В России Новый год по григорианскому календарю предваряет Святки, начинающиеся с Рождества Христова, а на Украине он является срединой зимних праздников, которые тут фактически стартуют 19 декабря, в день Святого Николая. Однако в обеих странах финалом этого праздничного цикла является 19 января — Крещение Господне, или, как этот день называет Церковь, Богоявление.

Неотъемлемой частью православных богослужений в этот день является чин освящения воды. Но далеко не все знают, что происходит он по правилам, которые ещё в 1646 году были описаны в «Требнике», подготовленном Митрополитом Киевским и Галицким Петром Могилой.

Кроме того, в своём слове «Наказаніе о Богоявленской священной водѣ, яко естъ отъ Бога данное, общее и явственное истинныя церкви знаменіе» Митрополит Пётр привёл четыре примера чудес со святой Богоявленской водой, которая после освящения долго сохраняется и даже со временем превращается в вино. Такое чудо превращения святой воды в вино своими глазами видел Пётр Могила в Десятинной церкви.

«Требник» Петра Могилы окончательно отправил в прошлое бытовавшую на малороссийских землях традицию причащения Богоявленской водой. Она уходила корнями во времена древних христианских Церквей, когда существовал обычай причащать святой водой тех, кто за тяжкие прегрешения был отлучён от причастия Святых Тайн.

Ещё на Поместном Соборе в 1640 году Митрополит Пётр заявил, что «причастие Агиазмою (Богоявленской водой — прим.) искреннее есть суеверие, о котором в Греческих Требниках никакой пометки нет, ибо в Церкви Святой Восточной единое Причастие Тела и Крови Спасителя нашего Иисуса Христа, в обеих ипостасях Хлеба и Вина, знаем».

Но заслуги Митрополита Петра Могилы перед православной Церковью куда значительнее, чем подготовка «Требника». Фактически этот церковный деятель стал тем символическим камнем (ведь имя «Пётр» происходит от греческого Πέτρος — камень), который остановил и повернул вспять распространение Унии на нынешних украинских землях.

Будущий митрополит Пётр родился 31 (21) декабря 1596 года в городе Сучава (ныне Румыния), и в крещении был наречен в честь святителя Петра Московского. Он был третьим сыном в благочестивом семействе высокородных молдавских бояр Могила (в современной румынской транскрипции — Мовилэ), которые в то время занимали господарские престолы Дунайских княжеств. Его отец Симеон Могила был в 1600-1602 годах господарем Валахии, а с 1606 года до своей кончины в 1607 году — господарем Молдавии.

В 1612 году Могилам, после конфликта с Кантемиром Мурзою, занявшим престол господаря, пришлось бежать в Польшу, где у них были сильные и богатые родственники.

Пётр Могила получил образование во Львовском братском училище в строго православном духе, враждебном унии. Продолжил свое образование в разных университетах Европы — в частности, прослушал курс словесных наук и богословия в Парижском университете.

Вернувшись в Речь Посполитую, он служил в польских войсках и даже отличился в битве под Хотином в 1621-м. Однако под влиянием Киевского митрополита Иова (Борецкого), решил оставить военную службу и принять духовный сан.

Около 1624 года Пётр Могила поступил в Киево-Печерскую Лавру, где разделил судьбу гонимых польскими властями православных иноков.

Нужно отметить, что в результате Брестской унии 1596 года в Киевской митрополии произошёл раскол на униатов (греко-католиков) и противников объединения с Римско-католической церковью. Правящие круги и католическая знать Речи Посполитой во главе с королём Сигизмундом III поддержали униатов. Традиционное православие было переведено на положение нелегальной и гонимой властями конфессии, а значительная часть её имущества была передана униатам.

Однако даже к середине 1620-х годов в Киево-Печерской Лавре осталось немало высокообразованных и деятельных православных монахов, шёл перевод святоотеческих книг, составление и публикация трудов в защиту православия.

В такой среде Пётр Могила довершил свое образование, а в 1627 году по настоянию учёных монахов был избран архимандритом Лавры. Его попечением была обновлена церковь Успения Божией Матери, украшены святые пещеры, возвращен под управление Лавры древний Пустынно-Николаевский монастырь, основана Голосеевская пустынь, на его счет устроена богадельня. С благословения митрополита Иова, Могила на свои средства отправил за границу несколько способных молодых людей для усовершенствования в науках.

Будучи подчинён напрямую Константинопольскому патриарху как ставропигиальный великий архимандрит, Могила был неподвластен Киевскому митрополиту. Петр был близок с митрополитом Иовом — последний, умирая, оставил ему свою библиотеку и назначил своим душеприказчиком.

