Сравнить боеспособность, количественный состав, качество вооружений двух армий — украинской и российской — может любой человек, был бы у него доступ в интернет. Украинские чиновники вообще отличаются тем, что в их головах идут бактериальные войны, не имеющие ничего общего с мыслительным процессом. Дамы и господа охотно делятся с публикой продуктами распада, образующимися в результате диковинной мозговой деятельности.

Однако рядовые украинские граждане, в отличие от тех, кто рукоположил себя руководить ими, являют временами чудеса здравомыслия. Новость об инициативе госпожи Джапаровой хорошо рифмуется с только что опубликованными данными социологического опроса, согласно которому лишь 5 процентов украинцев верят в то, что Крым воссоединится с Украиной в ближайшее время. И это несмотря на то, что большинство опрошенных продолжают считать полуостров украинским. 48 процентов считают, что Крым когда-нибудь (без уточнения сроков) все-таки вернется в состав украинского государства. В прошлом году таких оптимистов насчитывалось 54 процента.

Проще говоря, 95 процентов граждан даже не допускают силового возврата полуострова ввиду полной бесперспективности таковых усилий. А это, собственно говоря, единственный быстрый способ решить проблему. Дипломатия, экономические меры, давление на Россию — то есть все то, что заместитель министра информационной политики отвергла как малоэффективные инструменты воздействия на ситуацию, и впрямь малоэффективны. Российское руководство исключает даже малейшую вероятность того, что крымская земля когда-нибудь вновь станет украинской, заявляя, что никакие санкции не заставят ее изменить свое решение.

Что немного смущает в результатах социологического опроса, так это гигантский разброс в цифрах. Как получилось так, что почти половина считает, что в принципе Крым можно получить обратно, а целых 95 процентов отказываются верить в перспективы скорого возвращения? Здесь я рискну предположить, что речь идет не о вполне искренней позиции отвечавших. Дело в том, что вопрос «Чей Крым?» стал на Украине своего рода тестом на право считаться сознательным и полноценным украинцем. За неправильной ответ рядовой гражданин вполне может подвергнуться телесному наказанию со стороны активных украинских патриотов, которые любят проинспектировать идеологический багаж подозрительных для них людей с помощью крымской темы. Поэтому, стараясь заранее отвести от себя все подозрения, среднестатистический украинец на автомате ответит на вопрос о принадлежности полуострова — конечно же, это часть Украины.

Крым наш, и другим ему не бывать

Похоже, что и во время соцопросов эта привычка сыграла свою роль — люди отвечали сходу, не задумываясь: «Да, да, когда-нибудь Крым все равно будет нашим». Но вот близкая перспектива возвращения — над этим вопросом приходится думать серьезно, взвешивать все «за» и «против». И сделав это, оценить шансы как нулевые. Есть и еще один момент, который, я думаю, имеет даже большее значение.

Проиллюстрирую свою мысль другим примером. Если бы аналогичный опрос проводился в Грузии — о возможном возвращении Абхазии и Южной Осетии — результат, я думаю, оказался бы аналогичным. Идея о том, что рано или поздно мятежные республики снова войдут в состав грузинского государства, является обязательным аксессуаром в интеллектуальном багаже грузинского патриота. Поэтому на вопрос о том, возможно ли воссоединение в принципе, большинство или половина ответят утвердительно. Но если вы спросите о том, получит ли Грузия отколовшиеся части в обозримой перспективе, то опрашиваемые из лучезарных оптимистов внезапно превратятся в скептиков и вы получите те же 5 процентов.

Ну и, наконец, среди тех, кто не верит в возможность быстро вернуть Крым, значительное число — это те, кто вообще не желает подобного возвращения. Такие люди не хотят ни крымчан, ни жителей Донбасса видеть в числе своих сограждан. Они прекрасно понимают, что референдум на полуострове был свободным волеизъявлением, равно как и аналогичное голосование в сепаратистских республиках. Русские на этих территориях неизлечимы. Они выбрали себе Россию в качестве родины, и с этим обстоятельством уже ничего не поделаешь.

Собственно, особо продвинутые патриоты еще до войны предлагали отрезать от Украины Крым и Донбасс ввиду невозможности искоренить там варварскую русскую породу. Очень похоже на то, что сейчас такое понимание происходящего становится все более обычным и распространенным.