В начале августа 1941 года на брянском заводе «Красный Профинтерн» приступили к строительству «Особого бронепоезда № 2». Одновременно в Коломне строился «№ 1». Его закончили в сентябре и передали представителям Главного управления автобронетанковых войск РККА, которое и заказало строительство этих бронесоставов — они не были ополченческими, и не относились к войскам НКВД.

Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
Сражение за Киев. «Роковое решение», определившее исход войны
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, Bild 183-L20208 / Schmidt

Коломенский бронепоезд трагически погиб осенью 1941 года в Битве за Москву. Судьба же его собрата оказалась более продолжительной.

В Брянске «Особый бронепоезд №2» достроить не успели — в конце августа фронт остановился всего в 40 километрах от города, и в виду угрозы его штурма, полуготовый состав погнали в Ворошиловград (современный Луганск). Нетранспортабельный задел погрузили в вагоны и на платформы, и вместе с заводскими специалистами и их семьями отправили следом. Вскоре они прибыли на ворошиловградский Завод имени Октябрьской революции и работа на новом месте закипела с новой силой.

Сборка шла непрерывно в три смены.

Бронекорпус варили как местные сварщики, так и прибывшие. Контроль за выполнением графика работ взяла на себя заводская партийная организация во главе с парторгом завода М.Н. Хахаревым. За изготовлением каждой бронеплощадки и бронеплатформы были закреплены отдельные ответственные специалисты. В то время парторганизации во многом подменяли собой заводских управленцев, и вопросы снабжения предприятий всем необходимым решали быстрее и эффективней.

Изначально бронесостав включал обшитый бронёй паровоз серии «ОВ», две бронеплощадки, две бронированный платформы со средствами ПВО, одну под тяжёлые 107-мм орудия, четыре платформы прикрытия, две тяжёлые и две лёгкие бронедрезины, два броневика, бронемотовоз.

За Сталино! Донецкие шахтеры против горных стрелков и итальянской кавалерии
За Сталино! Донецкие шахтеры против горных стрелков и итальянской кавалерии
© Public domain

Кроме того, для обеспечения бронепоезда в его боевую часть включили паровоз серии «Щ», к которому цеплялись два пассажирских вагона, 10 товарных пульманов, два вагона для перевозки боеприпасов, один под технический склад и ещё один под транспортировку ГСМ.

В Ворошиловграде было принято решение бронирование состава усилить и добавить ещё три бронеплощадки — две под зенитные средства и одну артиллерийскую. На последнюю установили одну башню от КВ-2 со 152-мм орудием, башню от Т-34, в которую вместо штатной 76-мм танковой пушки была установлена 45-миллиметровая, и башню заводского изготовления под установку в ней полевого 76-мм орудия образца 1902 года.

Вспомогательный состав пополнили вагоны, переоборудованные под жильё, клуб, баню и дегазационную камеру.

В сентябре одновременно со строительными работами, военные власти Ворошиловграда приступили к формированию команды бронепоезда и десантной роты. Основной костяк сформировали из добровольцев.

В первых числах октября в Ворошиловград прибыл направленный туда Главным управлением автобронетанковых войск РККА будущий командир бронесостава капитан Аким Леонтьевич Бондаренко. До этого он преподавал в Ленинградском высшем танковом училище, но подал рапорт и был мобилизован в действующую армию. Его заместителем стал бывший рабочий завода Александр Парфёнович Цупов. Военным комиссаром бронепоезда назначили Александра Николаевича Енина. Именно он 6 октября отправился в Москву, чтобы доложить там о ходе работ.

Тем временем положение на фронте стремительно ухудшалось: в центре фронта немцы рвались к Москве, а на юге — к Ростову. На дальних подступах к Ворошиловграду они уже подходили к Ровенькам и Дебальцево.

