Соблазны и опасности президентских выборов в Белоруссии. Лукашенко сделал первый шаг
Соблазны и опасности президентских выборов в Белоруссии. Лукашенко сделал первый шаг
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
В воскресенье, 31 мая, в разных городах Белоруссии прошли пикеты по сбору подписей в поддержку выдвижения кандидатами в президенты нескольких участников избирательной кампании, альтернативных Лукашенко.

По данным правозащитной группы «Весна», милиция задерживает сборщиков подписей. Среди них: активисты Белорусской социал-демократической партии («Народной Грамады»), лидером которой является известный оппозиционер Николай Статкевич, и сборщики подписей в поддержку выдвижения кандидатом в президенты Светланы Тихановской — супруги оппозиционного блогера Сергея Тихановского, которому ЦИК отказал в участии в политической кампании.

При этом в Минске был задержан сам Статкевич. По данным правозащитников, в задержании не участвовал ни один милиционер в форме, в связи с чем его супруга написала заявление о похищении мужа.

Тихановский также был задержан во время митинга в Гродно в пятницу, 29 мая. По данным очевидцев, после восьми вечера его стала хватать за одежду некая женщина, требуя показать жену и возмущаясь сбором людей в период коронавирусной опасности.

Политолог Шпаковский: Как человек, я не желаю Тихановскому зла, но призывать людей к Майдану - опасно
Политолог Шпаковский: Как человек, я не желаю Тихановскому зла, но призывать людей к Майдану - опасно
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Блогер попробовал увернуться, после чего к нему подбежали люди в штатском и омоновской форме и затащили в свою машину.

- Богдан Анатольевич, насколько, по-вашему, действия правоохранителей Белоруссии, задерживающих оппозиционных агитаторов, соответствуют законодательству страны и ее конституции?

— Ну, из того, что я видел, нет, не соответствуют. Например, я видел полный вариант видеозаписи со встречи для выдвижения Тихановского, где собирали за него подписи. И, безусловно, то, что там вытворяла эта дама, можно однозначно назвать провокацией. Никакого нападения со стороны Тихановского или его сторонников на правоохранителей не было.

При всем противоречивом отношении к Тихановскому, которого ряд экспертов считает провокатором, который работает на, в том числе, обострение ситуации, опосредованно на Лукашенко, все-таки здесь он действительно никоим образом не был виноват в том инциденте, который ему приписывают.

Из Белоруссии поступает масса сообщений о том, что людей, которые хотят подписаться за других кандидатов, задерживают, выписывают им штрафы достаточно ощутимые для белорусского гражданина. Одному из них, например, выписали штраф по надуманному делу в 1350 белорусских рублей — это примерно $500-600.

Наличествует недвусмысленная угроза со стороны действующего президента Лукашенко в адрес других кандидатов. Как это может соответствовать нормальному избирательному процессу, Конституции? Никак. Это фактически попытка монополизировать власть без каких-либо выборов, превратив их в фарс.

Поэтому то, что я сейчас наблюдаю, можно охарактеризовать как крайнюю усталость жителей Белоруссии от Лукашенко. Несмотря на то, что сами по себе белорусы обладают очень спокойным менталитетом, они выходят на улицы и стоят по несколько часов в очередях, чтобы подписаться за любого оппозиционного кандидата. Люди устали бояться репрессий, правоохранительных органов, угрозы увольнения, штрафов и так далее.

- И власть ощущает в этом какую-то опасную перспективу? Почему ситуация так электризуется, учитывая то, что Лукашенко обладает по сути полнотой власти, имеет поддержку населения?

— В реальности, конечно, никакой массовой поддержки у Лукашенко нет. В лучшее время — несколько месяцев назад — ему давали рейтинг примерно в 10%. Сейчас его рейтинг опустился еще ниже — от 3% до 6%.

Люди очень интенсивно принимают участие в интернет-голосованиях. И при всей условности этих голосований они показывают, что никакой поддержки в 80-90% у Лукашенко нет. Все эти голосования можно сопоставить с многокилометровыми очередями в белорусских городах желающих подписаться за альтернативных кандидатов.

