- Александр Иванович, европейские политики предлагают своим гражданам меньше мыться, не пользоваться кондиционерами в жару и тому подобное, чтобы съкономит энергоресурсы и тем самым «навредить России». Ситуация настолько абсурдна, что стала напоминать Средневековье, когда Европа как раз не мылась. Это что? Попытка вернуться на несколько сотен лет назад?

— Ни о каком возврате к Средневековью речь, конечно, не идет. Сегодня мы живем в совершенно другой реальности. За призывами, о которых вы говорите, стоит политика и только политика. К чему призывают: «давайте меньше мыться, мы таким образом поддержим Украину и навредим Путину, который наживается на нас, чтобы продолжать войну» и так далее.

Омар Канах: Арабский мир не монолитен в отношении оценки действий России в Украине
Омар Канах: Арабский мир не монолитен в отношении оценки действий России в Украине
© sevastopol.su

Это призывы представителей политического истеблишмента, которые пытаются таким образом вовлечь свой электорат в соучастие в той политике, которую они проводят. В Европе очень давно нарастают экономические и социальные проблемы. И связаны они отнюдь не только с ситуацией вокруг Украины, но прежде всего с неверными стратегическими решениями нынешних элит.

Призывая европейцев экономить и вообще готовиться к трудностям из-за якобы необходимости сопротивляться агрессивной России, политики страхуются и перелагают часть своей ответственности на общество. А еще таким образом объясняют своему населению, почему оно стало жить сильно хуже, чем раньше.

- То есть мы не увидим новые модные аксессуары в Европе типа чесалок для немытой спины?

— Думаю, до этого не дойдет. Вообще, пока не заметно, чтобы европейцы хоть как-то начали следовать призывам своих политиков. Другое дело, что люди могут начать экономить воду, а также сокращать расходы на отопление или электричество по объективным причинам — из-за роста тарифов, но это никак не связано с призывами меньше мыться, чтобы навредить Путину, это абсолютно разные вещи.

- Меньше мыться и не пользоваться кондиционером летом в Италии — это как минимум кожные заболевания, которые куда дороже обойдутся, а как максимум, люди там летом начнут умирать в жару от инфарктов, у кого проблемы с сердцем. Что это за санкция европейских политиков против своего народа?

— Я бы не стал называть это санкциями. Еще раз — пока это просто заявления. Давайте подождем несколько месяцев, посмотрим на реальное положение вещей — будет ли кто экономить, а если да, то как и на чем.

- Вы видите какую-то историческую аналогию с другими эпохами, когда Европа пыталась что-то сделать хуже другим, а получается, что себе. Такое детское поведение, когда в песочнице решил обсыпать всех, а попал себе в глаза? Было уже что-то такое?

—  Мне кажется, есть принципиальное отличие нынешней ситуации от того, что имело место в другие эпохи. Проблема в том, что современная Европа, могучая в экономическом отношении, по сути, лишена политической субъектности. Европой правят убежденные атлантисты, открыто исповедующие идеи глобализма и ультралиберализма. Ни то, ни другое не предполагает системной работы по защите национальных интересов, по проведению такого политического курса, который был бы ориентирован на развитие собственных стран. Это реальность, сформировавшаяся во второй половине ХХ века, потому что до Второй мировой войны все было по-другому: европейские страны являлись субъектами мировой политики. И европейские элиты принимали решения с учетом возможного ущерба для интересов собственных стран.

США пытаются ограбить Россию. О чём говорили эксперты 28 апреля
США пытаются ограбить Россию. О чём говорили эксперты 28 апреля
© коллаж Украина.Ру

- То есть получается такой исторически прецедент?

— Посмотрим насколько он глобален и насколько необратим.

- Хорошо, продолжим. Говорят, что история движется по спирали…

— Абсолютно в этом не уверен. Внешнее сходство между отдельными событиями или явлениями вовсе не означает, что они непременно порождены сходными обстоятельствами.

- Тем более. Ваш прогноз: реально ли Европе вновь стать субъектом? Какие геополитические изменения в принципе ждут мир?

— Думаю, что в перспективе, пусть и не в ближайшей, Европа попытается вернуть себе субъектность.

- Каким способом?

— Это возможно только за счет ослабления американского влияния на европейском континенте. И обстоятельства, и механизмы могут быть самые разные: от создания собственной армии, развития собственного ВПК и даже ликвидации американских военных баз в Европе до последовательного формирования трансевразийских экономических и общественных институтов как объективного решения затяжного экономического кризиса. Я думаю, что в какой-то момент инстинкт самосохранения у европейцев все-таки сработает.

- Получается Европе сейчас максимально выгодно сотрудничать с нами, то есть с Россией?

— Объективно выгодно и было выгодно, но сегодня такое сотрудничество невозможно по политическим и идеологическим причинам. А Европа, повторю еще раз, не является самостоятельным субъектом мировой политики. Сегодня стратегические решения принимаются не в Берлине, Париже или Риме и даже не в Брюсселе, а за океаном. При полном непротивлении действующих европейских элит. 

- То есть все же стоит ждать, что европейцы с нами попытаются договориться?

— Это было бы логично. Другое дело, что американцы сделают все, чтобы такие договоренности не состоялись. Потому что любые интеграционные процессы в Евразии означают сокращение сферы американского влияния и, в конечном счете, ослабляют США. Вряд ли самое могущественное государство на планете так легко смирится с угрозой своей гегемонии.