Но тогда они преподносились как явный пример «диктатуры», зато нынешние не вызывают в обществе ожесточенной реакции: люди протестуют не против майданного режима как такового, а лишь против некоторых его «частностей».

То есть борьба с режимом носит декоративный характер и, конечно же, не может быть эффективной. Причин тому несколько.

В первую очередь, сами органы МВД густо пропитаны сторонниками майданизации и жёстко нацелены на борьбу с истинными протестующими, в то же время — когда речь идёт об ультраправых — обращают столкновения с ними в толкотню единомышленников (порою оплаченную по специальной таксе для создания нужной медийной картинки).

Многие честные люди реально запуганы широким размахом политических репрессий и разгулом ультраправых банд, а потому почитают за благо вообще не обозначать своей политической позиции (тем более публично). Оставшиеся в правоохранительных органах профессионалы хорошо усвоили уроки зимы 2014 года, когда оказались преданными властью и ещё долгие годы после этого служили «козлами отпущения» для всяческих люстраторов — теперь они просто хотят спокойно дослужить до пенсии, не вмешиваясь в ежедневные политические разборки.

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Более того: сопротивление правоохранителям и брутальное нарушение закона героизируется на государственном уровне через восхваление так называемой «революции гидности», а убийства милиционеров являются её неотъемлемой частью.

Известный активист и публицист Юрий Бутусов писал о том якобы «мирном Евромайдане»: «Что спасло Революцию Достоинства от уничтожения? На фото — оружие Майдана [следует фото обреза]. В ходе штурма Майдана 18 февраля примерно в 22:30–23:00, благодаря массированному применению светошумовых гранат и обстрелу из ружей, спецназ милиции, внутренние войска и спецназ СБУ прорвали последнюю баррикада у Дома профсоюзов, и штурмовавшие силовики были в ста метрах от сцены. Но выстрелы на поражение из темноты, которые маскировались применением различной пиротехники, нанесли огнестрельные ранения целой группе атакующих, и в панике спецназ и внутренние войска были вынуждены отступить…»

Иначе говоря, Бутусов с гордостью повествует, что именно массированное применение мятежниками огнестрельного оружия не дало возможности навести порядок: «Да, были очень важны все мы, кто стоял в толпе, кто помогал, кто действовал. Но только применение огнестрельного оружия позволило защитникам Майдана 18–20 февраля отразить милицейский террор».

Режим, пришедший к власти через большую кровь, не жалел и не будет жалеть человеческих жизней, чтобы удержаться у власти, а коллективный Запад неизменно будет на его стороне, сколько бы мирных людей ни убили бы изверги — тысячи жертв украинского наступления на Донбассе наглядное тому свидетельство. Потому реальные протесты против режима можно подавлять с максимальной степенью жестокости, если они бросают серьёзный вызов, либо напротив — действовать относительно мягко, когда речь идёт о союзных власти неонацистах (а порою и вообще выполнять грязную работу их руками).

В годовщину начала Евромайдана один из неонацистских пабликов пишет со свойственной «арийцам» прямотой: «Сегодня изо всех щелей и из-под шхонок вылезет до фига ваты. Пророссийские петухи будут скалиться, плеваться и выть, пытаясь за своим нытьём спрятать одну простую истину — 7 лет назад они проиграли. Революция дала решительный [нецензурная брань] всему этому мусору, породив новую украинскую нацию. И только слабость либералов не позволила тогда не люстрировать подонков, а расстреливать. В следующий раз мы таких ошибок не допустим».

Спасти в себе Человека. Украина в сумерках разума
Спасти в себе Человека. Украина в сумерках разума
© CC0, Pixabay
Если цель Запада понятна — создание плацдарма против одного из главных геополитических противников и грабеж туземцев в качестве приятного бонуса, то сам майданный режим имеет особые представления о собственной функции. В частности, трактует происходящее как создание, укрепление и залог процветания новосозданной украинской нации, и не надо этот «идеализм» недооценивать. Даже в одном человеке тотальное воровство нередко уживается с возвышенными задачами, а создание «Нации» — процесс величественный, на фоне которого даже гомерическое воровство потомки иногда прощают.

Вот светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова царь за воровство палкой нещадно и неоднократно колотил, а в русской истории вороватый Алексашка великим государственным деятелем остался. Так что не только Украины это касается.

Молодую украинскую нацию (это только в киевских учебниках она ведёт свой род от трипольцев) классики украинского национализма всегда хотели по-настоящему сцементировать через большую кровь и диктатуру. Нынешняя ситуация, по мнению многих националистов, и есть желанный генезис украинской политической нации.

Да — через репрессии, через подавление инакомыслия, обязательно через большую кровь. Пропустить через реальную войну побольше взрослых мужчин — значит получить максимальное количество необходимых режиму «патриотов». Плюс неумолчная пропаганда да выигранное время для взращивания в ней новых поколений — и нация, можно сказать, создана.

И пока процесс не завершён, важно любыми способами подавлять рефлекторное желание человека избавиться от майданных паразитов.

Первый способ: с помощью государственной машины — через цензуру и репрессии. Из свежих примеров: Новотроицким районным судом Херсонской области к пяти годам лишения свободы (с отсрочкой исполнения) приговорена пенсионерка, которая вела «подрывную деятельность» на своей странице в «Одноклассниках». В частности, 9 ноября 2016 года на «стене» «Одноклассников» разместила коллаж с фотографией Леонида Брежнева и сопроводительным текстом: «Если в Украине убрать барыг у власти, то через пять лет люди скажут — а зачем нам Европа?»

