- Марат, подходит ли происходящее в Белоруссии под определение цветной революции и приведут ли эти протесты к свержению Александра Лукашенко?

— Это не тот формат цветной революции, который мы привыкли видеть, потому что есть несколько факторов, которые отсутствуют и при этом работают на Лукашенко.

Первый — у него нет явного оппонента-лидера. Единственный, кто был, — это госпожа Тихановская, но она сбежала в Литву. И этим сильно осложнила работу модераторов протестов, которые сконцентрированы в основном в Польше.

Ответ Лукашенко Беломайдану. Медленное контрнаступление системы
Ответ Лукашенко Беломайдану. Медленное контрнаступление системы
© REUTERS, Andrei Stasevich/BelTA
Второе — это то, что нет политических партий, организаций, которые способны структурировать этот протест. Все, что сейчас происходит, — это попытка скоординировать определенны группы людей, которые не понимают, что их используют, и проплаченных организаторов уличных акций.

Третий фактор — это нет фактически независимых СМИ. То есть вся работа оппозиции идет через Telegram. Отсюда и появляются форматы давления на государственное телевидение и государственные СМИ в целом.

Четвертый фактор, что крайне важно, у Белоруссии есть договор о сотрудничестве в военной области с Россией. Что сильно ограничивает использование каких-либо прокси-сил.

Поэтому мы можем точно сказать, что население Белоруссии в какой-то своей части, заметной причем, устало от Лукашенко. Они устали от того, что рядом есть развитая устойчивая демократия, я говорю о России. Есть пусть неустойчивый, спорный, с олигархами, но все-таки какой-то политический процесс на Украине.

Они смотрят на Польшу, они смотрят на Прибалтику, и им кажется, что если сейчас использовать ту помощь, которую им оказывают, то они получат искомый результат. Это, конечно, не так, но такое заблуждение есть.

Еще раз подчеркну, это не цветная революция в привычном смысле. Это лайт-вариант, но это может очень быстро измениться в сторону эскалации, если будет какая-то острая провокация. Этого нужно опасаться, и этим озабочена российская сторона. Президент Путин уже разговаривал с госпожой Меркель и предупреждал, что недопустимо вмешательство во внутренние дела Белоруссии.

Думаю, есть данные, в том числе у нашей разведки, что такое вмешательство есть и будет попытка усилить его.

- Существует мнение, что забастовочное движение на белорусских предприятиях организовывают руководители этих заводов, чтобы после победы над Лукашенко провести приватизацию. Согласитесь ли вы с этим?

— На крупных промышленных предприятиях есть усталость от той формы экономики, которая существует в Белоруссии. Потому что их единственный рынок сбыта — это Россия, но вместе с тем они видят, что могут продавать шире и дальше. Но этого не происходит. Поэтому там, конечно, существует позиция менеджмента, но она не политическая, там есть, как вы правильно сказали, корысть.

Здесь я вижу повторение акций рабочих, которые проходили в России в начале 90-х, когда шахтеры стучали касками на Горбатом мостике у Белого дома. Это такая технология использования авангарда рабочих, которую потом выдают за общее мнение, то есть появляется некая группа активистов, а потом это представляют как массовую акцию. Например, На БелАЗе работает 11 тысяч человек, из них на акцию пришло порядка 200. Понятно, что, если эти 200 будут действовать активно, они смогут парализовать сборочную линию. И напишут, что БелАЗ встал. Поэтому, как вы правильно говорите, многое зависит от руководителей этих предприятий.

Белоруссия на пути к Руанде. Как белорусов стравливают между собой
Белоруссия на пути к Руанде. Как белорусов стравливают между собой
© РИА Новости, Виктор Толочко | Перейти в фотобанк
На белорусских заводах нет ЧОПов в нашем понимании. Если бы это происходило на российском заводе, то быстро появился бы ЧОП и действовал бы в рамках законодательства о забастовках, которое достаточно жесткое в любой стране. А у них такой практики нет, там до сих пор на входе стоит ВОХР.

- Пережитки советской системы?

— Можно и так сказать, но они просто не видели смысла в рамках сложившейся там системы.  Лукашенко надо было уходить раньше, но, скажем честно, не в интересах России, чтобы это было стремительно. Он сделал много ошибок, но сейчас для него наступил час Х и признать это открыто, а не танцевать в одежде национального лидера.

- Все же, несмотря на сильное давление и изнутри и извне, Александр Григорьевич ведет себя довольно уверенно. Что он должен сделать, чтобы справиться с политическим кризисом в своей стране?

— Во-первых, он должен снять розовые очки. У него очень крепкий характер, он прекрасный оратор, он никогда не сдастся, как мы это видели на Украине в лице Януковича.

Но если ты бьешься за свои убеждения, не оглядываясь на убеждения людей, которые за тебя голосовали, это ошибка. Но, на мой взгляд, за последнюю неделю он совершил феноменальную внутреннюю работу. Он может, говорит не так, как хочется многим политтехнологам, но тем не менее очки-то он снял. Он понял, что происходит внутри страны, народа, которым он руководит.

Поэтому у него сменилась риторика, он допускает новую Конституцию, новые выборы. Он понимает, что ему надо догонять свой народ в понимании некоторых процессов.