Но с его преемником, митрополитом Исаией (Копинским), у Могилы сложились менее доверительные отношения — по мнению некоторых историков, враждебные. Этим противостоянием и было обусловлено то, что Петр взялся за основание нового православного просветительского центра в Киеве, — невзирая на уже существующее Киевское братское училище.

Архимандрит Пётр положил много сил на создание нового высшего духовного училища при Лавре — первого в своем роде в восточнославянских землях. По возвращении посланных за границу юношей он поставил их учителями, а также пригласил ученых из Львовского братства. Организовал в Лавре первое общежитие для бедных студентов, дав для содержания училища несколько деревень из своего имения и лаврских волостей. Новое училище «для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках» открылось в 1631 году.

Вскоре, когда киевские братчики признали его блюстителем и опекуном своей школы и подчинили ее исключительно власти Константинопольского патриарха, Петр соединил свою лаврскую школу с братской. Это дело благословили патриарх Константинопольский Кирилл (Лукарь) и митрополит Киевский Исаия (Копинский), письменно одобрили православные епископы и лаврское братство.

К тому времени польский престолонаследник королевич Владислав выразил готовность вернуть православным право легального существования Речи Посполитой.

Сейм, на котором Владислав был 8 ноября 1632 года избран королём Польши, также принял новые условия узаконения Православия. В первый раз после заключения Брестской унии в Речи Посполитой было на государственном уровне торжественно признано существование православной Киевской митрополии и четырёх епархий.

Одним из условий легализации Православной Церкви было отрешение многих прежде избранных епископов и выбор новых. Тогда же на Сейме митрополит Исаия был объявлен лишенным сана, и православные делегаты избрали новым митрополитом Петра (Могилу), с сохранением за ним лаврского архимандритства.

Это было сделано в условиях новой войны с Московским государством, в которой Владислав нуждался в поддержке православного русского населения Речи Посполитой, — а прежняя православная иерархия, перенесшая тяготы гонений со стороны униатов и властей, склонялась на сторону Русской Православной Церкви и Москвы.

Кроме того, архимандрит Петр поставил на вид православным делегатам Сейма тот факт, что борьба с униатами теперь только начинается, а дряхлый митрополит Исаия не сможет вести ее достаточно энергично.

Тут же на Сейме, уже как избранный митрополит, Петр ходатайствовал о преобразовании устроенной им Братско-Богоявленской школы в академию.

Римо-католическое и униатское духовенство, а также некоторые из знатнейших членов Сейма решительно воспротивились этому. Но король не решился восстанавливать против себя православных и выдал ему привилегию, где вместо академии Киевское училище было названо Коллегией с пространным курсом богословия и философии.

Смещение митрополита Исаии было узаконено тем, что Константинопольский патриарх Кирилл (Лукарь) прислал избранному владыке Петру архипастырское благословение на митрополию.

Однако среди православного духовенства оставались и сторонники митрополита Исаии, которые винили Петра в личном честолюбии. Поэтому Петр устроил свою хиротонию не в Киеве, а во Львове. Здесь на Фоминой неделе 28 апреля 1633 года он был возведён в сан митрополита Киевского и Галицкого, а прежний митрополит Исаия был низложен. Затем новопоставленный митрополит отправился в Киев, где его при въезде встретили двумя известными панегириками — от лаврской братии и братской школы. По въезду в Киев, ему пришлось запрещать и низлагать священников, стоявших за Исаию, а самого бывшего митрополита насильно перевезти в Лавру.

Первым делом новый Митрополит возвратил захваченные ранее униатами Софийский собор и Выдубицкий монастырь, которые были перестроены, восстановил и устроил храм Спаса на Берестове и храм трех Святителей.

В 1635 году по приказу Петра Могилы были отрыты и очищены от развалин остатки Десятинной церкви, под развалинами которой обрели мощи равноапостольного князя Владимира. Митрополит прилагал усилия к общецерковному прославлению Печерских святых, при нём был составлен Патерик Печерский.

По вступлении на митрополичий престол он также приступил к устроению Киевской коллегии, которая неизменно пользовалась его особым вниманием и получила в его честь название Могилянской. Она была вполне устроена и обеспечена, хотя и претерпевала притеснения киевского воеводы.

Киево-Могилянская коллегия стала первым высшим учебным заведением на восточнославянских землях. Чтобы противостать современной римо-католической учености на том же уровне, митрополит Петр позаимствовал весь строй новой школы с латино-польских образцов, которые привил в южнорусской православной среде.