Второй способ «неформальный» и внесудебный. Например, заподозренных в нелояльности режиму ловят прямо на улице, избивают, а фото и видео жертв выкладывают в социальные сети. Как написал после очередного зверского избиения уголовник-рецидивист и командир известного массовыми пытками, изнасилованиями и мародерством батальона «Торнадо» Руслан Абальмаз, «наши слова не расходятся с делами, ниже на фото вандал, который разбил 5 октября 2017 года Мемориал Небесной Сотни и за это получил всего 4 месяца [то есть своё наказание уже отбыл. — К.К.]. Если нас кто-то не услышал или кто-то забыл о пролитой крови, мы говорим: война продолжается».

В отличие от осуждённой пенсионерки, этот избивающий людей до полусмерти неонацист разгуливает на свободе, а участникам жесточайшего нападения на активистов ОПЗЖ возле Харькова власти втихаря сменили статью с покушения на убийство на скромное хулиганство и выпустили из СИЗО.

А порою содружество неонацистских практик и государственной политики вообще сливаются воедино. Бывший сотрудник центрального аппарата СБУ подполковник Василий Прозоров в эфире YouTube-канала «Голос правды» рассказал о функционировании украинских тайных тюрем, где инакомыслящих подвергали воистину гестаповским пыткам.

«Я столкнулся с тайной тюрьмой СБУ лично, в Мариуполе, на мариупольском аэродроме — печально известная "Библиотека". Я знаю её плотно и, можно сказать, "от истоков", — говорит Прозоров. — В чём смысл таких тюрем для украинских силовиков? Человек, попадая туда, исчезает, и его можно пытать, а также не идёт срок заключения, никаких процессуальных норм, он не может написать жалобу, не может приехать прокурор с проверкой, а значит, с человеком можно делать всё что угодно, вплоть до летального исхода, и тебе за это ничего не будет».

«По своему опыту — то, с чем я сталкивался в Мариуполе, — продолжает свой рассказ подполковник Прозоров, — летальных случаев на моей практике было два. Да, я лично видел, что в этой тюрьме человека убили. Поэтому и говорю, что тема очень тяжёлая. Чаще всего было так: человека сажали в "Библиотеку", сотрудники мариупольского СБУ его начинали пытать, выбивали из него те показания, которые им нужны, вложив их в протоколы допросов, оформляли протоколы допросов без даты. После этого человека вывозили куда-то на трассу и отпускали, а через 50 метров задерживали снова, и это второе задержание уже оформлялось процессуально, просто к тому моменту у них на руках были подписанные им признательные показания в работе, скажем, на МГБ ДНР или ФСБ России».

Некоторые методы своей работы украинские спецслужбы уже перенесли и на территорию России: летом этого года сообщалось о попытке похищения противников киевского режима в пределах Российской Федерации. Агенты СБУ 30 июля в Подмосковье заманили одного из бывших лидеров донбасского ополчения в свой автомобиль «под предлогом приобретения недвижимости» и ударили электрошокером, однако тот сумел сбежать и сообщить об инциденте.

По данным ФСБ России, по горячим следам были задержаны семь участников агентурной сети и им предъявлено обвинение. Также в ведомстве сообщили, что украинские спецслужбы готовили ещё несколько похищений и убийств россиян.

На этом фоне сожжение автомобилей и домов неугодных людей на Украине уже выглядит мелкой шалостью, хотя таковой, безусловно, не является. Страна давно выпала из числа цивилизованных государств (что бы там себе ни воображали «активисты Майдана») и, как точно подметил ТГ-канал «Украина.ру», «уверенно скатывается в сельскую архаику, где за некий проступок сжечь хату — нормальные дела».

«Независимость» от Зеленского: в юбилейный год со старыми грехами
«Независимость» от Зеленского: в юбилейный год со старыми грехами
© uinp.gov.ua/Andriy Yermolenko
А вместо эпилога — пост в ФБ известной киевской журналистки Ирины Гавриловой. И не потому, что мне сложно дописать своими словами. Просто некоторые вещи надо ощущать по-настоящему — всей кожей, находясь в эпицентре, и тогда сильнее не скажешь.

«Читаю, как народ возмущен медицинским геноцидом — отныне в клиниках запрещено лечить и оперировать (даже в частных больницах) всех, кто не болен ковидом, — пишет Ирина Гаврилова. — Рак, инфаркт, перитонит — побоку, неинтересно. Людей убивают отказом в предоставлении медпомощи, непосильными тарифами, пенсиями, на которые не прожить, ростом цен на все продукты питания.

А чтоб еще и психологически добить, разжигают языковые вопросы, "вешают" судей КСУ, рассказывают, что психи, бродящие по улицам с ножами после того, как Супрун уничтожила психиатрию, — это игиловские* террористы. Людей затаптывают в грязь, ссут им в глаза, унижают и издеваются…

Но вот парадокс — никто не бежит майданить с криком "Поймите, нас задовбало!", как это было в сытом и благополучном 2013-м. Молча скупают в аптеках лекарства и лечатся сами, кто не может — заканчивают суицидом. Одобряют европейские тарифы и демократические реформы. Бросают все и уезжают из страны. А как же потоптанные права и свободы? Как же золотые унитазы Абромавичуса, Порошенко и прочих? Не мулят? А вот за е-декларирование и разбитый носик Тани Черновил живота не пожалеют, да…»

Всё закономерно, всё естественно, всё ожидаемо. Увы.

* Организация запрещена в РФ