Руслан Бортник: Лукашенко учел опыт Майдана и будет действовать значительно жестче Януковича
Руслан Бортник: Лукашенко учел опыт Майдана и будет действовать значительно жестче Януковича
© Facebook, Ruslan Bortnik
- Ильгар, как общественное мнение и экспертное сообщество в Азербайджане оценивает ситуацию с задержанием 33 россиян в Белоруссии?

— Это не первый «кризис» в отношениях между двумя странами. Это даже нельзя назвать «кризисом». Это больше недомолвки и расхождения. Но в данном случае действительно можно говорить о кризисных явлениях в отношениях.

Кем бы ни были эти задержанные — они все-таки являются гражданами России. Задержание такой большой группы людей все же говорит о том, что в отношениях двух стран есть осложнения.

Белорусская сторона предприняла действия на соответствующих основаниях. И в данном случае многое будет зависеть от реакции российской стороны. Пока что мы видели достаточно обтекаемую реакцию, какой-то более жесткой реакции нет. Видимо, российская сторона не хочет осложнять ситуацию.

В азербайджанской экспертной среде и общественном мнении все-таки считают это продолжением тех сложных отношений между двумя странами, которые складывались на протяжении последних десятилетий.

Мы еще помним момент, когда в Белоруссии был энергетический кризис, белорусская страна обратилась за помощью к Азербайджану, и ей выдали кратковременный крупный кредит, для того чтобы Минск решил свои текущие проблемы. Этот момент в двусторонних отношениях всегда подчеркивается.

- Лукашенко назвал «враньем» версию официальной Москвы о транзите россиян в другую страну, а российские официальные лица уверены в незаконности этого задержания. Чем, на ваш взгляд, эта история завершится?

— Лукашенко настаивает на том, что это были спецы из ЧВК «Вагнер». Этих высокооплачиваемых военных специалистов задействуют в достаточно сложных операциях, поэтому за ними должны стоять круги, которые могут позволить себе их нанять. Если опираться на эту версию, можно говорить о каких-то кризисных отношениях между отдельными политическими кругами в России и в Беларуси.

Мы помним про «торговые войны». Лукашенко неоднократно в прямом эфире называл, кому это может быть выгодно, какие есть интересанты в лице крупного российского бизнеса за этим стоять. Если так рассуждать, то кому-то в России, у кого бизнес завязан на белорусском направлении, может не нравиться Лукашенко..

Я не думаю, что к этому непосредственно причастно высшее российское руководство. Вполне возможно, что здесь действуют влиятельные, но не имеющие прямого выхода в Кремль группы. Эта версия имеет место, судя по заявлениям белорусской стороны.

В любом случае белорусская сторона в этой ситуации выступает в качестве ньюсмейкера. Белорусская сторона задержала людей, глава государства делает такие заявления, и на фоне практически полного отсутствия заявлений с российской стороны вывод напрашивается из заявлений Минска.

- Член Совета Федерации Олег Морозов заявил, что своими действиями Минск вычеркивает себя из союзнических отношений с Россией, а также рискует не только потерять статус переговорной площадки, но и возможность влиять на переговорной процесс по Донбассу. Действительно ли Россия может отказаться от подобных услуг белорусской стороны?

Дмитрий Болкунец о выборах в Белоруссии: будет ли Майдан, кто организатор, последствия
Дмитрий Болкунец о выборах в Белоруссии: будет ли Майдан, кто организатор, последствия
© Скриншот из видео Украина.ру
- Если Москва пойдет на этот шаг, она косвенно подтвердит версию белорусской стороны. Более того, сегодня по Донбассу серьезных движений не происходит, и поэтому создавать дополнительный ажиотаж вокруг этой темы в виде смены переговорной площадки никто не будет. Москва точно не пойдет на этот шаг. Это все из разряда предположений.

- Украинский политолог Руслан Бортник полагает, что в случае выдаче Украине россиян Москва может игнорировать все переговорные процессы не только по Донбассу, но и по Карабаху. Возможно ли такое развитие событий?

— Это тоже в области умозрительных предположений. Предпосылок для этого сегодня абсолютно нет. Такие предположения могут высказываться лишь в контексте всей политики России на постсоветском пространстве. Я думаю, что российская сторона будет локализовывать эту тему. Это не та тема, которую можно экстраполировать на все постсоветское пространство.

- Может ли сейчас Лукашенко угрожать свержение в виде Майдана, народного бунта или дворцового переворота?

— Я скептически к этому отношусь. Если мы посмотрим на систему безопасности в Белоруссии, то я думаю, что эта система действует достаточно эффективна. Вероятность событий по типу Майдана крайне минимальна. Там периодически проводятся профилактические действия. Поэтому на сегодняшний день такое развитие событий маловероятно.

Кроме того, в основе белорусского протеста нет серьезно организованной силы. Там есть определенные группы влияния, но нет очевидных внешних спонсоров этого Майдана, которые представляют серьезные политические круги и серьезные политические капиталы в различных странах.

- Как вы вообще оцениваете сегодняшнюю политику России в отношениях с Минском в контексте всей политики Москвы в бывшем СССР?

— Здесь, конечно, есть определенные противоречия, продиктованные характером двусторонних отношений, ситуацией по периметру российских границ, влиянием внешних сил, западным эмбарго в отношении России, влиянием сил внутри России, экономические факторы, влияющие на поведение отдельных российских акторов.

В этих условиях Белоруссия желает обеспечить большую независимость, поскольку Россия уже перестает быть ее донором. Россия другими соображениями руководствуется. Белорусская сторона хочет привлечь западных инвесторов. Это в свою очередь, не совсем вяжется с принципами в том же ЕАЭС и так далее.

Весь этот комплекс проблем говорит о том, что двусторонние отношения в ближайшее время не будут такими уж безоблачными. Будут какие-то проблемы. Но с другой стороны, все еще есть общий экономический базис, взаимозависимость рынков, общий рынок товаров/услуг, общий рынок рабочей силы.

Этот базис будет нивелировать этот кризис. Кризисные явления будут, но они не станут настолько большими, чтобы разорвать отношения между двумя странами. Украинский вариант не приемлем ни для России, ни для Белоруссии.