Что рассказал Лавров

На встрече обсуждали создание кабинета министров Афганистана. По словам Лаврова, Кремль положительно воспринял усилия талибов по обустройству нормальной жизни в стране. «Отмечаем предпринимаемые им усилия по стабилизации военно-политической обстановки, налаживании деятельности государственного аппарата», — сказал глава российского МИД. Он также обратил внимание на то, что смена власти в Кабуле — уже свершившийся факт.

«Установившийся после 15 августа новый баланс сил в Афганистане, с одной стороны, не имеет альтернативы на обозримую перспективу, — начал Лавров и продолжил описанием проблем. — С другой стороны, (…) сложившееся в стране положение дел пока нельзя назвать стабильным».

Как отметил дипломат, ситуацией пытаются воспользоваться многочисленные террористические группировки — в первую очередь «Исламское государство» (ИГИЛ, организация признана экстремистской/террористической и запрещена в России) и «Аль-Каида» (организация признана экстремистской/террористической и запрещена в России).

Лавров рассказал и об угрозах для стран региона: «Не теряет остроты проблема наркопроизводства в Афганистане. Сегодня существует реальная угроза перелива террористической и наркоактивности, в том числе маскирующейся под миграционные потоки, на территорию стран-соседей».

Глава МИД подчеркнул, что инклюзивное правительство подразумевает не только этническую, но и политическую представленность различных групп. Лавров упомянул и тех, кто «пожертвовал национальными интересами, бросив свой народ на произвол судьбы». Очевидно, он имел в виду бежавшую в августе 2021-го администрацию президента Афганистана Ашрафа Гани.

«Россия была не против». Американский эксперт о том, зачем США полезли в Афганистан, и почему сразу не ушли
«Россия была не против». Американский эксперт о том, зачем США полезли в Афганистан, и почему сразу не ушли
© REUTERS, Stringer
Требование же включить в состав нового правительства представителей разных этнических и политических групп является гарантией от нового витка гражданской войны. При проамериканском правлении главой государства был пуштун, но, например, посты силовиков занимали выходцы из Панджшера — таджики. На дариязычном севере страны нередко воспринимают «Талибан»* как движение по большей части пуштунское, а потом враждебное. Еще есть хазарейцы-шииты, поддерживаемые Ираном как единоверцы, существуют и ополчения других национальных меньшинств, например, узбеков, которые играли значительную роль в событиях 1990-х. Поэтому присутствие во власти лишь одного движения неминуемо даст развитие конфликту.

Министр пожалел, что у Вашингтона не получается участвовать в обсуждениях будущего Афганистана в «Московском формате». «Обратили внимание, что США уже во второй раз подряд уклоняются от встречи в рамках расширенной тройки в составе "Россия, США, Китай, Пакистан"», — отметил он. «Надеюсь, это не сопряжено с какими-то принципиальными проблемами», — добавил он.

Причиной могла быть смена спецпредставителя США по Афганистану, предположил Лавров. Накануне этот пост покинул Залмай Халилзад, он, как и свергнутый талибами президент страны Ашраф Гани, учился в Американском университете в ливанском Бейруте. Но весь трудовой путь Халилзада связан с Соединенными Штатами, он работал в Госдепе и в аналитической компании Rand Corporation.

Свою отставку Халилзад объяснил тем, что «политическое соглашение между афганским правительством и "Талибаном"* не продвигалось, как предполагалось».

Спецпредставитель США по Афганистану курировал переговоры между администрацией проамериканского президента Ашрафа Гани и талибами. Хализад отвечал и за диалог с «Талибаном»*, что закончилось соглашением между движением и Вашингтоном в 2020-м.

Яков Кедми рассказал, сколько денег США тратили на Афганистан, и сколько — на Украину
Яков Кедми рассказал, сколько денег США тратили на Афганистан, и сколько — на Украину
© commons.wikimedia/Mark Nakoykher
Подписанный в Дохе документ был назван в прессе «историческим», так как якобы должен был положить конец гражданской войне в Афганистане и самой длинной войне Соединенных Штатов. На церемонии заключения были представители нескольких десятков стран и генеральный секретарь НАТО.

В соглашении говорилось о возможном освобождении талибов от санкций ООН и даже США, сокращении американских войск. Официальный Кабул, на тот момент проамериканский, обязался выпустить пять тысяч участников движения в обмен на освобождение тысяч афганских силовиков. Плюс «студенты» (талибы) отказывались от использования территории страны для атак.

