Пребывая в угаре украинского ультранационализма, местные деятели культуры окончательно перестали следить за речью — отчего их куцые, человеконенавистнические идеи нередко становятся достоянием общественности. Хотелось, правда, чтобы не только общественности, но и правоохранительных органов. Однако, как говорил в подобных случаях товарищ Сталин, «других писателей у меня для вас нет».

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Сколько украинских литераторов отличились на ниве ксенофобии — Андрухович, Забужко, Мовчан, Драч, Шкляр, имя им легион. Теперь прославился вице-президент «Ассоциации украинских писателей» и главный редактор львовского издательства «Пирамида» Юрий Винничук, фигура в литературном отношении ещё более мелкая, нежели вышеупомянутые персонажи. Промышляющий более скандалами нежели литературой пан Винничук обвинил в плагиате Пушкина и Булгакова, но попался на плагиате сам: его книга «Тайны львовского кофе» оказалась фактически дословным переводом книги М. Пучерова «Всё о кофе» (Киев, «Наукова думка», 1988 г.).

Также долгое время он публиковался в известном львовском издании «Поступ» под псевдонимом Юзьо Обсерватор. Просто для примера фрагменты одной из статей — «Похороны украинской песни» — для понимания литературного стиля автора: «Мы так слепо стремились к независимости, что и не заметили, как оккупанты быстренько захватили все важнейшие должности»; «янычары Москвы чувствуют себя так, словно у себя дома. Мы уже даже лишены возможности радоваться родному языку и родным песням, за это даже могут убить»; «…издания, в которых присутствуют антиукраинские взгляды, запретить»; «что кацапский язык международный — это правда, особенно среди чукчей и бурят».

И вот этот галичанин решил лишний раз подчеркнуть особый статус Львова, сравнив чудовищный Львовский погром лета 1941 года с казнями в киевском Бабьем Яру. Винничук особо подчеркнул, что во Львове убивали «интеллектуалов», а в Бабьем Яру какое-то простонародье — мол, интеллектуалы из них только несколько десятков членов ОУН. «…Во Львовском гетто погибли около сотни поэтов, композиторов, художников, а вот кто из интеллектуалов погиб в Бабином яру, кроме ОУН, я не знаю», — дословно сказано в комментарии Винничука в социальной сети.

«Неисправимый нацизм рабов». Суздальцев о том, что творится сегодня на Украине
«Неисправимый нацизм рабов». Суздальцев о том, что творится сегодня на Украине
© Владимир Трефилов

Кто кому «интеллектуал»

Можно было бы сослаться на ошибку, неверно подобранные слова, нелепую бестактность — если бы не два фактора. Первое: автор омерзительного деления жертв геноцида по степени «интеллектуализма» именно литератор — то есть человек профессионально работающий со словом и знающий ему цену. А во-вторых, украинские писатели националистического розлива действительно так думают. Во вспыхнувшей дискуссии он даже не оправдывается. «А что не так?», — с некоторым изумлением переспрашивает пан Винничук.

Для подобной публики смерть Олены Телиги (неудачливой коллаборантки, пришедшей с частями вермахта в составе «походных групп ОУН» и расстрельной гитлеровцами в 1942 году) куда значимей десятков тысяч жертв Холокоста или убитых там же советских военнопленных. При том, что в разжигании ненависти к евреям Олена Телига принимала самое непосредственное участие — как сотрудник оккупационной газеты «Украинское слово».

Вот лишь несколько выдержек из данного издания: «Самый главный враг народа — жид» (таково название статьи, опубликованной 3.10.1941 г.), «Наша задача — восстановить разрушенную жидо-большевиками украинскую национальную культуру» («Задачи украинской интеллигенции», 10.10.1941 г.), «За каждое око — око. За каждый зуб — зуб. Еврее-коммуна должна зарубить себе это на своём лбу» («Зуб за зуб», 4.11.1941 г.).

Сегодня для многих украинских литераторов вторгшиеся вместе с Гитлером шайки националистов — это «национальные герои», а влекущиеся во вражеских обозах «походные группы ОУН» — пример интеллектуализма. Как и матёрые убийцы из шуцманшафтов и ваффен-СС — обманутые немцами овечки, этакие наивные простофили с богатым опытом карательной и диверсионной деятельности.