Более 30 оппозиционеров были арестованы в ходе демонстраций против Лукашенко в Белоруссии
Более 30 оппозиционеров были арестованы в ходе демонстраций против Лукашенко в Белоруссии
© AP, Sergei Grits
Понятно, что действующего президента все это очень раздражает и беспокоит: он не сможет выиграть в честной конкурентной борьбе. Поэтому он вынужден применять технологии, манипуляции, задержания. И действительно это касается и блогеров (Тихановский — ред.), и банкиров (кандидат Виктор Бабарико — ред.), и айтишников (кандидат Валерий Цепкало — ред.). Они же все очень разные люди по своим социальным ролям, но все рассматриваются гражданами как возможная, желаемая альтернатива, потому что семейство Лукашенко уже не воспринимается белорусами как гарант их интересов.

Но он по-прежнему рассчитывает переназначить себя на шестой срок и в том или ином виде спровоцировать события, которые будет использовать, чтобы обрушить репрессии на своих оппонентов. Сейчас он уже начинает говорить об угрозе беспорядков, цветной революции, каких-то там схронах оружии, боевиках, которые проникли. Эта технология использовалась и раньше, например, когда через границу якобы прорывались боевики мифического «Белого легиона». Так и сейчас для того, чтобы завинтить гайки, лишить возможности своих конкурентов бороться в честной борьбе, он может использовать эти технологии.

А сейчас ряд людей действительно набирает достаточно большую популярность. Это, прежде всего, Бабарико, это, безусловно, Цепкало и еще ряд людей, в которых избиратели видят не то что оппозицию даже, а просто хоть какую-нибудь альтернативу действующему президенту.

- Как по-вашему, за этими альтернативными кандидатами кто-то стоит или они самостоятельные фигуры?

— Я, конечно, не думаю, что они полностью самостоятельные. Я думаю, что либо за этими оппозиционерами стоит некая политическая сила, либо это расчет на сотрудничество с властью в каком-то ключе. Но дело в том, что иногда в истории складываются моменты, когда люди, для которых готовилась одна роль, вдруг получают возможность существенно нарастить свое политическое, медийное влияние и, приобретя этот капитал, претендовать уже на совершенно другие роли.

Я думаю, что именно поэтому Лукашенко сейчас так боится даже блогера Тихановского. Ну казалось бы, ты 26 лет управляешь страной, ты президент, у тебя вся страна в руках. И ты боишься какого-то блогера? Но учитывая вышеперечисленные факторы, он действительно его боится, и этот блогер действительно может превратиться в реального политика, который сможет и будет соперничать с Лукашенко.

Что уж говорить о человеке, который обладает еще и хорошим финансовым, медийным ресурсом, — я имею в виду Виктора Бабарико или Валерия Цепкало, который руководил парком информационных технологий, которым любил хвастаться сам Александр Григорьевич, подчеркивая, что это выгодно отличает его страну от нашей.

Эти люди сейчас будут искать поддержку. В том числе они могут искать эту поддержку и у России. Я не думаю, что кто-то из них является пророссийским кандидатом. Любой из них может получить поддержку как на Западе, так и в России, но главное, что сейчас они пользуются поддержкой населения.

- Допускаете ли вы наличие договоренностей между кем-то из кандидатов и властью? Тут Лукашенко заявил, что в Белоруссии нет «Пашинянов и Зеленских», поэтому Майдана белорусского ждать не приходится. Может ли Лукашенко попытаться использовать кого-то из альтернативных кандидатов для дискредитации всего оппозиционного движения?

— Вы знаете, я думаю, что попытаться он может это сделать, но учитывая исторический момент, который уловили все, кто хоть сколько обладает политическим чутьем, никто из них не согласится быть марионеткой. Большинство захотят превратиться в самостоятельных политиков.

