- Сергей, суд в Житомире 29 ноября смягчил меру пресечения для политического узника, журналиста Василия Муравицкого, назначив вместо круглосуточного ночной домашний арест. Лёд тронулся? Как вы оцениваете ситуацию со свободой слова и мнений при новой власти?

— Я бы охарактеризовал ситуацию как хрущёвскую или горбачевскую оттепель — в переносном смысле, конечно, и с долей иронии. Это ещё не весна. Есть надежды, но есть и основания для тревог. Если говорить о надеждах, то я сразу после судебного заседания встретил Василия Муравицкого в центре города — теперь он может ходить по улицам хотя бы днём. Мы побеседовали, я записал с ним видеоинтервью — первое после смягчения меры пресечения, его можно посмотреть на моей странице в Facebook. Василий рассказал о том, какие абсурдные обвинения против него выдвигаются, вспомнили о его знаменитом уже коте Пампухе, которого следствие сочло «агентом», надо полагать, Кремля. Выяснилось, что «агент» сидит дома, кушает сухой корм.

- Конечно, смягчение меры пресечения — это хорошо, но Василий Муравицкий по-прежнему носит электронный браслет?

— Да. Кстати, эта штука очень не дешёвая… Защита утверждает, что дело против журналиста рассыпается, будем надеяться, что уже в этом году он будет полностью оправдан. Но сколько же времени он провёл в СИЗО, а потом находился под круглосуточным домашним арестом просто за то, что его мнение не совпало с «единственно правильным» мнением при режиме Порошенко.

- Конечно, будем надеяться, что Василия Муравицкого оправдают. Но пока он ходит с браслетом, хотя режим как будто бы сменился…

— Машина репрессий, запущенная при Порошенко, пока не остановлена, но иногда кажется, что она притормаживает. По делу журналиста Павла Волкова был оправдательный приговор. Надеюсь, это будет не единственный случай, и Муравицкий будет оправдан тоже. Он, кстати, один из немногих, кого международные правозащитные организации признали узником совести.

С другой стороны, и сейчас многие журналисты, блогеры, просто пользователи соцсетей по-прежнему преследуются. Во Львове в СИЗО находится журналистка Елена Бойко. Мы видим печальную ситуацию, когда суд в Харькове оставил в силе приговор к 12 годам заключения для 85-летнего учёного Мехти Логунова. Возраст, состояние здоровья — и 12 лет тюрьмы! Просто жалко старика. При этом видим, что коррупционеры, разные подонки, которые обворовывали и продолжают обворовывать страну, на свободе и хорошо себя чувствуют. А старика закрыли, сделали из него страшного преступника в кавычках. Это вообще ни в какие рамки не укладывается.

- Защита Мехти Логунова и он сам заявляют, что дело сфабриковано, такого же мнения придерживаются многие оппозиционные политики и общественные деятели. По их мнению, на самом деле вина Логунова заключается лишь в том, что он занимал антимайданную позицию, выступал против войны. За позицию преследуют не только журналистов…

— Когда мы говорим о свободе слова и мнений, нельзя ограничиваться только сферой СМИ, свобода мнений должна быть гарантирована во всех областях жизни. Тут ситуация кардинально не изменилась, репрессивная машина продолжает подминать людей. В общем и целом можно сказать так: ситуация оставляет желать лучшего.

- Вы сами как журналист и общественный деятель сталкиваетесь ли сейчас с каким-либо давлением?

— При прежней власти, во времена Порошенко, приходилось с этим сталкиваться. На меня пытались оказывать давление, например, когда я выступал в защиту ветеранских организаций. За последние полгода при новой власти, слава Богу, таких случаев не было. Надеюсь, что и не будет, что здравый смысл в Украине победит и, как поётся: ночь пройдёт, наступит утро ясное. Будем философски подходить к этому: всё меняется, и день обязательно сменит ночь.

- Иносказательно…

— Конечно. Ночь еще не отступила. Машина пропаганды при Порошенко основательно промыла умы. Но всё же люди видят, что в жизни происходит совсем не то же самое, что в телевизоре. Видят, что жить трудно, что нет работы, что низкие зарплаты, а тарифы растут, а медуслуги стали платные, медучреждения закрывают, персонал сокращают, «скорая» не приезжает… В нищей стране проводят медреформу по американскому образцу. Это всё не в космосе ведь происходит, а здесь, так что люди начинают сравнивать, думать и, я надеюсь, понимать.

- А эта упомянутая вами машина пропаганды работает по-прежнему? Или есть какие-то изменения?

— Ответ зависит от того, какие телеканалы будем смотреть. Порошенковские каналы по-прежнему крутят своё кино, свои пропагандистские ролики, насаждая агрессию и ненависть. Другие каналы несколько изменили тон. Но, повторю, это всё пока только начало оттепели, до весны, наверное, далеко.

Пусть небольшие изменения, но они есть, и они всё же к лучшему. Так что не будем впадать в пессимизм. Ещё раз хочу выразить надежду на то, что Муравицкого оправдают и в делах других преследуемых за инакомыслие произойдут изменения. Тогда можно будет сказать, что меняется ситуация в целом. И она должна измениться. Как говорил Вячеслав Черновол, слово неподсудно. Как можно судить за слово, за мнение?

И ещё раз подчеркну, что свобода слова должна быть гарантирована не только в журналистике, но и на политическом поле, чтобы люди могли свободно высказываться по всем проблемам. Тогда они, несмотря на закон о декоммунизации, смогут более эффективно бороться за социальную справедливость, за социальное государство — словом, бороться за свои права. Сейчас эта борьба затруднена.