События августа 2021-го показали, что «историческое» соглашение не помешало победоносным талибам вступить в Кабул до окончания спешной эвакуации сил США. Компромисс, достигнутый Халилзадом, лишь легитимизировал «Талибан»*, посчитал представитель Фронта национального сопротивления Афганистана Али Майсам Назари. Он призвал администрацию США расследовать деятельность их бывшего спецпредставителя по Афганистану за то, что тот, дескать, «узаконил террористическую группу».

За два дня до мероприятия в российской столице представитель Госдепартамента Нед Прайс информировал, что Соединенные Штаты не будут участвовать в «Московском формате» из-за сложностей с посещением переговорной площадки. По его словам, для Вашингтона «логистически трудно принимать участие на этой неделе», но Белый дом поддерживает этот процесс и может включиться в него.

Двойка вместо тройки

Соединенные Штаты пока не делают шагов, которые бы могли быть трактованы как косвенное признание талибов. Заместитель министра финансов США Адевале Адейемо сообщил, что Белый дом не планирует предоставить «Талибану»* активы национального банка Афганистана, находящиеся в американских финансовых институтах. «Я не вижу ситуации, при которой мы позволили бы талибам получить доступ к резервам, принадлежащим афганскому народу, — категорично высказался чиновник. — Мы считаем, что важно, чтобы мы сохраняли наши санкции против талибов».

Директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар в комментарии Украине.ру полагает, что увольнение Халилзада, конечно, сказалось на активности Вашингтона на Среднем Востоке. «Но это не единственная причина. Вполне может быть, что США хотели бы принизить роль "Московского формата", который должен был выглядеть изначально как тройка держав», — полагает он.

Собеседник издания объясняет, что имел в виду Лавров, когда говорил об инклюзивности как этнической, так и политической. «И предыдущий президент Карзай, и последний, Гани, были пуштунами. Талибы считаются тоже преимущественно выходцами с пуштунского юга, хотя в Москву приехал от них и таджики из Панджшера — министр торговли. Это не случайно», — добавляет Нессар.

«Афганистан сдали 10 лет назад». Эксперт о троянском коне, который США подарили Пакистану
«Афганистан сдали 10 лет назад». Эксперт о троянском коне, который США подарили Пакистану
© РИА Новости, Владимир Астапкович / Перейти в фотобанк
Требование включить в правительство другие политические силы значительно сужает для движения возможности провести во власть декоративных назначенцев от основных этносов. Движение могло бы предъявить в числе министров людей разного происхождения и на том заявить о широком представительстве всех национальных групп страны. Поэтому слова Лаврова задают «Талибану»* определенные рамки.

То, что США избегают «Московского формата», не означает их отстраненности от ситуации в Афганистане, отмечает Нессар. «Не надо недооценивать присутствия Вашингтона, даже после поражения. Штаты оказывают значительное влияние с помощью санкционного механизма. Талибам нужна торговля и финансы, а ограничения США могут коснуться и тех компаний, которые решат торговать чем-то с новым режимом», — уточняет он.

Предприниматели из Ирана, Китая и России могут, конечно, проигнорировать режим американских санкций, продолжает Нессар. Но суть в том, что афганская казна пуста, и наполнить ее быстро готовы пока только Штаты.

Для России же Афганистан — это вопрос не престижа, а безопасности. И угрозу представляют не талибы, которые не стремились особо к экспорту своих взглядов за рубежи страны, а то, что в Афганистане укрепляется ИГИЛ*.

«Раньше с ИГИЛ* воевал Кабул, Вашингтон и талибы. А теперь движение осталось один на один с противником, у которого есть серьезные намерения дестабилизировать ситуацию, есть сторонники в ряде районов Афганистана», — предупреждает Нессар. В ИГИЛ* на самом деле выражали намерения установить свои порядки на Среднем Востоке. 

Заместитель председателя правительства так называемого Исламского Эмирата Афганистан Абдул-Салам Ханафи признал возможность появления в стране сил более радикально настроенных, чем талибы. По его словам, если мир не признает «Талибан»* в Афганистане, то экстремисты только усилятся. Видимо, в качестве примера своей умеренности министр исламского призыва, ориентации, поощрения благого и запрета предосудительного Афганистана шейх Мохаммад Халид сообщил, что в Кабуле не упразднялось министерство по делам женщин.

МИД России по результатам встречи «Московского формата» высказал мнение, что связи с Афганистаном необходимо выстраивать с учетом реальности — того, что к власти в стране пришли талибы.

*организация признана террористической/экстремистской и запрещена в России