Андрей Суздальцев: кто он
Андрей Суздальцев: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Об этом специалист по странам СНГ, замдекана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев рассказал в интервью изданию Украина.ру.

В Минске 11 и 12 февраля прошло Всебелорусское народное собрание (ВНС), делегаты которого приняли резолюцию, обозначив план развития страны на 2021–2025 годы.

 — Андрей, в одном из предыдущих интервью вы говорили, что ВНС не может называться всебелорусским, так как это не более чем попытка собрать людей, которые по тем или иным причинам лояльны к президенту республики Александру Лукашенко. Подтвердились ли ваши ожидания?

— Статус по-прежнему остается сомнительным, потому что делегаты этого собрания не избирались, а назначались неизвестно кем. В итоге состав делегатов получился достаточно однообразный — никто этих людей не уполномочивал говорить от лица белорусов.

Основную часть делегатов составили представители администрации на местах, немного было производственников, тоже очень номенклатурных, представителей силовых ведомств. И очень немного представителей различного рода общественных организаций, которые носят характер провластных: «Белая Русь», Белорусско-американский совет молодежи и подобные. Поэтому говорить о том, что эти люди представляют всю республику, невозможно.

- Оппозиция преимущественно бойкотировала собрание. Кем она была в итоге представлена?

— Оппозиция была представлены двумя людьми, которые раскаялись и признали голосование 9-го числа (9 августа 2020 года состоялись президентские выборы в Белоруссии. — Ред.). Поэтому говорить, что это собрание — «вершина демократии», как это называли в белорусских СМИ, не приходится.

Алексей Дзермант: Белорусский кризис после ВНС вступил в завершающую фазу
Алексей Дзермант: Белорусский кризис после ВНС вступил в завершающую фазу
© Facebook, Алексей Дзермант
Это собрание представителей той части общества, которая поддерживает Александра Григорьевича Лукашенко. Она не доминирует в обществе, и это чувствовалось на собрании, потому что делегатов очень плохо принял Минск — их освистывали. Это их напугало, и все эти два дня Лукашенко успокаивал делегатов: то предлагал им чуть не насильно сфотографироваться срочно, они как-то уклонялись от этого, а на второй день, когда говорил о конституционных изменениях, сказал, что, что бы ни было, он где-то кровью вывел, чтобы с голов депутатов не упал ни единый волос. То есть депутаты понимали, что они под угрозой, и этот страх ощущался.

- Помешал этот страх решить поставленные перед ВНС задачи? В чем, кстати, они вообще заключались?

— Собрание должно было решить несколько тяжелых вопросов для Лукашенко. Первый касался того, что ему нужна легитимность, потому что ее не хватает, и связано это с тем, что он прекрасно знает, что выборы он проиграл, просто силовики затыкают рты всем, кто вслух говорит о нелегитимности. Да и сам Лукашенко оказался заложником силовиков, потому что они обеспечивают ему власть. Понятно, что никаких расследований убийств, пыток не будет — любое расследование вызовет мятеж силовиков, и Лукашенко будет смещен.

Второе — надо было решать вопрос о дальнейшей власти, потому что с президентом России было согласовано 14 сентября 2020-го года, что Лукашенко вступает в транзит власти — чуть ли не весной этого года должны быть перевыборы. И теперь Лукашенко надо найти какую-то формулу, которая устроила бы и Москву, потому что сейчас он может выживать только за счет российского бюджета, но надо как-то обосновать, почему нет конституции. И единственное решение по этой части — созвать конституционную комиссию, которая будет год работать, и, возможно, через год будет референдум. То есть Лукашенко затягивает ситуацию как минимум до конца года.

Белоруссия: Есть ли жизнь после Лукашенко?
Белоруссия: Есть ли жизнь после Лукашенко?
- Когда озвучивалась инициатива придания Всебелорусскому народному собранию статуса конституционного органа, была использована формулировка «высшая форма народного представительства». Значит ли это, что ВНС может стать, например, главнее парламента? И может ли в таком случае Лукашенко использовать этот статус собрания для решения этих двух проблем, связанных с властью и ее легитимностью?

— Если выборы все-таки состоятся, но в результате их будет избран не тот человек, то в права может вступить Всебелорусское народное собрание, состоящее из сторонников Лукашенко. Оно может получить статус массового правительства, а править будет, соответственно, председатель такого собрания.

- И председателем будет Лукашенко?

— Не Александр Григорьевич. Скорее всего, вернутся к формуле 2017 года, когда Лукашенко первым заговорил об изменении конституции в контексте преемственности, то есть удержания власти. Тогда к президентству он готовил старшего сына. И когда он выступал на собрании, он сказал: вы снова выберете Лукашенко. Но не уточнил какого. Это такой вариант монархии.

- Если говорить о среднесрочной перспективе, как на внутриполитический кризис в стране повлияет просто сам факт придания ВНС статуса конституционного органа?

— Это разбалансирует остатки конституционности. Сейчас, объективно говоря, у власти стоит хунта силовиков, у которой Лукашенко находится в заложниках. В этом случае ВНС — это противовес его сторонников, знаете, как вариант КПСС. Ну и вряд ли это удержится, потому что, когда было высказано предложение объявить амнистию политзаключенным, собрание его, мягко говоря, не поддержало — подход карательный. Это вызвало очень жесткий ответ противников режима, которые напомнили делегатам, что они знают их, их семьи и, естественно, в недалеком будущем их тоже призовут к ответу. Это очень плохо, это усиленное сползание общества к гражданской войне.

Мы накануне войны. Основные итоги форума провластных сил Белоруссии
Мы накануне войны. Основные итоги форума провластных сил Белоруссии
© president.gov.by
- Что касается сделанных на ВНС заявлений. Глава МИД республики Владимир Макей заявил, что принцип нейтралитета уже не соответствует текущей ситуации в мире. Как на внешнюю политику Беларуси повлияет отказ от статуса нейтральной страны?

— Беларусь никогда не была нейтральной — она в ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности. — Ред.) находится. Под нейтральностью Лукашенко и Макей подразумевают многовекторность. Но Лукашенко, конечно, попытается и дальше играть между Россией и Западом и балансировать. Надежда на российское руководство, что оно остепенится и за 26 лет поймет, что он использует Запад для давления на Россию, вышибания ресурсов. Поэтому заигрывания с Западом, естественно, будут.

Тем более эксперты всегда говорили о том, что Лукашенко выгоден Западу: не надо тратиться, потому что Лукашенко в реальности действует против России и Россия сама его оплачивает. Пока Лукашенко у власти, не будет и российско-белорусской интеграции, в том числе экономической. Лукашенко будет и дальше дискредитировать Москву и российское руководство. Лукашенко — оружие против России, которое Россия сама и оплачивает.

- Может Москва выдвинуть ему какой-то ультиматум?

— Это будет поводом для Лукашенко обратиться к Западу, мол, имперская Россия на нас давит, уничтожает суверенитет. Он такие вещи уже делал. Поэтому, зная, что Россия все равно будет давать ему миллиарды долларов, он себя так и ведет.