Не очень убедительная «Пропозиция». В Украине формируется «партия мэров»
Не очень убедительная «Пропозиция». В Украине формируется «партия мэров»
© РИА Новости, Игорь Маслов | Перейти в фотобанк
- Виталий, по всей Украине значительно ослабли карантинные меры. В чем это проявляется в Днепре?

— Мы живем в так называемом адаптивном карантине. Ходим без масок. В торговых сетях маски требуют. В маленьких заведениях — где требуют, где не требуют. По сути дела, это не карантин, и воспринимается это нормально. Уровень заболеваемости, в общем-то, не растет. Он значительно ниже среднего.

- Каким образом сейчас происходит восстановление экономики, и какова ситуация на промышленных гигантах?

— Промышленные предприятия, собственно, и не останавливались. Под конец карантина запустился завод имени Петровского (сейчас это Днепровский металлургический завод. — Ред.). Они в прошлом году начинали ставить на ремонт печи, что-то у них не получилось, потом начался карантинный кризис, и они в общем-то просто прикрылись, сильно сократили персонал. Сейчас ищут.

То есть те промышленные предприятия, которые были, есть и сейчас, работают, и на них это особо не сказалось. Но заведения (рестораны и магазины), конечно, сильно стонут. Очень много магазинов уехало с Красной линии, потому что не могут платить арендную плату с такими доходами.

- Власть что-то предпринимает для исправления ситуации?

— Местная власть больше занимается вопросами самопиара. Когда вводился жесткий карантин, мы были едва ли не лучшими в стране по всяким жесткостям. А когда возникло общее настроение, что карантин — это ерунда, мы стали едва ли не первыми в стране, кто отменял какие-то ограничения. У нас проблема немного в другом.

У нас проблема в том, что идет перманентная и усиливающаяся перед выборами война между городской (Филатов, Корбан) и областной властью, которая по большей части «зеленая», но с оттенком Коломойского. То есть глава облсовета Олейник — это откровенно человек Коломойского, а губернатор Бондаренко не очень понимает, на каком он месте сидит и что ему нужно делать. Олейник его опекает.

Так вот, между ними идет предвыборная войнушка во всех СМИ, во всех телеграм-каналах, во всех соцсетях. Друг друга поливают, обвиняют, и в 90% случаев поводом к этому становятся именно вопросы карантина, кто из них более карантинистый и разумный.

- Как вы оцениваете предвыборные перспективы «Пропозиции», в которой состоит Филатов?

— «Пропозиция» — это абсолютнейшая фикция. Я искренне не знаю, о чем думают мэры остальных городов, которые в нее вступили. Для Бори — это все понятно. Это локальный политический городской проект, который не связан с существующими проектами. То есть он дистанцируется от власти и оппозиции, и ему все равно было, как этот проект назвать. Просто «партия мэров» звучит красиво.

Это не политическая сила. Она не может иметь никакого влияния. По закону о выборах, от нее невозможно самовыдвижение. На ней сразу стоит штамп, что это личная партия Корбана и Филатова только для того, чтобы кого-то завести в горсовет и переизбрать Бориса.

То есть это не политический проект. Я ему долгой политической жизни не предсказываю. А что там делают мэры остальных городов — искренне не понимаю.

- Сейчас происходят нападения на активистов партии Шария. Обсуждается ли эта тема в городе?

— На удивление, не очень. Она обсуждается только среди тех жителей, кто придерживается крайне националистических или крайне оппоплатформовских взглядов. Основная масса проходит мимо. У нас для большинства проявить какое-то сочувствие или интерес к партии Шария — чуть ли не государственное идеологическое преступление. Я не вижу ни активности партии в городе, ни активности основной массы в качестве противников или сторонников.

- А как вы можете оценить перспективы ОПЗЖ в городе?

— Судя по опросам, которые проводились три-четыре месяца назад, у них идет рост, небольшой, но стабильный. Они набирают даже по социологии. Хотя Днепр — очень специфический город. Здесь трудно получить точную социологию. Здесь чаще не ответят, чем будут светиться. Статус «форпоста» образца 2014 года заставляет массовое сознание ему соответствовать.

- Обсуждаются ли в городе дела против Порошенко, и чем, на ваш взгляд, они в итоге завершатся?

— По крайней мере те дела, которые дошли до уровня выбора меры пресечения, ничем не закончатся.  Выбраны достаточно казуистические дела. Здесь до точного, понятного и обоснованного приговора дойти просто невозможно. Это, на мой взгляд, просто шоу.

