Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Об этом харьковский писатель-эмигрант Константин Кеворкян рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Константин, как вы думаете, почему за почти семь лет конфликта Россия так и не озаботилась созданием своей пропагандистской структуры, обеспечивающей донесение до украинских граждан правдивой информации о России, Донбассе и Крыме?

— Мне кажется, российская сторона переоценила разумность оппонентов на Украине. Она исходила из экономических доводов, политических, математических расчетов, а часто натыкалась на голые эмоции и не видела для себя возможным сражаться еще и на этом фронте. Между тем, современное общество подразумевает важную пропагандистскую и контрпропагандистскую составляющую, и иногда доводы разума и холодный экономический расчет нужно подтверждать информационными и просветительскими средствами.

Соответственно, чем раньше российская сторона поймет необходимость такой работы, тем больше шансов, что Украина и населяющие ее жители, и особенно молодое поколение, не будут зацементированы в нынешней националистической парадигме.

- Политолог Сергей Марков считает, что России следовало бы создать три русскоязычных телеканала, которые бы вещали на территории Украины и отражали бы три идеологии: первый телеканал — православную, второй — социалистическую и третий должен быть ориентирован на сторонников российской государственности. Как думаете, есть ли у России возможности для создания такой информационной системы?

— Наверное, во мне сейчас будет говорить телевизионный менеджер. Можно создать три канала, но это распыление финансовых средств и контента. Соответственно, лучше, на мой взгляд, создать один, но куда будет собрана наиболее интересная продукция, которую Россия может дать Украине, — от информационных до просветительских программ.

Константин Кнырик: России нужно вести свою пропаганду на принципиально ином уровне
Константин Кнырик: России нужно вести свою пропаганду на принципиально ином уровне
© РИА Новости, Владимир Трефилов
Ну а в целом, конечно же, не надо ограничиваться только телеканалами. Надо создавать и сайты, надо думать об интернет-радио, и в рамках этих возможностей возможна некая полифония политических представлений. А канал — дело дорогое, и разбрасываться здесь средствами, наверное, было бы нерачительно.

- Можно ли использовать какой-то уже существующий телеканал для этих целей?

— Это вопрос, я думаю прежде всего лицензирования вещания. Достаточно много существует каналов, которые имеют малую аудиторию, но имеют лицензию на вещание вплоть до возможности спутникового вещания. Соответственно, если есть возможность купить некую готовую структуру с документами, то мне представляется, что это сэкономило бы время и не отразилось бы на бюрократическом замедлении этого давно уже перезревшего вопроса.

- Какие еще формы, помимо массмедиа, могут быть задействованы в качестве элементов мягкой силы в отношении Украины?

— Я думаю, что очень важно находить общий язык с украинской молодежью. Она интересуется и новинками российской музыки, и многим, что происходит на для значительной части украинской молодежи родном русском языке. И здесь, конечно же, огромная роль социальных сетей и умения правильно через эти социальные сети коммуницировать. Возможно, это должен быть диалог ровесников. Возможно, это должны быть программы, которые интересны украинской молодежи, например, получения или продолжения образования, возможности сделать карьеру в России, возможности туризма и даже приключений. И этот диалог на уровне ровесников, мне представляется, можно модерировать правильно, направлять и получать от этого обоюдную пользу.

- То есть логичнее начинать всю эту работу с соцсетей?

Алексей Кочетков: Правда о России — лучший ответ на украинскую пропаганду
Алексей Кочетков: Правда о России — лучший ответ на украинскую пропаганду
© РИА Новости, Нина Зотина
- Если говорить о разных сферах информационной работы с Украиной, то это не исключает, что гипотетический канал, который днем работает для более возрастной аудитории, ночью давал бы продукцию для молодежной аудитории. Это, безусловно, работа в социальных сетях, это работа через воздействие музыки — как правило, молодежь любит музыку и внимательно за ней следит. И, соответственно, есть ее пристрастия к конкретным людям и исполнителям — от подробностей их личной жизни до какой-то политической позиции. И, конечно, желательно, чтобы эта позиция была направлена на укрепление мира между нашими народами.

- Российское руководство не занимается этим, потому что, как вы говорили, пока не видит в этом острой необходимости или потому что существуют объективные труднопреодолимые препятствия?

— Я думаю, что несколько лет было потрачено на ожидание коренных перемен на Украине — то ждали парламентских выборов, то президентских. Украина менялась, но не в ту сторону, в которую, наверное, хотелось здравомыслящим людям. И все это время внутри нее шла целенаправленная пропагандистская работа, укреплялись националистические тенденции, усиливались русофобские.

И, наверное, пора признать, что расчеты на изменения изнутри, которые происходят сами по себе, не оправдались. То есть необходимо занимать более активную наступательную позицию и в информационной сфере, и в экономической, и в политической.