Большое внимание Пётр Могила обращал на издание церковных книг, причем требовал, чтобы никакие книги не печатались без сличения их с греческими подлинниками. Были значительно пересмотрены, пополнены и изданы «Служебник», «Цветная Триодь» и упомянутый выше «Требник» с важными наставлениями для священнослужителей. Божественные службы при митрополите стали совершаться особо торжественно и благолепно.

Митрополит Петр деятельно вводил и восстанавливал в славянской среде греческие молитвы и чинопоследования. В его Постной Триоди впервые в славянском мире появился полный Синодик в Неделю Православия — один из самых значительных вероучительных документов Православной Церкви.

В то же время, под римо-католическим влиянием в его «Требник» были введены ряд новых для Православной Церкви чинопоследований. При этом Пётр Могила стремился покончить с униатской церковью как с неканоничной.

Среди многочисленных богословских трудов Митрополита Петра особое место заняла защита православных от обвинений в протестантизме и выражение верного учения в катехизической форме. Петр принял деятельное участие в составлении обличительного сборника «Λίθος, или Камень», а также в подготовке вероисповедного трактата — т.н. «Исповедания Петра Могилы».

В 1645 году митрополит опубликовал одну из редакций «Исповедания» в Киеве, после чего ряд новых изданий появились на разных языках и получили широкое хождение как важный вероучительный документ Православной Церкви.

Кроме того, Митрополит Пётром задумал две колоссальные работы: «Жития святых» и исправление славянского текста Библии. Это его заботами монах Киевского Кирилловского монастыря Димитрий (в миру Данило Туптало) — впоследствии святитель Димитрий Ростовский — создал первый в Русской православной церкви свод Житий Святых, навсегда ставший настольной книгой верующих людей.

Перед смертью Митрополит Пётр Могила завещал Киевской коллегии свою библиотеку, приобретённую для неё недвижимую собственность и значительную сумму денег, а наставников её обязал, чтобы они жили по его правилам и каждый четверг совершали о нём поминовение. Много завещал он Лавре, другим монастырям и церквам, воздвигнутым им из развалин.

Скончался Пётр Могила 1 января 1647 года, и согласно завещанию, был погребён в склепе Успенского храма Киево-Печерской Лавры.

Тело митрополита Петра почивало на месте погребения вплоть до Второй мировой войны. В ноябре 1941 года Успенский храм взорвали, причем взрывчатку заложили именно возле места погребения святителя. Гроб с останками оказался полностью уничтожен, сохранились лишь серебряные пластины с родовым гербом и эпитафией, которые в 1982 году были найдены при раскопках археологической экспедицией под руководством Виктора Харламова.

В 1996 году Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) обратилась к Синодальной комиссией по канонизации святых Русской православной церкви с предложением канонизировать Митрополита Петра Могилу, но получила отказ. Тогда 6 декабря 1996 года Священный синод УПЦ МП причислил митрополита Петра Могилу к лику местночтимых святых.

Существует мнение, что канонизация произошла спешно и вопреки решению Синодальной комиссии РПЦ, поскольку параллельно раскольничья УПЦ КП также готовила «канонизацию» Могилы, которая последовала 12 декабря. Однако 8 декабря 2005 года по благословению Патриарха Алексия II имя Митрополита Петра было внесено в месяцеслов Русской православной церкви, и он стал общерусским святым. В его память УПЦ МП учредила орден Святителя Петра Могилы.

При этом личность Митрополита Петра Могилы всегда вызывала, и даже после канонизации вызывает неоднозначные оценки в церковной среде.

Так, Московский митрополит Макарий Булгаков в «Истории Русской Церкви» писал:

«Имя Петра Могилы — одно из лучших украшений нашей церковной истории. Он, несомненно, превосходил всех современных ему иерархов не только Малорусской, но и Великорусской Церкви, и даже всей Церкви Восточной, превосходил своим просвещением, ещё более — своею любовию к просвещению и своими подвигами на пользу просвещения и Церкви».

С другой стороны, богослов Георгий Флоровский в труде «Пути русского богословия» отмечал:

«Трудно понять, был ли он искренним ревнителем православия или скорее искусным соглашателем… Действительно, догматических возражений против Рима у Могилы не было. Он лично был уже как бы в догматическом единомыслии с Римом. Потому так легко и свободно он и обращался с латинскими книгами. Именно то, что он находил в них, он и принимал за православие, как древнее предание. Для него стоял только вопрос юрисдикции».

Как бы то ни было, некоторые статьи из «Требника» Петра Могилы были внесены в богослужебные книги, печатавшиеся в Москве, несмотря на то, что Митрополит не успел представить его на рассмотрение Патриарха Московского. Среди них — и молитва святителя Софрония Иерусалимского на Великое водоосвящение.