Та или иная точка зрения, как правило, обусловлена политическими взглядами авторов концепций и контекстом эпох, в которые им довелось творить. Чтобы разобраться в вопросе, следует пристальнее присмотреться к подробностям.

Но сначала стоит рассказать о самом князе Михаиле Львовиче Глинском — царедворце, военачальнике, дипломате и авантюристе, познавшем в жизни неоднократные взлеты и падения.

Михаил, родившийся в 1470 году, принадлежал к богатому и многочисленному княжескому роду. Глинские вели родословную от Мамая, пристегивая туда еще и Чингизидов. Исследователи считают такую генеалогию легендарной. Но между гибелью Мамая и рождением Михаила прошло менее ста лет, к тому же представители татарских владетельных домов Глинским часто благоволили. А князь Михаил смог стать своим человеком не только на востоке, но и на западе.

Выехав в юном возрасте в Италию, он двенадцать лет провел за границей: слушал лекции в университете Болоньи, был принят при дворе императора Священной Римской империи Максимилиана, сменил православное вероисповедание на католическое, участвовал в первой Итальянской войне, побывал в Испании и Франции, воевал на стороне саксонского курфюрста Альбрехта во Фрисландии. 

По возвращении в Литву Глинский сделал большую карьеру при дворе великого князя и польского короля, Александра. Владения Глинских раскинулись на значительной части земель великого княжества, князь Михаил занимал ряд высоких должностей, включая пост маршалка дворного, то есть руководителя администрации великокняжеского двора.

8 сентября 1514 г. Разгром войск Русского государства под Оршей
8 сентября 1514 г. Разгром войск Русского государства под Оршей

Звездным часом князя как полководца стала крупная победа над татарами в битве при Клецке в августе 1506 года. Но через две недели после этого триумфа умер покровитель Глинского великий князь Александр. Активизировались соперники Михаила, особенно магнат Ян Заберезинский, перед этим в результате интриг Глинского лишившийся значительной части своего влияния.

Михаила обвиняли во многих грехах, вплоть до намерения сделаться единоличным правителем великого княжества. И хотя он способствовал приходу на литовский престол брата Александра — Сигизмунда, новый монарх не доверял главному фавориту своего предшественника. Михаил и прочие Глинские лишились многих престижных и доходных постов. За князя пытались вступиться венгерский кроль и крымский хан, но это не помогло. И тогда Глинский решил прибегнуть к силе. А тут как раз подоспела очередная русско-литовская война.

Две предыдущие отгремели в 1487 — 1494 и в 1500 — 1503 годах. Обе закончились поражениями Литвы, которая потеряла более трети территории. Характерной особенностью войн стал переход православных князей пограничных удельных княжеств вместе с землями на сторону Русского государства.

Внешнеполитическая доктрина, декларируемая Иваном III, подразумевала собирание всех русских земель под властью Москвы. Этого же принципа придерживался сменивший отца на престоле Василий III. Но инициатором новой войны стал не он, а литовская знать, движимая реваншистскими настроениями. К тому же Литве удалось заключить союз с Крымским ханством, которое в двух предыдущих конфликтах выступало на стороне Москвы. Летом 1407 года татары атаковали русские княжества в верховьях Оки, а литовцы повели наступление на черниговские и брянские земли.

В августе татары были разбиты, что позволило Василию активизировать действия и на литовском направлении. Отряды русских воевод углублялись далеко на литовскую территорию, но больших успехов не достигли, и война перешла в вялотекущую стадию пограничных стычек. В этих условиях и состоялось в феврале 1508 года выступление Михаила Глинского. 

Ранее князя и его семейство сложно было заподозрить в русофильстве. В период массового перехода удельных князей на сторону Ивана III в предыдущие войны Глинские хранили верность литовскому престолу. Конечно, как православный род, они покровительствовали единоверцам на своих землях, но то же самое делал, например, их современник князь Константин Острожский, лучший тогдашний литовский военачальник, неоднократно с переменным успехом сражавшийся с русскими. 

День в истории. Казаки Северина Наливайко, сами того не ведая, начали «восстание против польской шляхты»
День в истории. Казаки Северина Наливайко, сами того не ведая, начали «восстание против польской шляхты»
© commons.wikimedia.org, Public Domain | Перейти в фотобанк

Складывается впечатление, что Михаилом руководила личная месть и желание восстановить свое влияние при дворе. Во всяком случае, на начальном этапе его выступления.

Началось оно с наезда на злейшего врага — Яна Заберезинского. Да, этот термин бытовал на польских и литовских землях в средние века и раннее новое время и означал примерно то же, что и у нас в девяностые. Во главе нескольких сотен воинов Михаил внезапно атаковал имение личного врага под Гродно. Заберезинский был схвачен и убит, а войско Глинского, прирастая родственниками и клиентами, двинулось на Ковно, рассчитывая неожиданным налетом захватить город и освободить находящегося там хана Ших-Ахмета.