- А с чем связаны колебания Светланы Тихановской? Несколько дней назад она, по сути заявила о своем уходе из политики, попросив протестующих  не вступать в столкновения с силовиками, а недавно объявила себя национальным лидером. Запад сделал на нее ставку?

— Это личная трагедия. Тихановская оказалась в этом процессе волею судьбы. История, о которой она умалчивает сейчас, — это два часа разговора в Центральной избирательной комиссии с двумя высокопоставленными силовиками. Думаю, ей показали, что ее собираются убить, потому что живая она  не интересна, она слабая, не лидер. А вот в качестве сакральной жертвы она была бы интересна. Ей, очевидно, представили неопровержимые доказательства, которые показывали, что она может подвергнуться такой участи. Недаром она несколько раз говорила, что она мать и ей дороги ее дети.

Но когда Тихановская выехала в Литву, она попала под опеку модераторов, которые руководят этими процессами в Белоруссии. Ей, видимо, поставили условие: мы не можем оставить тебя здесь жить просто так, ты должна отработать это право. Вычеркнуть ее из этого процесса они не могли, так как сами объявили ее победительницей выборов. Отсюда эта история, когда Тихановская говорит, что готова стать национальным лидером, неким живым символом.

Но она не настаивает на том, что выиграла выборы. Это, конечно, сильно деморализовало ее сторонников в Минске, но вместе с тем разрядило обстановку.

- Какие дальнейшие шаги в отношении режима Лукашенко может предпринять Запад, кроме санкций?

— Запад очень дробный. В Европе есть несколько центров. Очень сдержанные комментарии Макрона: он говорит, что надо поддерживать протестующих, но не говорит, что Лукашенко не выиграл эти выборы. Молчит Меркель, молчат Италия и Испания, все крупные страны, основавшие Евросоюз.

«Лицемерие как оно есть»: Захарова раскритиковала Макрона за слова о Белоруссии
«Лицемерие как оно есть»: Захарова раскритиковала Макрона за слова о Белоруссии
© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанк
Активно работают в пространстве сателлиты США, в первую очередь, Польша. И Чехия в силу того, что там есть крупный разведывательный центр. Вся остальная Европа понимает, что идет большая политическая игра, которую модерируют из-за океана. Есть огромный интерес США, чтобы Европа покупала сжиженный природный газ, а не газ из России.

Второе, чтобы Европа покупала нефть из США или из других стран, но не из России. Экономические интересы, на самом деле, стоят на этих двух китах. Это нефть и газ, энергетика Европы.

- Но при чем здесь Белоруссия?

— Через Белоруссию идет единственный нефтепровод, он называется «Дружба», который одним концом уходит в Прибалтику, Литву и Латвию, а дальше идет в один из портов Польши, а затем в Германию. То есть если вдруг в результате санкций будет принято решение о том, чтобы не покупать нефть у России, которая проходит через нефтепровод «Дружба», то эта часть поставок нашей нефти остановится.

Обратите внимание, как сдержанно ведет себя Украина. Она страшно недовольна историей о наших 33 богатырях, но по одной простой причине: через территорию Украины тоже идет нефть и она зарабатывает на транзите. Примерно 60% Украины живут на ГСМ, которые вырабатываются из российской нефти, но на территории Белоруссии. Все Вооруженные силы Украины ездят на солярке, которая производится на заводах Белоруссии. Но это наша нефть.

То есть это большая нефтяная игра. Это ограничивает решения стран  в части санкций. Я не сомневаюсь, что будут персональные санкции против чиновников, но принципиальных санкций, которые касаются энергетических вопросов, Европа принимать не будет.

- Как долго еще будут продолжаться протесты в Белоруссии, устоит ли Лукашенко?

— Исторически Лукашенко уже проиграл. Вопрос в том, как он уйдет. В лучшем случае, если он себя поведет грамотно, и ему будут помогать, в том числе власти России, ему отведен примерно год.

Западные СМИ о китайских тайнах белорусского Майдана
Западные СМИ о китайских тайнах белорусского Майдана
© Sputnik | Перейти в фотобанк
За год он должен принять новую Конституцию и обеспечить преемственность власти в руки человека, который поведет страну по новым рельсам, но с опорой на взаимодействие с Россией.

Если он совершит ошибку или произойдет провокация, которая приведет к эскалации, то тогда развитие ситуации может привести и к военному конфликту.

- Но автоматически это будет означать вмешательство России.

— Не факт. Россия имеет право вмешиваться, если доказано вторжение официальных иностранных сил, тех же стран НАТО на территорию Белоруссии, и белорусский президент об этом попросит. Но мы, во-первых, должны признать, что у Лукашенко есть такое право, и он эти выборы выиграл.

А этого еще не случилось, еще не было инаугурации. Было только подведение результатов ЦИК. В этом процессе еще очень много юридических нюансов. Например, все ждут с нетерпением, кто будет новым премьер-министром Белоруссии. Потому что по Конституции, если президент уходит в отставку или не может исполнять свои обязанности, эти полномочия переходят премьеру, и под его руководством страна живет до новых выборов. И именно этот человек становится одним из основных кандидатов на должность будущего президента.

Россия не будет бросаться сломя голову в омут. Ей нужны будут четкие юридические основания, чтобы оказывать военную помощь. Это серьезнейший шаг.