Есть ли на Украине фашизм?
Есть ли на Украине фашизм?
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Потому нет ничего удивительного, что на послемайданной Украине не удалось издать книгу американо-французского писателя, лауреата Гонкуровской премии, автора романа о Холокосте «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. В его романе речь идет о бывшем офицере СС, который вспоминает о своей кровавой службе, в частности, рассказывает об украинских коллаборационистах и еврейских погромах. Львовское издательство «Старый Лев» потребовала снабдить книгу предисловием, которое бы излагало особую, «украинскую» версию трагедии Холокоста, но возмущённый автор отказался.

Зато издательство Верховной Рады выпустило книгу «Тарас Бульба-Боровец: Мы не можем ни на минуту остановить нашу борьбу» — хвалебная биография нацистского военного преступника, коменданта вспомогательной полиции Бульбы-Боровца (отныне тоже «героя Нации»).

«Свою борьбу Бульба-Боровец начал с организации еврейского погрома в городе Сарны. По окончании погрома Бульба-Боровец возглавил украинскую милицию Сарненского района, которая вместе с немцами начала систематическое уничтожение евреев в местечках и селах района. Это полицейское подразделение назвали "Полиська Сич", — комментирует появление нового «патриотического издания» председатель Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский. — С сентября 1941 года бойцы "Сичи‟ занимались охраной гетто в Олевске. В ноябре 1941 года всё еврейское население Олевска — более 500 мужчин, женщин и детей были расстреляны немцами и бойцами "Полиской Сичи‟… В свидетельствах говорится об участии самого Бульбы-Боровца, который переезжал несчастных жертв телегой».

Разумеется, в книге об этом ничего не говорится, зато биографию военного преступника закупило Министерство культуры для распространения в украинских библиотеках. А тем временем нынешняя наследница славных «традиций» Бульбы-Боровца и Телиги — львовская поэтесса Зоряна Мовчан — призывает украинцев наконец-то освободиться от навязанных зловредными евреями христианских верований и вернуться в язычество: «Это тебе не скомпонованная жидовскими раввинами на основе ассирийско-шумерских текстов кровавая книга бытия — библия. У рабов нет идей». И победно провозглашает: «Мы — дети Бога Солнца, мы не рабы, а внуки Божьи».

Олеся Орленко: В Европе, мне кажется, возрождается фашизм
Олеся Орленко: В Европе, мне кажется, возрождается фашизм
© vk.com, Олеся Орленко

Арийцы вчера и сегодня

Истинным венцом львовской словесности, к которой относятся Зоряна Мовчан, Юрий Винничук и множество иных «патриотов», стал шедевр тамошнего писателя Юрия Перетятко. Невозможно не отметить его титанический труд «Ода Ариям», который научно обосновывает приоритет украинцев над всеми прочими народами.

«На Украинской земле возникло всё то, что составляет фундамент современной Цивилизации: хлеборобство, ткачество, гончарство, искусство и металлообработка, письмо, экологическое жилье и градостроительство, приручение животных и т.д.», — указывает пан Перетятко. «Жители Украины сначала назывались Ариями, а их потомки всегда несли сакральные знания во все уголки планеты», а священный язык украинцев лег в основу почти всех языков: «Сакральная Прамова, в наименее видоизмененном состоянии сбереглась именно в Украине и Индостане (санскрит), став впоследствии основой будущих "индоевропейских" языков». После чего украинская «протописьменность разошлась по миру, трансформировавшись в китайские и египетские иероглифы, шумерскую клинопись и германские руны, индский и финикийский алфавит, в конце концов — в современное письмо».

На этом славном праязыке, кажется, до сих пор творят украинские писатели. И возможно потому наследнику арийцев пану Винничуку не важны десятки тысяч погибших в Бабьем Яру обычных людей. Он из другой породы — «сверхчеловеков», «интеллектуалов», «патриотов» и хозяев новой Украины.