Столичная власть в Киеве вынесла на общественное слушание 66 проектов решений по переименованию улиц, площадей и переулков столицы в рамках закона о декоммунизации и десоветизации. Известный и скандальный закон, подписанный Петром Порошенко, до сих пор будоражит граждан Украины. Согласно этому документу будут переименованы десятки населенных пунктов и городов, сотни поселков и районных центров.

Стоит отметить, что городские киевские власти на обсуждение дали совсем немного времени — до 10 октября 2015 года слушания должны закончиться, а к 21 ноября все «декоммунизировано». Как стало известно корреспонденту «Украина.Ру», должны исчезнуть улицы Луначарского, переулок Бонч-Бруевича, улицы Калининская, комиссара Рыкова, маршалов Тухачевского и Уборевича, переулок Александра Фадеева, улица Серафимовича и многие другие.

Киевляне: Нашим властям никто не давал права так вольно трактовать историю

Переименование улиц в независимой Украине — дело перманентное и отнюдь не новое. Первые акции по изменению неугодных названий состоялись в девяностые годы. Так, Красноармейская стала Червоноармейской, а позже Большой Васильковской, исчезла улица с названием Январского Восстания и другие, не отвечающие духу и букве независимости.

Самым активным «переименователем» улиц стал третий президент Украины Виктор Ющенко. Тогда улица Коминтерна, ведущая к железнодорожному вокзалу, стала именоваться улицей Симона Петлюры. Уже тогда Ющенко положил начало избавлению от всего «московского»: при его каденции гостиница «Москва» в центре города получила название «Украина», а Московский район переименовали в Голосеевский.

Новая власть в Киеве сегодня поступает еще более радикально, и скоро в городе исчезнет все, что имеет корень «рус», а от «москов» — уже избавились (Московский проспект, Московская площадь и Московский мост также вот-вот получат новые названия).

Корреспондент поинтересовалась у киевлян, как те относятся к переименованию улиц, мостов и площадей в столице.

Киевляне: Нашим властям никто не давал права так вольно трактовать историю

Михаил Тугай, 57 лет, географ, кандидат наук, киевлянин:

В СССР существовал огромный класс властвующей партийной номенклатуры, которая назвала именами своих представителей всё, что угодно. Все старые коммунистические названия надо было давно убрать. У нас никогда коммунистические идеи не имели широкого распространения, и те в Украину были привнесены насильственно.

В советское время наместникам большой империи нужна была исключительно власть, а народ поддержал коммунистов для выживания в условиях гражданской войны и разрухи и поддерживал советскую власть поневоле. Поскольку Украина была сплошь крестьянская, то ни о какой коллективной идее равенства и братства и речи быть не могло. В глубине души советскую власть тут всегда люто ненавидели.

К сожалению, в Украине всегда было много холуев, и потом именами этих холуев и называли улицы и площади. Такие люди как Петровский, Чубарь, Коротченко, Сергеев (Артем), Раковский, Мануильский и другие, руководившие Украиной, получили улицы со своими именами. Вполне логично, что память об этих людях нужно стереть, а улицы переименовать. Очень сильно преувеличена мысль о том, что это потребует каких-то больших денег. Никаких таких уж больших денег на новые таблички не нужно.

Переименование требует кропотливой чиновничьей работы — внести в определенные документы новые названия, сделать новые таблички. С этапом, когда Украина входила в состав СССР, нужно давно покончить и забыть как о страшном сне. У нас есть свои герои, выдающиеся люди — ученые, архитекторы, композиторы, и нужно называть улицы и площади их именами, а также традиционными украинскими названиями.

Ольга Валентиновна, учительница истории, 52 года, киевлянка:

В Киеве есть масса улиц, наименования которых имеют историческую основу еще со времен Российской империи — к примеру, это улица Прорезная, которая вернула свое историческое название уже в годы независимости (называлась Свердлова). Был также в Киеве Бибиковский бульвар (сейчас это бульвар Шевченко). Дмитрий Бибиков бы киевским военным губернатором города, имел массу заслуг перед киевлянами.

К примеру, нынешнюю улицу Петлюры, где стоит памятник Николаю Щорсу, вполне можно было назвать именем графа Бобринского — человека, который очень много сделал для Киева во время строительств вокзала и железной дороги. В Киеве стоял же памятник Бобринскому, правда, его снесли в 1932 году. К слову сказать, во дворе и в запасниках Русского музея изобразительного искусства (его тоже планируют переименовать в Терещенковскую галерею) в целости и сохранности стоят скульптуры российских императоров и другие памятники дореволюционной эпохи.

Киевляне: Нашим властям никто не давал права так вольно трактовать историю

У нас можно было пойти по пути стран Балтии и создать свой музей тоталитаризма, неплохо зарабатывать на этом. Интересно было бы собрать со всей Украины такие памятники, выделить землю, оборудовать как парк и показывать людям. Киевский памятник Ленину мне очень жаль: это был хороший памятник, хоть и принадлежит ужасному историческому персонажу, но все-таки это бы откровенный вандализм.