Политолог Дзермант: После слов белорусского блогера Тихановского о Майдане его перестанут считать нормальным человеком
Политолог Дзермант: После слов белорусского блогера Тихановского о Майдане его перестанут считать нормальным человеком
© Facebook, Алексей Дзермант
Даже [президент Украины Владимир] Зеленский, который, прямо скажем, президент слабый, все-таки пытается быть самостоятельной фигурой в политическом поле. Хотя у него, конечно, это не получается, но по другим причинам.

Для всех этих людей главным препятствием является та авторитарная модель политической системы, которую выстроили в Белоруссии за последние 26 лет. Если они смогут каким-то образом расшатать эту систему, то тогда, конечно, это будет успехом с их стороны. Но для этого не нужен Майдан — для этого достаточно открытых, честных, демократических выборов.

Майдан — это, скажем, цветная революция, которая предполагает смену элит без какого-либо демократического механизма. Вот на Украине, например, у власти был [Виктор] Ющенко, потом его сместил [Виктор] Янукович. Янукович обладал достаточно мощной поддержкой, по сравнению с Лукашенко сейчас, — на уровне 22% к моменту Майдана. И именно потому, что Януковича не могли победить открытым демократическим путем, против него задействовали этот сценарий цветной революции.

Лукашенко пугает всех Майданом. Но на самом деле он сам по себе один большой усатый Майдан, который постепенно двигает страну на Запад без каких-либо цветных революций. Помимо прочего, он сохраняет неэффективную модель экономики, пытается по-прежнему паразитировать на российском государстве и при этом двигается на Запад.

- А будет ли Россия поддерживать кого-то из кандидатов?

— Россия сейчас демонстративно дистанцировалась от выборов, она не поддерживает ни одного из кандидатов, и я считаю, это правильно. Пусть белорусский народ сам разберется, или же пусть Лукашенко продемонстрирует еще раз, как он авторитарно навязывает себя в качестве единственного представителя власти.

В данной ситуации, если кто-то из этих кандидатов выиграет — Бабарико, Цепкало, Тихановский — Россия сядет с ним за стол переговоров. В любом случае тогда уже откроется новое небольшое окно возможностей, потому что с Лукашенко сейчас договариваться уже невозможно. Он уже продемонстрировал много раз, что он недоговороспособен, не держит слово, угрожает, ведет себя несдержанно, а иногда вообще по-хамски. В данной ситуации это человек, от которого совершенно не знаешь, чего ожидать.

Осознавая это, мы не можем ему доверять масштабное российско-белорусское сотрудничество. Если в Белоруссии к власти придет просто какой-то разумный политик — не обязательно жутко пророссийский, но договороспособный, конечно, мы будем с ним сотрудничать.  

Сейчас Россия дистанцировалась, наблюдает, не может влиять существенно на процессы, которые там происходят хотя бы в силу того, что у нас на территории Белоруссии нет никаких информационных инструментов. Поэтому мы не можем, даже если бы хотели, поддержать кого-то из кандидатов. Можем их поддержать только отсюда.

Но, насколько я понимаю ожидания российских элит, они не спешат это делать, поскольку считают, что в данной ситуации, поддержав кого-то из кандидатов, они могут, во-первых, поставить его под удар, а во-вторых, Россия устала нести ответственность за то, что происходит в других республиках, даже если они нам очень близки и являются частью Союзного государства, как Белоруссия.

- Будет ли реакция со стороны России и Запада на текущие события, в частности, действия правоохранителей в Белоруссии?

— Сейчас, я думаю, на это все реагируют спокойно, потому что пока вся эта борьба не вошла в завершающую стадию, пока мы еще видим искорки этого костра. Соответственно, если он разгорится, может быть реакция.

Я думаю, со стороны Запада реакция точно будет. Там будут указаны нарушения и, возможно, эти выборы и не признают, если там победит Лукашенко. Я думаю, что  Россия так же может поступить — нарушений очень много. Все сейчас видят, что существует масштабное движение среди простого населения, направленное против Лукашенко. Он вовсе не такой популярный народный президент, каким его представляют его имиджмейкеры.