Дела эти обсуждаются, но без особой активности. Хотя последние социологические опросы говорят, что чуть более 50% ожидают, что Порошенко и наиболее колоритные представители его периода власти получат приговор. Но это уже из категории легенд и былин.

- В Днепре на муниципальную гвардию хотят потратить 220 миллионов гривен из городского бюджета. С какой целью это делается и что по этому поводу думают горожане?

— Эти цифры немного неправильно толкуются. Это пятилетняя программа, не в один день все деньги выкинут. Это абсолютно нормальная программа финансирования с точки зрения зарплат, машин и всего прочего для этих "гвардейцев короля". Тут другой вопрос.

Какие-то силовые муниципальные образования вполне разумны. Существует много дыр, куда не пойдет полиция или Нацгвардия, потому что у них не хватит сил и средств. Нужна определенная охрана, нужно какое-то патрулирование против вандализма.

Другое дело, что эту муниципальную полицию называют личной гвардией Филатова. Потому что если она светилась где-то в СМИ, то только в контексте негатива: или силовой снос киосков, или передел парковочного бизнеса, или снос гаражей. То есть они предстают в качестве наглядного представления о том, каковы аппетиты мэрии и какие она готова принять меры в отношении города и горожан.

Еще раз акцентирую внимание, что у этой медали есть две стороны. Да, действительно необходимо патрулировать ту же набережную и новые парки, которые портят вандалы. Но используется она (муниципальная гвардия. — Ред.) исключительно для силовых наездов.

Теплов: Противостояние местных и областных властей добавило колорита карантину в Днепре
Теплов: Противостояние местных и областных властей добавило колорита карантину в Днепре
© Facebook, виталий теплов
- Прошло уже больше года с того момента, как Владимир Зеленский стал президентом. Как этот год оценивают в городе и чего ждут в дальнейшем?

— Вы знаете, наш город почему-то с каждым годом становится все более аполитичным. Он чем-то похож на Одессу: толерантный ко всему и занимающийся сам собой. Я не вижу здесь политических баталий, всплеска интереса к политике, каких-то конфликтов. Есть крохотные группы активистов разных партий, которые устраивают между собой срач в соцсетях и играют в вывешивание и снимание флагов и знамен. Их используют в борьбе против мэрии и облсовета и наоборот, в роли шестерок.

Отношение к Зеленскому в подавляющем большинстве негативное. Число тех, кто был его противником, растет, потому что он якобы антитеза «патриотическому» Порошенко и «армии, мове, вире». А те, кто за него голосовал (сознательно или в знак протеста против Порошенко), просто уткнулись носом в то, что продолжается порошенковская политика и что Зеленский и Порошенко — близнецы-братья. Просто Зеленский молод, весел и современен, а Порошенко больше похож на чиновника времен СССР.

Но суть дела от этого не меняется. От Зеленского ждали наведения порядка в правовом поле, порядка на улицах. От него ждали какой-то борьбы с коррупцией. Ничего этого не происходит. К тому же, карантинный период усилил запрос на что-то хорошее, но этот запрос не реализуется.

Хотя у правительства есть программа «Большая стройка». Я недавно ездил в Бердянск за 300 километров, и с удивлением обнаружил, что в мае 85% абсолютно убитой дороги сделано, и не поверил своим глазам. То есть такие позитивные моменты прорываются.

- И такой глобальный вопрос. Как вам видится будущее Днепра? Он сможет восстановить былую славу промышленной и интеллектуальной столицы Украины?

— Я бы назвал его финансовой столицей, причем теневой финансовой столицей. Потому что статус промышленной столицы уже немножечко притянут за уши. Это закончилось в 80-х годах. У нас нет высокотехнологичной промышленности с высокой добавленной стоимостью, за счет которой мы можем выбиться в лидеры. У нас промышленность — второго, третьего, максимум четвертого уровня передела.

Промышленной столицей мы не будем, туристической тоже. Хотя наша городская политика ставит своей целью создать туристическую привлекательность. Это все-таки не объект для туристического интереса. Вот какой-то финансовый, какой-то стартаповый, высокотехнологичный — в принципе может быть.

У мэрии есть один проект, который я оцениваю крайне позитивно. Речь идет о создании техногородка, куда по идее должны прийти какие-то крутые инвесторы с какими-то крутыми технологиями. Но эта процедура длится уже четвертый год, очень медленно, и никаких прорывов здесь не видно.Стратегия развития экономики должна быть не городская, а больше областная. Но и она отсутствует напрочь.