СМИ: ракетного удара по Киеву не было, украинские ПВО сбили свой истребитель
СМИ: ракетного удара по Киеву не было, украинские ПВО сбили свой истребитель
© REUTERS, Umit Bektas
Первыми испытали ужас жители левого берега. Киевлянка Елена так описывает свое утро 24 февраля: «Мы проснулись в 6 утра от хлопка. Затем последовал второй. Наш дом находятся прямо на выезде из Киева в направлении аэропорта Борисполь. Включили новости — стало понятно, что это нам не показалось. Я посмотрела в окно и увидела очередь из машин на автозаправку и огромную вереницу легковушек на выезд из города. Это было только 8 утра. К обеду была собрана сумка со всем необходимым. Мы заклеили окна скотчем «крестом», чтобы стекла не разлетелись от взрывов и не повредили нас. Периодически включаются сирены. Бежать некуда. Все станции метро на левом берегу мелкого залегания. Тем не менее, в них разместиться тоже непросто — люди сидят на перроне, на лестнице, оставлен только узкий проход. На улице около станции дежурит скорая помощь. Многим в закрытых душных пространствах становится плохо. Очень страшно».

В другом районе на севере столицы — Ветряные Горы, Куреневка, Виноградарь — тоже слышны взрывы. В этом направлении расположены Гостомель, Ирпень, Вышгород. В районе много новых домов, где есть бомбоубежища, подземный паркинг, но зато нет метро. Поэтому перемещаться можно только на своем автотранспорте, что непросто: заправить машину бензином удается не всем.

Жительница этого района Надежда поделись своими переживаниями: «Мы не бежали в магазин, аптеки. Видела километровые очереди. Страшно выходить из дому. Многие из нашего подъезда начиная с 6 утра начали уезжать. Я видела, что даже грузили мебель. Кое-где люди идут с дорожными сумками и чемоданами, видимо, добираться намерены автостопом. Из окна гнетущая и тревожная картина. Подруга в 6 утра позвонила, сказала, что едет с детьми на западную границу. Через два часа стало понятно, что выехать даже за пределы Киева ей не удастся. Вернулись. Фактически из Киева в западном направлении только одна 4-полосная трасса — «житомирская. Она стоит почти сутки. Мы с ребенком никуда не поехали, пошли к знакомым — вместе спокойнее. Днем раздались сирены, пошли в бомбоубежище. У подруги начались панические атаки в закрытом помещении, пришлось уйти. Ехать некуда, опасно. В 22.00 ввели комендантский час. Ночь была без сна. Сегодня рассчитывали уехать в сторону границы, но объявили всеобщую мобилизацию, мужчин не выпускают. Правда, пошел уже слух, что на границе за тысячу евро пропустят. Но как до нее доехать?».

СМИ сообщают, что Зеленский мог покинуть Киев
СМИ сообщают, что Зеленский мог покинуть Киев
© пресс-служба президента Украины
В районе Борщаговки и пригорода в направлении села Стоянка более спокойно. Жительница этого района тоже оставалась с семьей дома. Марина рассказала, как они провели день: «Утром мы поехали в школу отвозить ребенка на занятия. Уже в дороге мы получили сообщение в классный чат, что занятия отменяются. Вернулись. Собрали документы, вещи. Пока дома, бежать считаем абсурдным. При полномасштабной операции это не поможет, не спрячешься. Пока ждем. Смотрим новости России и Украины. Зарядили оружие в доме. Воевать никто не пойдет из наших. От мародеров защищаться будем. Готовимся».

Для защиты от мародеров некоторые киевляне объединяются в домовых чатах. Списываются, знакомятся с соседями, выбирают несколько сильных мужчин-добровольцев, чтобы нести дозор, и, если понадобится, охранять дом. В этих же чатах распространяют информацию, что нужно взять с собой в бомбоубежище. Надо сказать, что в центре города они в плохом состоянии: тесные, не оборудованные, как заброшенный подвал с нечистотами. Поэтому многие предпочитают все же остаться дома и при звуках сирен спускаются в подъезд. Следовать до станции метро многие считают небезопасным. Среди советов для тех, кто проводит уже второй день в бомбоубежище в чатах советуют: взять много теплых вещей (в метро холодно и сыро), термос с чаем, лекарства, наволочку (из нее можно сделать подушку), коврик или одеяло, зарядные устройства. Самое страшное для людей остаться без связи.