Западноукраинский политолог Святослав Вышинский

— Это, конечно, излюбленная крестьянская манера обвинять в собственных неудачах «злую судьбу» и «происки подлых врагов». На виктимности строится украинская национальная идеология, историография, во всех действиях мы оглядываемся на чужое мнение и ищем поддержки у мнимых «друзей» и «партнёров». Это многое говорит о несостоятельности украинской политической элиты, её несубъектности и безамбициозности. В некотором роде и о её нелюбви к собственной стране.

«Деградация парламента»: украинские депутаты устроили потасовку из-за микрофона
«Деградация парламента»: украинские депутаты устроили потасовку из-за микрофона
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Украина столетиями ходит по кругу неразрешимых проблем, снова и снова сталкиваясь с ними на новом витке истории. То есть причина — в самой украинской ментальности, в области духовности и культуры, в неспособности к критическому мышлению, а также в отсутствии системы власти. Достаточно перечитать роман Михаила Булгакова «Белая гвардия» о киевских событиях столетней давности, дабы понять, что в украинской повестке за целый век не изменилось буквально ничего. Мы откатились к темам Первой мировой войны. Модерна словно и не было вовсе, мы проскочили весь XX век, даже его не заметив! А сейчас самодовольно разносим на кирпичи остатки советского фундамента нынешней Украины, гордо возвращаясь к чаемой земле…

Экс-премьер-министр Украины Николай Азаров

— Давайте ответим на этот вопрос с точки зрения стратегии развития нашей страны. После распада Советского Союза Украина получила высокоразвитую высокотехнологическую промышленность и развитый сельскохозяйственный сектор.

Мы, если говорить с точки зрения сельскохозяйственного сектора, обеспечивали своё население мясными продуктами на уровне развитых стран Европы. И с точки зрения нашего промышленного потенциала мы были одной из ведущих стран Европы.

И вот перед руководством Украины, перед Кравчуком, например, встал вопрос: а как дальше развивать нашу страну? Он же не зря говорил, что мы можем быть второй Францией. Да, мы могли бы быть этой Францией. Но для развития экономики на рыночных условиях нужен рынок сбыта. Вот этого Кравчук не понимал, поскольку он в экономике вообще ничего не понимал, а с точки зрения политической его окружили западенцы, если вы помните, в большом числе львовяне, которые стали ему твердить, что надо разрывать все связи с РФ, надо выходить из рублёвой зоны, надо ориентироваться на Запад, мол, только в этом западном векторе нас ждёт развитие. И вот этот курс Кравчук взял. К чему это привело, если вы помните? Это привело к разрушению нашей экономики, потому что, если нет рынка, предприятиям некуда поставлять свою продукцию, естественно, предприятия закрываются. На это наложился процесс приватизации — это тоже был крайне необдуманный процесс.

Пришедший на смену Кравчуку президент Кучма, который, казалось бы, был производственником и прекрасно понимал значение для рыночного хозяйства рынков сбыта, попытался эту ситуацию исправить. При нём мы стали налаживать отношения с Российской Федерацией, при нём стал реализовываться курс на создание единого экономического пространства, и в 2000 году в связи с приходом в России прагматичного президента Путина начал реализовываться курс на создание единого экономического пространства. Это не могло не привести к экономическому росту для Украины.

И вот в 2002, 2003, 2004 годах, когда активно реализовывались эти идеи, Украина имела наивысшие в своей истории, да и одни из наивысших в мире, темпы развития. Мы в 2004 году имели темпы развития ВВП 12,6%, это рекорд, больших Украина никогда не имела.

Каждый за себя. Децентрализация — мина замедленного действия для Украины
Каждый за себя. Децентрализация — мина замедленного действия для Украины
Но тут подсуетились западные… кураторы, и случилась «оранжевая революция». Пришёл Ющенко, и процесс политического преследования всех тех, кто стоял на позициях единого экономического пространства, начался: из сферы управления стали изгоняться все абсолютно сторонники этого курса, который отвечал национальным интересам.

А взят снова был курс на реализацию различных меморандумов с МВФ, на ускоренную приватизацию, на ликвидацию на селе всяких форм общинного, так сказать, управления.