Наверняка оставшиеся в живых киевляне, участники войны, все те, кто пережил фашистскую оккупацию, знают, что немцы, как только вошли в Киев, стали переименовывать улицы и вешать новые таблички: так они сменили Бибиковский бульвар на Ровенштрассе, Фундуклеевскую — на Театерштрассе и дали много новых названий на немецком языке. Почему-то у немцев не возникло никаких проблем с табличками, и все это они решали очень быстро, со знанием дела. Ко всей кутерьме с переименованиями отношусь противоречиво: вижу, как многое делается бездарно и без всякого ума и логики, в угоду политической конъюнктуре.

Инна Шахбазян, 79 лет, пенсионерка, киевлянка:

Я коренная киевлянка. Родилась на Красноармейской, которую переименовывали трижды. Отношусь к любым радикальным переменам очень отрицательно. Ко мне до сих пор платежки за коммунальные услуги приходят с разными названиями улиц: Красноармейской, Червоноармейской и Большой Васильковской. Как они не путаются, я не знаю. Из дома я практически уже не выхожу, а новые названия так и не выучила и, как многие киевляне, называю их по- старому, по привычке. Мне не нравится, что у нас появилось ужасное деление на «наших» и не «наших» героев. Это путь тупиковый, путь войны всех со всеми. Я против переименований, но меня, наверное, никто ни о чем не спросит.

Евгений и Наталья, частные предприниматели:

Мы занимаемся изготовлением и продажей табличек с названиями улиц. Эти таблички у нас заказывают в дачные и коттеджные поселки, дачные кооперативы, в частный сектор города. Такая табличка стоит от 800 до 1000 гривен (одна гривна примерно равна трём рублям — ред.). В Киевской области в частных поселках полно старых названий улиц: люди заказывают таблички с названием улиц Карла Маркса (очень популярное название), есть до сих пор улицы Ленина и многие другие, которых в самом Киеве уже не найдешь.

Я не знаю, как там это согласовывается с местными сельсоветами, но это факт. Что касается переименований, то нам не ясно — откуда у власти возьмутся на это деньги? Недавно мы оба были на родине в Брянске и поехали посмотреть в Брянскую область на ров, который копал Арсений Яценюк на границе Украины с Россией. Это ров уже залит водой и стену там никто не строит. Местные жители смеются.

Наверняка, деньги, выделенные на переименование улиц, так же как и на стену между Россией и Украиной, «распилят» в лучших украинских традициях. Мы исключительно за дружбу России и Украины, а то, что у нас тут сейчас происходит, никак иначе не назовешь, как безумием. Переименования делают исключительно, чтобы наплевать в душу России и нашему общему прошлому. Очень верим, что рано или поздно все это беснование закончится.

Киевляне: Нашим властям никто не давал права так вольно трактовать историю

Виктор, таксист, киевлянин, 44 года:

Меня вот переименование улиц вообще не волнует, потому что есть навигатор. А город знаю с детства, как свои пять пальцев, поэтому никак не запутаюсь. Меня куда больше волнует то, что практически нет клиентов, очень дорогой бензин, а случаи нападения на таксистов и грабежи выросли в десятки раз. Меня волнует, чтобы мне не дали по голове и стали во время работы угрожать гранатой или еще каким-нибудь оружием.

Лучше бы власти всерьез занялись уличной и прочей преступностью, потратили бы деньги на ремонт дорог, которые никуда не годятся. Занялись бы проблемой пробок, строили бы новые развязки. Но к власти пришли совершенно бездарные люди, которые кроме как на переименования, ни на что не способны. Вообще наш политический навигатор ведет совершенно не туда.

Софья Петровна, 64 года, библиотекарь, киевлянка:

Я отрицательно отношусь к переименованию, как и к собственно закону о декоммунизации. Это, во-первых, глупость, а во-вторых — подлость. Стремление избавиться от своего прошлого — эмоциональное и неумное стремление. Нынешним властям никто не давал права так вольно трактовать историю, так бездарно тратить деньги народа на переименования. Война с памятью, война с прошлым — трагедия украинского народа, который еще это не осознал.

Да, большевики были вандалы, во многом варвары, но почему вы, современные власти, поступаете точно так же, если не хуже? Это они в 1917-м году крушили памятники, переименовывали все подряд, меняли тысячелетние названия городов. Новая власть в Украине — это какие-то неуемные потомки большевиков в их худшем исполнении. Украина не станет лучше от тотальных переименований, не станет лучше генетический код народа, не усовершенствуется его мораль.

Я недавно лежала в больнице: мне пришлось туда прийти со своей постелью, ложкой, вилкой, чашкой, тарелкой, лекарствами. На моих глазах туда привезли одинокого старика, которому не нашлось простыни, а наволочку ему дали вовсе истлевшую, хоть и чистую, всю в мелких дырочках — до такой степени та была изношена. И соседи по этажу собирали для старика деньги на лекарства. Лучше бы построили новую больницу, дали денег на лекарства старикам, детям. Вот поэтому в новом законе я вижу подлость и глупость.