— Я думаю, что разговоры о пришествии ИГИЛ в республики Центральной Азии очень сильно преждевременны. О заметном влиянии ИГИЛ мы не можем говорить даже в Афганистане и Пакистане, и уж тем более нет оснований говорить об этом в отношении Центральной Азии. Имеет место использование этого бренда с обеих сторон — как со стороны радикальной исламской оппозиции, так и со стороны госструктур, включая силовиков и правоохранительные структуры. Скажем так, этот бренд уже используют для влияния на общественное мнение. А радикальным исламистским группам выгодно брать бренд ИГИЛ для придания себе авторитета.

«Границы активности ИГИЛ определяют США»

То есть, по сути, мы имеем дело с эффектом такого идеологического «снежного кома». Но о реальном влиянии в республиках Центральной Азии говорить не приходится.

— То есть, что наиболее реально, так это вербовка кадров для ИГИЛ в регионе?

— Кроме вербовки пока и говорить не о чем. Только в Афганистане могу назвать один случай, когда объявилась группировка под флагом ИГИЛ, чтобы попытаться привлечь на свою сторону другие группировки. Но они встретили сопротивление — начались боестолкновения с теми, кто называет себя ИГИЛ и талибами.

— Известно, что напряженная ситуация сейчас на границе Туркмении и Афганистана. Там группировка ИГИЛ не проявила активность?

— На территории Афганистана возле афгано-туркменской границы действует группировка численностью не более 200 человек, которую возглавляет бывший советский офицер по имени Акмурад. В Афганистане он известен как Акмурад Туркменский, поскольку он оттуда родом. Боестолкновения там происходят, но надо сказать, что помимо ИГИЛ там есть огромное количество различных группировок, и эта группа никоим образом там не доминирует.

Сами себя они называют ИГИЛ. Я допускаю, что на туркменском направлении и на северо-западе Афганистана может усиливаться какое-то игиловское ядро, поскольку там в дестабилизации обстановки заинтересован Катар. Это государство на сегодняшний день является главным внешним куратором Исламского государства. Все дело в том, что Катар не заинтересован в строительстве газопровода и экспорте газа из Туркмении. Активизация различных группировок в этом регионе для него является инструментом воздействия на ситуацию.

— Можем ли мы говорить о том, что, скажем так, идейные основания, которых придерживается ИГИЛ, получают все большую поддержку в регионе?

— Знаете, когда Советская армия вела боевые действия в Афганистане, то не единожды возникали ситуации, когда приехавшие в страну арабы-салафиты пытались учить афганцев «чистому исламу». Но в Центральной Азии, включая Афганистан и бывшие среднеазиатские республики, всегда присутствовал суфийский ислам с включением в него различных моноэтнических традиций. Здесь очень большое религиозно-философское наследие, а то, что предлагает ИГИЛ — это полная примитивизация.

«Границы активности ИГИЛ определяют США»

Поэтому, я думаю, что в регионе нет почвы для широкого распространения подобных идей, за исключением отдельных маргинальных слоев населения. В Киргизии ислам имеет очень ярко выраженный этнический характер, в несколько меньшей степени это касается и Казахстана. Посмотрите, в Киргизии все мечети построены по этническому принципу: киргизские, узбекские, дунганские, уйгурские…

«Границы активности ИГИЛ определяют США»

Так что, идейное влияние ИГИЛ не может здесь быть массовым — только в отдельных маргинализированных слоях.

— Местное духовенство и власти понимают реальную ситуацию? Принимают какие-то меры противодействия?

— Они в основном заняты тем, что всячески эксплуатируют образ этой угрозы. Недавние события в Бишкеке, где произошло столкновение спецназа с местной группировкой, тут же объявили атакой ИГИЛ! Кстати, и в Афганистане криминальные группировки тоже поднимают черные флаги, чтобы повлиять на сознание обывателей. Все используют ситуацию в своих интересах.

Власти и силовики заинтересованы в еще больших объемах помощи, в повышении своей статусности. Власти Киргизии и Таджикистана заинтересованы в большей помощи со стороны России. Но смешно же читать, что нападавшие в Бишкек хотели напасть на российскую авиабазу в Канте! Я с трудом могу представить нескольких боевиков, забрасывающих мешками с селитрой огромный аэродром. Это очень глупо и наивно, но это, тем не менее, эксплуатируется, потому что это выгодно.

Можно постараться еще что-то выторговать, лишний раз о себе напомнить. Однако надо иметь в виду, что ИГИЛ воюет на территории Ирака и Сирии — это антишиитский и антииранский проект по своим целям.

И объем выполнения задач в рамках этого проекта определяют его создатели — США. Они и обозначают для ИГИЛ пределы возможного. Бывает, конечно, самодеятельность типа нападения на границы Саудовской Аравии, но говорить о влиянии на регионы вне обозначенных пределов все-таки не стоит.

Оригинал публикации