Евгений Онацкий родился в январе 1894 года в городе Глухов. Сей город славен очень богатой историей, входил и в состав и Литовского княжества, и Московского, и Речи Посполитой. Но более всего известен был тем, что в свое время являлся резиденцией гетманов и именно в Троицком соборе Глухова гетман Мазепа за свое предательство был предан анафеме. Именно Глухов был административной столицей Малоросской губернии, существовавшей в 18 веке.

День в истории. 23 ноября: Проклят «украинский Иуда»
День в истории. 23 ноября: Проклят «украинский Иуда»
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Географически Глухов находится в современной Сумской области, всего в нескольких километрах от границы с Россией. Таким образом, Онацкий был представителем не самого распространенного в ОУН типажа — уроженцем Левобережной Украины.

В детстве семья Онацкого переехала в Каменец-Подольский, где он поступил в местную гимназию и благополучно окончил ее с серебряной медалью. Годы учебы в Киевском университете пришлись на Первую мировую войну. Однако в отличие от многих ровесников, со студенческой скамьи угодивших в школы прапорщиков, Онацкий благополучно доучился. Именно это обстоятельство позволило ему начать политическую карьеру.

Еще до революции Онацкий был активистом Научного общества им. Шевченко. А в 1917 году, когда все забурлило и пришло в движение, студенты стали создавать свои движения для представительства в новых органах власти. Так возникла Главная студенческая рада, претендовавшая на руководство всем студенческим движением Киева.

Онацкий выбился в число ее лидеров и таким образом в возрасте 23 лет попал в Украинскую Центральную Раду как делегат от украинских студентов.

В силу молодости он не успел пробиться в число перворанговых лидеров УНР, однако все же стал заметной фигурой. Так, в революционном Киеве он вполне официально руководил студенческим движением и был неизменным членом Центральной рады. После прихода гетмана Скоропадского к власти Онацкий временно отошел от политики, но с возвращением власти Директории он начал двигаться по дипломатической линии. И даже побывал в Париже в составе на мирной конференции, куда неофициально прибыла и делегация УНР.

После окончания гражданской войны Онацкий перебрался в Италию, где осел на долгие годы.

Началась как шутка, а закончилась как анекдот. Краткая история Украинской Центральной рады
Началась как шутка, а закончилась как анекдот. Краткая история Украинской Центральной рады
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Как раз в начале 20-х годов к власти там пришел Муссолини, в котором многие видели нового мессию. Онацкий также попал под обаяние итальянского дуче, став настоящим фашистом. В данном случае это не фигура речи, Онацкий был одним из немногих украинских деятелей, ставших последователями классического итальянского фашизма.

Несмотря на то, что Онацкий впоследствии стал одним из видных теоретиков украинского национализма и идеологов ОУН, сам он видел принципиальную разницу между украинским национализмом и итальянским фашизмом и строго одергивал активистов, которые считали себя украинскими фашистами.

По его мнению, между украинским национализмом и фашизмом Муссолини была огромная разница, отставание на долгие годы, которое можно было сократить лишь при стечении благоприятных факторов.

Итальянский фашизм он считал высшей формой государственничества, которая приводит всех к общему знаменателю и карает любые попытки сделать шаг вправо, шаг влево. Тогда как украинский национализм по сути своей является ирредентизмом при отсутствии государства. От украинского ирредентизма до фашизма — годы и десятилетия. Тем не менее, это не значит, что к нему не надо стремиться. Напротив, именно итальянский фашизм должен был быть конечной целью украинского национального движения.

В Италии Онацкий стал видным публицистом, сотрудничавшим со многими эмигрантскими изданиями. Благодаря этому он познакомился с Евгением Коновальцом, как раз тогда создававшим УВО и ОУН.

В то время в Праге Николай Сциборский — уроженец Житомира и заместитель Коновальца, издавал журнал «Построение нации». Благодаря этому знакомству Онацкий стал постоянным автором издания. Кроме того, продолжая жить в Италии, он стал представителем ОУН в этой стране.

Бои за историю. Украинские националисты и Холокост
Бои за историю. Украинские националисты и Холокост
© РИА Новости, Виктор Темин | Перейти в фотобанк

Онацкому также удалось устроиться преподавателем украинского языка в один из итальянских университетов. Произошло это благодаря его знакомству с министром корпораций Боттаи — одним из самых доверенных людей дуче. С Боттаи Онацкий поддерживал достаточно близкие отношения, благодаря чему опубликовал в официальных фашистских изданиях несколько статей, посвященных «украинскому вопросу».

Кроме того, время от времени он выполнял роль посредника в общении между лидером грекокатоликов Шептицким и Ватиканом.

В 30-е годы в Германии зародилось новое течение — национал-социализм. Интересно, что в то время, как Коновалец пытался наладить особые отношения с немцами, Онацкий был настроен к идеологии национал-социализма достаточно негативно.

В начале 30-х фашисты вообще откровенно недолюбливали национал-социалистов, отношения между Италией и Германией были весьма прохладными и Онацкий даже опубликовал несколько критических статей о немецкой политической моде. Национал-социализм казался ему слишком примитивным, особенно ему не нравилась зацикленность немцев на биологических вопросах и сведение всего к «расе и крови».

День в истории. 27 октября: в Аргентине умер настоящий украинский фашист

После раскола в ОУН Онацкий однозначно поддержал Мельника, а не Бандеру.

С началом Второй мировой мельниковцы начали дрейфовать в сторону союза с Германией, так что Онацкий вынужден был умерить антинемецкий пыл. То ли по политическим соображениям, то ли изменив точку зрения, Онацкий в начале 40-х даже стал позитивно относиться к расовым вопросам, за что раньше ругал немцев. Впрочем, несмотря на такой дрейф, разделять позиции национал-социалистов он не стал, оставшись убежденным фашистом.

Новый герой Украины: нацист и расист Юрий Липа
Новый герой Украины: нацист и расист Юрий Липа
© commons.wikimedia.org,

В отличие от большинства мельниковцев и бандеровцев, Онацкий после оккупации УССР не ринулся на родину, а остался в солнечной Италии.

Впрочем, это его не спасло. Он был в списках активных мельниковцев и вдобавок несколько раз публично критиковал немцев в довоенные годы. После того, как немцы стали всюду арестовывать людей Мельника, в заключение попал и Онацкий. К тому моменту немцы уже де-факто оккупировали часть Италии, а Муссолини был свергнут.

Впрочем, немцы особенно не лютовали, Онацкий благополучно выжил в немецкой тюрьме и после окончания войны эмигрировал в Латинскую Америку. В Аргентине он продолжил публицистическую и издательскую деятельность, издавая периодические газеты и журналы самого разного направления, вплоть до православных журналов.

Не забросил он и общественную деятельность. В 50-е годы он возглавлял Украинское центральное представительство в Аргентине — внепартийное объединение, включавшее в свой состав значительную часть эмигрантских организаций в стране — от «Просвиты» до религиозных братств.

В начале 60-х он отошел от активной деятельности из-за проблем со здоровьем. 27 октября 1979 года Онацкий умер в Буэнос-Айресе в возрасте 85 лет.