Сергей Марков: кто он
Сергей Марков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее BBC опубликовало материал со ссылкой на источник о том, что на автобусной остановке в Великобритании обнаружили секретные документы Министерства обороны о скандальном проходе британского эсминца HMS Defender через территориальные воды Крыма.

Также в документе сказано, что отказ от захода эсминца в территориальные воды России позволил бы Москве заявлять, что Великобритания с опозданием признала российскую принадлежность территориальных вод Крыма.

Как уточняется, вторжение британского корабля в воды Крыма стало следствием осознанного решения британских властей показать свою поддержку киевскому режиму вопреки всем возможным рискам.

- Сергей Александрович, вы у себя в Facebook написали, что целью этой провокации британского премьера Бориса Джонсона было сорвать начавшееся потепление отношений России с США и ЕС, а сейчас Джонсон пытается, фальсифицируя якобы потерю документов, выйти из-под гнева Байдена, Меркель и Макрона, которым сильно на понравилось, что Джонсон пытается сорвать общее решение Запада. Думаете, Запад поверит в то, что эти документы якобы были случайно потеряны?

— Это не моя позиция. Это позиция российских спецслужб о том, что это не реальные документы, а подделанные документы, которые специально были подброшены британскими спецслужбами с целью фальсифицировать причину этого инцидента, якобы они хотели помочь Украине. Плевать им на Украину. Реальная причина этого инцидента — сорвать разрядку в международной политике и понемногу улучшающиеся отношения.

Насколько мне известно, ранее шел спор относительно версий произошедшего. Либо Джонсон одновременно выступил и против Меркель с Макроном, и против Байдена, либо Джонсон по договоренности с Байденом выступил против Меркель с Макроном. Сейчас, насколько я понимаю, этот спор закончился, и у нас считают, что Джонсон выступил против курса на улучшение отношений с Россией, но по договоренности с Байденом.

- Конкретно этот инцидент Великобритании принес больше пользы или больше вреда?

— Хороший вопрос. Больше пользы. Если они улучшили отношения с главным гегемоном западного мира США, отработав для них эту провокацию, то это для них плюс.

- Хватит ли у Великобритании ресурсов для того, чтобы вернуться в большую политику и возобновить так называемую Большую игру?

— Это большой вопрос, на который пока нет ответа. У Великобритании точно есть все ресурсы на то, чтобы войти в ряд глобальных держав. Она постоянный член Совбеза ООН, один из обладателей ядерного оружия, ближайший союзник главной сверхдержавы США, она является успешной в технологическом плане, она является одним из лидеров в том, что касается контроля над массовым сознанием и так далее.

Проблема состоит в том, что Запад в целом теряет свои позиции, поскольку находится на неправильном треке. Его политика в целом стратегически ошибочна. Вместо того чтобы быть лидером современного мира, Запад пытается быть полицейским. Это тупиковая позиция. Кроме того, уже происходит уменьшение роли Запада в мировой экономике, медленная, но неизбежная потеря технологического лидерства.

Также против Запада играют очевидные ошибки, такие как поддержка киевской хунты и государственного терроризма в Украине, поддержка террористических группировок в Сирии, неспособность справиться с ситуацией в Афганистане и неспособность справиться с волной мигрантов. Их надо было либо остановить, либо интегрировать, а они и не останавливают и не интегрируют, из-за чего получают колоссальные проблемы. Наконец, я бы добавил внутренний конфликт между Англией и Шотландией, который может привести к распаду Соединенного Королевства.

Одним словом, лидерство пока есть, но оно постоянно уменьшается.

Brexit — это попытка британской элиты, которую можно сравнить с первым парнем на деревне, переехать в город, то есть играть в глобальном мире некую глобальную роль. Удастся она или нет, ответ реально открытый. Этого никто не знает. Может, удастся, может, нет.

- Вы сказали, что сама по себе Украина в этой ситуации была ни при чем. Сможет ли ее руководство воспользоваться этой ситуацией, сказав, что Запад таким образом поддерживает их в «противостоянии с Россией»?

— Они и так все время говорят о том, что Запад поддерживает их в противостоянии с Россией. Но Запад их не поддерживает. У Украины нет никакого противостояния с Россией. Украина — это дружественная России страна, которая оккупирована Западом и которую украинский оккупационный режим использует для своего противостояния с Россией.

Но что касается «поддержки», то это то же самое, как если бы староста оккупированной фашистами деревни говорил, что его поддерживает великий фюрер. Да не поддерживает его никто. Его назначили полицаем.

- Как вы оцениваете действия России в ситуации с этим эсминцем? А то говорят, что его нужно было чуть ли не таранить, как американский корабль в конце 1980-х годов.

— Да не надо было его таранить. Зачем? Позиция России была абсолютно адекватна. Это вообще нельзя назвать вторжением на российскую территорию в том смысле, что он просто угол срезал. На Западе пишут, что его российские сторожевики не могли нагнать, потому что он так быстро убегал.

Даже по карте видно, что у него не было цели зайти в российские территориальные воды или в Севастополь. Он просто немного срезал угол в течение 30 минут. Он не представлял никакой угрозы. Зачем таранить? Мы приняли абсолютно адекватные меры. Мне кажется, можно было даже бомбы по его курсу не взрывать, потому что у него курс был на выход.

Вы знаете мою позицию, что с ними надо поступать как можно жестче, но здесь не было никакой необходимости проявлять излишнюю жесткость. Все было сделано адекватно.