В середине октября Бондаренко и Енина вызвали в Алчевск — там в то время располагался штаб Южного фронта. Их ознакомили с обстановкой на фронте и сообщили, что им отводится боевой участок Родаково — Дебальцево — Алмазное. Местом базирования назначалось Родаково.

«Город представляет собой страшное зрелище». Как оккупанты отомстили одесситам за уничтожение комендатуры
«Город представляет собой страшное зрелище». Как оккупанты отомстили одесситам за уничтожение комендатуры
© Думская

23 октября команде торжественно вручили бронесостав, который помимо штатного названия «Особый бронепоезд №2» получил ещё и личное имя «За Родину!». Он тут же отправился на фронт.

В начале ноября ситуация на ростовском направлении стала критической, и бронепоезд перебросили туда, передав в распоряжение 18-й армии.

«За Родину!» прикрыл участок Ровеньки — остановочный пункт Заповедная, поддерживая обороняющиеся здесь подразделения огнём своих орудий и действиями десантной роты. Их основной задачей было не дать противнику перерезать главную железнодорожную магистраль региона Москва — Ростов.

16 ноября северо-восточнее Артёмовска 4-й армейский корпус 17-й армии вермахта прорвал оборону 12-й армии РККА и вклинился в глубину наших порядков на 20 километров. До Ворошиловграда вражеским войскам оставалось всего 60 км.

Затыкать образовавшуюся прореху отправили 28-ю отдельную железнодорожную бригаду. Своей артиллерии у железнодорожников не было, их укрепили тремя бронепоездами, среди которых был и № 2 «За Родину!» Бронепоезда подавляли огневые точки противника и уничтожали его опорные пункты — корректировку огня вели разведчики бронепоездов, используя протянутые вдоль рельсов провода и сами рельсы.

В результате ожесточённых боёв противник оттеснил эти силы за речку Луганку, с рубежа которой железнодорожные мостостроители и ремонтники уже не отступали. В этих тяжёлых боях бронесостав капитана Бондаренко получил сильные повреждения, его бронепаровоз был обездвижен. №2 «За Родину!» вёл огонь с места, пока его не оттянули на ремонт в Ворошиловград.

Положение выправилось, когда 23 ноября к месту вражеского прорыва наконец подоспели 134-й стрелковый полк и бронепоезд № 8 «Имени Изюмских рабочих».

День в истории. 26 октября: под Каневом погиб Аркадий Гайдар
День в истории. 26 октября: под Каневом погиб Аркадий Гайдар
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк

После ремонта №2 «За Родину!» вновь отправился на юг на участок Новочеркасск — Шахты, где под Новошахтинском он вёл огонь по прорвавшимся немецким танкам и отбивал вражеские авианалёты. Только за один день 28 ноября под Александровкой по позициям противника было выпущено до тысячи снарядов.

Вскоре последовало массированное вражеское наступление на Дебальцево и Алчевск. Бронепоезд капитана Бондаренко перебросили в Дебальцево. Оттуда он отправлялся на различные задания: вести активную разведку, поддерживать наши части огнём, высаживать десанты.

Однажды в окружение попал особый полк НКВД. №2 «За Родину!» поспешил к нему на выручку, благодаря чему значительную часть людей из вражеского кольца удалось вывести.

В один из выездов при возвращении на свою базу бронепоезд попал в засаду — железнодорожный путь перед ним оказался взорванным, утром он мог стать для авиации противника лёгкой добычей. Однако ремонтная бригада быстро восстановила рельсы, и команде удалось вывести свой бронесостав из опасной зоны.

Эффективные боевые действия №2 «За Родину!» не остались незамеченными немцами, и они попытались его уничтожить.

28 декабря бронепоезд возвращался с очередного задания, когда на перегоне Баронская — Мануиловка его атаковала девятка «юнкерсов». Последствия бомбёжки оказались тяжёлыми: одна из бомб разворотила железнодорожное полотно, паровоз и тендер сошли с рельсов и стояли под углом друг к другу. Были ранены командир бронепоезда капитан Бондаренко, машинист Рубежанский, военфельдшер Васильев, командир зенитчиков Андреев и еще несколько бойцов. За свой успех противник заплатил потерей двух самолётов.

