То ли в ответ, то ли еще для чего Литва приостановила прием документов от граждан Белоруссии. Но все-таки наблюдатели, кто держит сторону Союзного государства, настроены на этот разворот Лукашенко крайне скептически.

Политическая эквилибристика

«В Латвии и Эстонии уже катастрофа». Эксперт сказал, что потеряет Литва без белорусского транзита
«В Латвии и Эстонии уже катастрофа». Эксперт сказал, что потеряет Литва без белорусского транзита
© РИА Новости, Андрей Александров | Перейти в фотобанк
Два года подряд Лукашенко столь же решительно разворачивался в сторону Запада. Хозяин — барин, и ему продавали норвежскую, азербайджанскую, даже американскую нефть.

Порт Клайпеда был услужливо предоставлен литовской стороной с обещанием услуги «все включено». И была перипетия с доставкой первой партии норвежской нефти, когда танкеры опоздали, попав в шторм. В воздухе висел вопрос: зачем? Никто не сомневался, что это всего лишь капризы пожилого президента, который так или иначе будет вынужден вернуться к российской трубе, потому что чудес не бывает, а в бизнесе всегда права арифметика.

В конце концов все оказались правы. Самодурство не прошло, но цена, которую пришлось заплатить за западный вектор, оказалась очень высокой. Лукашенко так усердно камлал, вызывая дух суверенитета и самостийности, что тот услышал зов и явился.

Теперь вертикаль во главе с президентом не знает, как его спрятать обратно. Ровно, как Янукович весь 2013 год настраивал через СМИ соотечественников на «евроинтеграцию», обещая манну небесную, получив в награду Евромайдан, так и Лукашенко, рассказывая о нежелании быть поглощенным, получил Беломайдан и его чуть не съели западные партнеры.

Вопрос «зачем это все было нужно?» — риторический, и оправдания президента Белоруссии «нас не понимали» выглядят несерьезно.

Новый поворот

Битва за китайский транзит: польские перевозчики боятся калининградских портов
Битва за китайский транзит: польские перевозчики боятся калининградских портов
© РИА Новости, Игорь Зарембо | Перейти в фотобанк
Вслед за обещанием перенаправить белорусский транзит из Клайпеды в Усть-Лугу последовал разговор с главным таможенником. Председатель ГТК Юрий Сенько был вызван в кабинет главы государства. Это публичный ритуал, демонстрирующий прозрачность власти.

Обществу сообщили, что 40% белорусских грузов, которые свозятся в страну отовсюду, идут через Латвию и Литву. Теперь их надо перенаправить. «Если мы возьмемся за этот поток, то логистические пункты Литвы недополучат где-то четверть», — отметил глава государства.

То, что вопрос чисто арифметически развернут в политико-воспитательную плоскость наказания Литвы, может, и эффектно, да больно неправильно. Именно так, пугалками, еще недавно президент склонял Россию. Лукашенко поинтересовался у Сенько, как Таможенный комитет видит переориентацию грузов? Вспомнили и логистические центры на территории Литвы. «Насколько я информирован, эти услуги мы можем оказать перевозчикам в Беларуси. Как вы видите решение этой проблемы?» — спросил он у подчиненного.

Здесь очень важно напомнить, что публичные «ток-шоу» потому и ток-шоу, что формат. Сценарий прописан, тексты заготовлены — это не импровизация. Лукашенко как ведущий играет свою роль, а гость — свою. Так что неожиданностью задача «забрать» у Литвы белорусский транзит и предложить России перевести логистику оттуда в РБ, не была.

И Юрий Сенько ответил, что транзит 2020 года — это 71 миллион тонн товаров, что свидетельствует о тенденции к его снижению. На 15% ниже, чем в 2019-м. Так что Литва теряет эффективность партнера, но и Россия в этом виновата — на 30% был снижен объем прокачки нефтепродуктов для стран Западной Европы. Публичная задача была выполнена. Литве отправили «черную метку», а России — сигнал с элементом упрека.

Голос скептиков

После того как Лукашенко попросил помощи у России перед лицом явного мятежа в своей стране, Кремль отправил целый караван самых высокопоставленных гонцов в Минск. Было много губернаторов, которые обсуждали в том числе вопрос перенаправления транзита, но сначала был премьер. Михаил Мишустин посетил Белоруссию, почти все вопросы обсуждались за закрытыми дверями, а одним из немногих публичных вопросов был как раз разворот экспорта нефтепродуктов через российские порты. Ничего не скрывали, потому что а) надо отправить зарвавшемуся, буферному Вильнюсу «черную метку» потяжелее, и б) — эта идея не нова. Она обсуждается не первый год, а теперь, когда представился случай, станут ее прорабатывать.

В этом месте пора перейти к аргументам скептиков, обещанные выше. Железнодорожная доставка нефтепродуктов в порты невыгодна Минску ни с какого бока, даже с учетом скидок. А прокладка новой трубопроводной ветки — дело рискованное из-за политической нестабильности, но главным образом — многовекторности Лукашенко. Последнее у «стреляных» российских птиц вызывает больше всего сомнений.

Поэтому опытный министр энергетики Александр Новак по итогам переговоров премьеров и сказал, что есть возможности обеспечить транзит нефтепродуктов через Санкт-Петербург и Усть-Лугу есть. Но никакой конкретики не обещал. Зато публично сообщалось, что обсуждался долг Минска за газ, превышающий 200 миллионов долларов, и условия поставок нефти на 2021 год. Однако о достижении договоренностей объявлено не было. И это значит, что разговоры о перенаправлении грузов пока разговоры и ничего больше.