Этот последний хан Большой орды в результате причудливых зигзагов судьбы оказался в плену в Великом княжестве Литовском. В свое время он требовал у литовского князя Александра Киев, намереваясь посадить там на княжеский престол Глинских, а сейчас мог послужить важным козырем в геополитических раскладах.

Взять Ковно не удалось. За этим последовала попытка ворваться в Вильно, но и этот город был готов к обороне. Тогда Глинский отправился в свою резиденцию в Туров и развил большую дипломатическую активность. Князь вел переговоры с Сигизмундом, с литовскими магнатами, с крымскими Гиреями. Но закончилось все подписанием договора с Василием III. Глинские принесли присягу русскому государю, а тот пообещал оставить за ними все города, которые они сумеют захватить в ходе войны.

Однако удача не сопутствовала князю Михаилу. Его отряды курсировали по огромной территории от Вильно до Житомира, опустошали земли, пытались осаждать города, на помощь им пришли московские рати. В осаде побывали Минск, Слуцк, Борисов, Орша, Житомир, Овруч. Но взять удалось только Мозырь, открывший ворота без сопротивления, поскольку обороной руководил родственник князя Михаила.

Глинский пытался сделать знаменем своего движения защиту православной веры. Но население восточных земель княжества, в подавляющем большинстве русское и православное, его выступление не поддержало. Да и сам Михаил годом позже в письме императору Максимилиану доверительно сообщал, что, пока не вернет себе прежнего положения при литовском дворе, предпочитает не обнаруживать открыто своей истинной веры, за что просит прощения у императора, римской церкви и всех католиков.

Русские пытались усилить натиск на литовские земли. Но тут Сигизмунду наконец-то удалось собрать достаточно большое войско. Воеводы обеих сторон не рискнули вступать в генеральное сражение, и в сентябре начались переговоры о мире, закончившиеся 8 октября.

Так завершилась эта война — без захвата территорий, практически без участия больших армий, даже без крупных битв. Если у Василия III и был какой-то «хитрый план», он удался. Малыми силами получилось выиграть войну, развязанную противником. А по мирному договору Литва была вынуждена признать русские территориальные приобретения двух предыдущих войн. 

Как Константинополь с помощью российских историков обосновал свои права на Украину
Как Константинополь с помощью российских историков обосновал свои права на Украину
© AFP, GALI TIBBON | Перейти в фотобанк

Особенностью мятежа Глинских можно назвать то, что это был последний раз, когда русские государи в деле отвоевания русских земель делали основную ставку на местную православную аристократию. В дальнейшем главный расчет был либо на собственные силы, как при взятии Смоленска или Полоцка, либо на широкое народное движение, как во времена Хмельницкого. 

Впрочем, личность Михаила Глинского заслуживает того, чтобы кратко рассказать о его дальнейшей судьбе. Вскоре последовала очередная война с Литвой, в которой Михаил уже водил полки на русской службе. Не последнюю роль он сыграл во взятии Смоленска в 1514 году. Надежды Глинского, что Василий пожалует ему этот большой и богатый город, не оправдались. Князь обиделся, пытался перебежать на сторону Сигизмунда, был схвачен и оказался в тюрьме. От казни спасло его только желание умереть в той вере, в которой был рожден, — за раскаявшегося вступился митрополит Московский.

Девять лет Михаил провел в застенках, а в 1526 году случилось событие, которое способствовало его освобождению — Василий III женился на его племяннице Елене Глинской. Михаил был прощен и приближен ко двору.

В 1530 году Глинский был одним из главных воевод в походе русских ратей на Казань. Поход окончился неудачно, а Михаил оказался единственным военачальником, который в результате не понес наказания от разгневанного Василия. Через пару недель после бесславного окончания похода родился человек, которому суждено будет взять Казань и присоединить ее к Русскому царству — двоюродный внук Михаила Иван, вошедший в историю под прозвищем Грозный.

Когда Ивану было три года, умер Василий, перед смертью завещав опеку над женой и сыном регентскому совету, в котором одну из главных ролей предназначалось сыграть князю Глинскому. Михаил, как и в Литве тридцать лет назад, снова поднялся на недосягаемую высоту, став одним из главнейших людей в государстве. Но ненадолго. Его погубило соперничество с фаворитом племянницы Елены князем Иваном Овчиной-Телепневым-Оболенским. Михаил в очередной раз был обвинен в попытке захватить единоличную власть в государстве, снова брошен в тюрьму, где и умер в 1534 году.