охраняемый дворец с волоокими гуриями-девственницами, ублажающими в режиме реального времени. Руки этих жрецов не только в крови, но и в нефти. Та же Ливия наибольшими среди африканских стран запасами нефти (с потенциальной добычей около 1,8 млн баррелей в сутки).

И тут можно вспомнить целую россыпь библейских цитат: от «нельзя служить Богу и маммоне» до «в последние дни увеличится число лжепророков». Потому что тот, кто стоит во главе исламистского мира, во главе джихадистов, и есть воинствующие лжепророки, служащие маммоне и ничего общего с Богом (Аллахом) не имеющие, но умело прикрывающиеся им как рекламным постером. Они слуги дьявола, потому что дьявол есть отец лжи, а уж в искусстве лжи исламистские лидеры достигли великих высот.

Говоря о дьяволе, маммоне и тому подобных вещах, конечно, необязательно вкладывать в это сугубо религиозный, мистический смысл. Нет, это ведь ещё и универсальные маркеры, принятые для ориентации в общечеловеческой системе координат с осями добра и зла, дабы не обнулить, не сбросить мир в первоначальный хаос. Что пытаются сделать исламисты, деэволюционируя человека, вычищая из него созидательное начало, превращая в человекозверя (грабь, насилуй, жги, убивай), где от зверя — инстинкт хищника, а от человека — изощрённость уничтожения.

И в данном контексте происходящее сегодня, действительно, есть последняя битва. Человек (обычный человек со всеми своими пороками, не лучше и не хуже себя прежнего) сталкивается с существом иного порядка, который, несмотря на бесконечные заигрывания с богом, дозволяет себе всё, а, значит, бога на корню отрицающий. Это супермутант, гибрид Антихриста и Рокфеллера, призванный воспеть и установить власть в самых гнусных её проявлениях.

Но кто выходит на борьбу с ним? Возможно, тот мир, что содрогается сегодня под нашествием варваров? Или тот, кто инспирировал и взрастил этого совершенного хищника? Нет, они бездействуют. Мир же вновь спасают русские Иваны.

Зверь с Востока

Так уже было в истории. Достаточно вспомнить слова Пушкина о том, что татаро-монгольское иго захлебнулось, увязло в русских землях, они поглотили его и тем самым спасли Европу. Так было и с Наполеоном, и с Гитлером, с этими адептами и предтечами зла. Россия — вспомним тезис о всемирной отзывчивости русского человека (не этнически, но цивилизационно) — спасала не только себя (возможно, даже не прежде всего себя), но мир. Однако происходило это лишь тогда, когда мир отзывался на клич России. Потому сегодня мы должны быть едины, и все эти глупые антиевропейские настроения, что есть сегодня в России, должны быть отброшены.

Но как победить, разбомбить нынешнюю обитель зла? Ведь для этого недостаточно взять Париж или Рейхстаг. Зверь с Востока обширнее, неуловимее — он вирус, трансформирующий саму природу и человека, и государства, штампующий рабов войны и маммоны. Вытравить, уничтожить его можно, только лишь предложив принципиально новую матрицу существования, модель мира, выстраивая своё альтернативное, если угодно, Царствие Божие на земле, уже не фиктивное, но настоящее, основанное на подлинных принципах. И это, несмотря на некую философичность образов, вполне конкретная, практическая задача, тесно сопряжённая с и военными мерами против зомби, восставших из глубин ада, и с нынешней национальной стратегией России.

Платон Беседин