Факты и цифры

Здесь будет уместно напомнить, что в последний раз в широком правительственном составе российско-белорусская интеграция обсуждалась в конце 2019 — начале 2020 года. Окончились переговоры безрезультатно.

С тех пор сменилось правительство России, а затем и Белоруссии. Нынешний раунд не имел бы никакого смысла, если бы не высокая мотивация белорусской стороны. Российско-белорусские отношения застыли в состоянии «холодного партнерства» в период 2018-2020 годов, а переговорный процесс зашел в тупик.

Сейчас повод для перезагрузки есть у Минска. Москва же готова выслушать, с чем белорусы пришли теперь. Точный список проблем никогда не оглашался. Сообщали о том, что есть долги за российский газ, статус которых Беларусь ставила под сомнение, и спорные вопросы по финансовой схеме работы БелАЭС. Сейчас газовая проблема признана белорусской стороной и будет решаться. Россия же, со своей стороны, впервые публично проявила интерес к реализации угрозы Александра Лукашенко повернуть белорусские экспортные грузопотоки из Прибалтики в РФ. Все понимают, что намерение это нерентабельное. Никакой экономической подоплеки нет. Есть политическая мера в ответ на введенные Литвой, Латвией и Эстонией санкций против 30 белорусских должностных лиц, в том числе самого Лукашенко.

Друг к другу лицом. Главные итоги Форума регионов России и Белоруссии
Друг к другу лицом. Главные итоги Форума регионов России и Белоруссии
© Пресс-служба Совета Федерации РФ | Перейти в фотобанк
Белоруссия экспортирует 10,5 млн тонн нефтепродуктов в год, в том числе около 6 млн через порты Прибалтики. Еще 3-3,5 млн тонн — через территорию Украины.

С Киевом у Минска все очень скверно, по всему видно, что будет еще хуже. Но пока про украинцев как экономических партнеров вслух не говорят. Перенаправление потоков из Прибалтики в Россию обсуждается не один год, однако этот вариант менее выгоден для Белоруссии, так как расстояние железнодорожной перевозки от основных белорусских НПЗ до Усть-Луги больше, чем до Клайпеды или Вентспилса.

В 2015-м обсуждалось строительство нефтепровода из РБ в Усть-Лугу. Но вопрос уперся в гарантию прокачки необходимых объемов. В 2018-м замглавы «Транснефти» Сергей Андронов говорил, что при объеме в 3,5-4 млн тонн в год проект не окупается. Были предложения использовать в реверсном режиме пустующую нитку нефтепровода Полоцк — Андреаполь (Тверская обл., РФ), перепрофилировав ее под дизтопливо. Затем отдать под него одну из ниток в Усть-Лугу либо, если объемы будут недостаточны, переваливать в железнодорожные составы.

Но тут российские партнеры твердо стоят на том, что для создания новой инфраструктуры им нужны гарантии, что решение о перенаправлении белорусских нефтепродуктов долгосрочное. Повод для опасений есть.

Риски многовекторности

«Транзит в Литву не прекратился». Безпалько о переброске белорусских грузов в порты РФ
«Транзит в Литву не прекратился». Безпалько о переброске белорусских грузов в порты РФ
© РИА Новости, Андрей Александров | Перейти в фотобанк
Наблюдатели прекрасно помнят то, что еще три месяца назад Минск прорабатывал абсолютно противоположный сценарий, который предполагал сокращение закупок российской нефти и завоз иностранной через порты Прибалтики. На глазах у изумленной публики был дан единственный концерт в исполнении норвежских партнеров Белоруссии. Сквозь горы, тундры и волны в Новополоцкий НПЗ было доставлено сырье из Скандинавии, добытое со дна Северного моря. Это невероятно живописно, но с точки зрения арифметики нонсенс.

Железнодорожные же перевозки доступны уже сейчас. С 2016-го у ОАО РЖД действует скидка в 50% на поставку белорусских нефтепродуктов в российские порты Северо-Запада. Она будет действовать до 2025 года. Однако скидка так и не принесла существенных дополнительных объемов, поскольку с учетом железнодорожного тарифа и стоимости перевалки белорусским грузоотправителям выходило дешевле продолжать использовать прибалтийские порты.

Сейчас перевалка светлых нефтепродуктов в Усть-Луге стоит 1,15 тыс. рублей за тонну, тогда как в Клайпеде — 5,7 евро, то есть в 2,3 раза дешевле. Только на одной перевалке Белоруссия будет терять 600 рублей на тонне. В то же время свободные мощности в Усть-Луге есть, и с учетом планируемого расширения порт уже в течение 2021 года сможет перевалить до трех миллионов тонн нефтепродуктов из Белоруссии. Российские СМИ сообщают, что ОАО РЖД по этому поводу хранит осторожное молчание.

В общем, как бы ни хотелось, но идея перенаправления белорусских поставок в порты РФ исключительно политическая. Фундаментальная же проблема — непрерывный (до 2024 года) рост стоимости российской нефти из-за налогового маневра 2018 года. Маржа белорусской переработки и так сокращается ежегодно, а теперь предлагается еще и увеличить стоимость логистики. Это возможно только в том случае, если Россия как-то компенсирует политическое решение Лукашенко.

Решил бы проблему переход на единую налоговую систему. Но этот вопрос, очевидно, из закрытой части переговоров.

Радует, что они признаны успешными.