Оборона Луганска. Как военные железнодорожники остановили врага и стали гвардией
Оборона Луганска. Как военные железнодорожники остановили врага и стали гвардией
© vk.com, luhansk_in_xx_century

Несмотря на ранение, капитан Бондаренко свой пост не оставил. Ночью ремонтники разрушенный путь восстановили, из Алчевска на помощь прибыл паровоз, и растащил повреждённый бронесостав по частям. После продлившегося несколько дней основательного ремонта в первых числах января бронепоезд снова вернулся в строй и отправился к первоначальному месту базирования — в Родаково.

Последовало новое задание — направиться на запад от Ворошиловграда в район занятой противником станции Попасная, и парализовать её работу.

Бондаренко, пользуясь складками местности и подвижностью своих орудий, повёл по станции беспокоящий огонь. Для немцев появление на этом участке бронепоезда, который они считали давно уничтоженным, оказалось полной неожиданностью. То, что это именно он, не могло быть никаких сомнений — уникальная бронеплощадка с башнями от КВ-2 и Т-34, делала его легко узнаваемым.

В апреле 1942 года капитана Бондаренко и его заместителя Цупова вместе с частью команды бронепоезда откомандировали на формирование новых бронетанковых соединений. Бронепоезд включили в один бронедивизион с бронепоездом № 6 «За Родину!» майора Петра Кондратьевича Шурыгина. Также №2 получил нового командира капитана Илью Макаровича Бобрикова. В начале мая у бронепоезда распоряжением штаба фронта забрали десантную роту, на её базе сформировали истребительный батальон.

Дивизион продолжал боевые действия в районе Дебальцево до начала июля, пока на фронте в районе Ворошиловграда не сложилась критическая ситуация. Под давлением превосходящих сил противника стрелковые части отходили за Северский Донец, а над бронепоездами нависла опасность окружения.

13 июля уже непосредственно под Родаково бронепоезда вступили в бой с передовыми частями немцев. Два дня в районе Зимогорья и Славяносербска они делали стремительные неожиданные налёты, а затем наступил трагичный день 15 июля 1942 года.

Катастрофа под Харьковом. Почему после разгрома под Москвой гитлеровцы дошли до Волги и Кавказа
Катастрофа под Харьковом. Почему после разгрома под Москвой гитлеровцы дошли до Волги и Кавказа
© РИА Новости, Павел Лисицын / Перейти в фотобанк

Утром на разъезде 61-го километра между станциями Родаково и Меловая №2 «За Родину!» атаковали сразу с два десятка «юнкерсов». Эту атаку удалось отбить зенитными средствами бронесостава, но затем последовал новый налёт, а в середине дня — третий. На этот раз бронепоезд атаковали сразу 30 вражеских бомбардировщиков. Пути были разбиты.

Лишённый манёвра состав стал лёгкой целью, и вскоре одна из бомб выела из строя бронепаровоз — она попала в тендер. №2 «За Родину!» окончательно обездвижился. Разрывы бомб сбросили с рельсов платформу с тяжёлыми пушками, платформу со средствами ПВО, загорелись платформы прикрытия. В вагонах рвался неизрасходованный боезапас, а налёты не прекращались.

К вечеру бронепоезд №2 был полностью уничтожен, а №6 противнику удалось полностью обездвижить. Командиры бронесоставов собрались на совещание, на котором приняли единственное верное в сложившейся ситуации решение: всё, что можно было увезти, демонтировать и эвакуировать, остальную матчасть взорвать, и выводить уцелевший личный состав на восток.

Так, не просуществовав и года, в боях за Ворошиловград (современный Луганск) героически погиб Особый бронепоезд №2 «За Родину!»