Главная ошибка всех властей Украины в том, что они взяли курс на создание анти-России. Нам не анти-Россия нужна, нам нужна была развивающаяся процветающая Украина. Вот что было нам нужно, и вот такую идеологию надо было выстраивать. И делать всё то, что способствовало бы развитию и процветанию Украины, а не наоборот.

Американо-российский политолог Николай Злобин

— От распада СССР, по моему убеждению, выиграла только Россия. Украина, как и все остальные союзные республики, резко обнищала, столкнулась с кучей социально-политических и экономических проблем, потеряла своё место в глобальной политике. Вместо элиты мирового уровня получила провинциальную местечковую элиту. Проблема в том, что Украина слишком долго живёт в такой ситуации, в то время как многие другие страны пытаются как можно скорее закончить этот период. Мне кажется, украинская элита всё время пытается продать страну. Двадцать пять лет она пыталась её продать России, а последние шесть лет пытается продать на Запад. В эти усилия инвестируется всё, вместо того чтобы инвестировать в саму страну. Украинские политики не раз рассказывали мне, что у Украины очень выгодное геополитическое положение: между Россией и Европой, между Азией и Европой. Что Украина может быть мостом, соединяющим эти два геополитических эпицентра, но проблема в том, что на мосту-то жить некомфортно. Сам по себе мост никому не нужен, это всё равно, что жить в богатой коммунальной квартире, но в коридоре, тобою могут воспользоваться, когда надо, а когда не надо, тебя забывают. Геополитическое положение Украины обманчиво, казалось бы, нельзя без неё обойтись, однако «Северный поток-2» показывает, что можно. Украине не хватает самодостаточности, нынешняя украинская элита, на мой взгляд, не работает в этом направлении.

Руководитель Интернационального союза писателей Александр Гриценко

— А тут замкнутый круг, потому что на Украине национальную идею используют конкурирующие элиты. Одни говорят: «Украина как-то еще сильно под влиянием России! Ее нужно освободить!» Совершается очередная революция, передел бизнеса и так далее. Потом приходят другие, часто под тем же лозунгом. И эти еще больше «освобождают». Потом — следующие. Под антироссийскими лозунгами борются элиты, а люди нищают. Если бы грамотно выстраивали отношения со всеми партнерами — и с Европой, и с Россией, — жили бы как в Словении, сыто и богато.

Польский политический философ Радослав Чарнецки

— Конечно, понятие, упомянутое в вопросе, касается людей, а политики — это люди, которые в определённом смысле представляют всё сообщество. Именно политики допустили фундаментальную ошибку, основав украинское государство после 1991 года на принципах жёсткой централизации. Противоречивая история, не говоря уже об отсутствии единой идентичности жителей, не давала отцам-основателям Украины никаких подсказок относительно будущего проекта страны. У них не хватило воображения и дальновидности, умения мыслить на десятилетия вперёд. Всё говорит о том, что Кравчук и его команда в августе 1991-го были в растерянности: они хотели независимости (или суверенитета), и это для них означало независимость их личной власти от Москвы, а не какие-то национально окрашенные аргументы. Да, их использовали как инструмент, но никто в Киеве не знал, как «склеить» такую большую и внутренне непохожую страну.

Главному национальному достоянию Украины грозит деградация
Главному национальному достоянию Украины грозит деградация
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
В составе СССР это было менее заметно — на фоне 22 миллионов квадратных километров и 250 миллионов человек. С обретением независимости разногласия между регионами Украины и Киевом, который хотел всё решать сам и в своих интересах, стали более явными. И в течение минувших 30 лет они всё время обострялись. «Майданы» были крайним выражением этого процесса, меньшими «приметами времени» были результаты всех выборов и распределение голосов на них. Генезис нынешней деградации Украины по всем вышеперечисленным направлениям, на мой взгляд, лежит в совершенно неправильной концепции функционирования государства, которая реализовывалась с самого начала. Здесь нет чьей-либо внешней вины.

Источники украинских проблем всё время лежали и лежат в головах, в менталитете. С самого начала украинское государство должно было быть построено как федерация или даже как конфедерация разных регионов с разной степенью суверенитета, потому что парадигмы, характерные для этих регионов, радикально различаются в силу их исторических, культурных, языковых, религиозных особенностей. С ограниченной, а не гипертрофированной ролью центра, которым ныне является Киев. Потому что именно из таких идентичностей, сформированных на основе ценностей и опыта, возникают ментальные и политические различия.