«Я могу сказать точно, что в Минске эти ребята участвуют, в Бресте тоже участвуют. Можно сказать, что они на передовой, — говорит источник Украина.ру среди протестующих, ранее давший нашему изданию подробное интервью о происходящем на улице. — Они организованы, они умеют себя вести в стрессовых ситуациях, они не боятся вступать в физическое противостояние с милицией. Хотя, по моим впечатлениям, за два дня они никого не провоцировали. Но давать отпор они могут, и мы видим, что это происходит».

Жесткий вариант в Минске. Эксперты о протестах и будущем Лукашенко
Жесткий вариант в Минске. Эксперты о протестах и будущем Лукашенко
© REUTERS, Vasily Fedosenko

Никаких заявлений или хотя бы даже упоминаний со стороны ультрас об их участии в протестах, конечно, нет. Нет даже на сугубо фанатских (не клубных) интернет-ресурсах, таких как страницы болельщиков «Динамо» (Минск) Made in Minsk в Instagram (4,0 тыс. подписчиков), паблик «Фанаты Динамо Минск | Zroblieny ŭ Miensku» в «ВКонтакте» (13,1 тыс. подписчиков), паблик «Ультрас Беларусi | Belultras.by» в «ВКонтакте» (25,5 тыс. подписчиков). Все понимают, что не только участие в протесте, но и сочувственная публикация об этом грозит уголовным преследованием.

Однако на тех же ресурсах фанатов «Динамо» (Минск) утром 12 августа было опубликовано объявление: «Бело-синие! Собираем инфу о наших соратниках, которые пострадали в течение последних дней». Иначе говоря, участие футбольных болельщиков в протестах ни у кого не вызывает сомнений.

«Они на передовой». Футбольные ультрас играют большую роль в белорусских протестах

Стоит пояснить, что представляет собой организованное движение футбольных болельщиков в Белоруссии — именно организованное, а не те, кто болеет перед телевизором или иногда заходит на стадион с семьей. Те, кого на международном сленге называют «ультрас» (итал. ultras) или «торсида» (порт. torcida), хотя правильнее было бы в последнем случае говорить «торсидос», но так уж повелось.

Строго говоря, международная фанатская субкультура с 1980-х годов различает организованно поддерживающих клуб на стадионе «ультрас» и отстаивающих честь клуба в уличных драках «хулиганов» (англ. hooligans), сокращенно «хулсов» (англ. hools).

Это было верно и для Белоруссии, но за 2010-е годы жесткие репрессии спецслужб свели фанатский хулиганизм в ноль.

«По фанатам много лет ездила катком репрессивная машина, поэтому этого практически нет», — говорит источник Украины.ру.

К тому же в 2014 году был расформирован ФК «Партизан» (Минск), в 2002 — 2010 годах существовавший под более известным названием «МТЗ-РИПО». За этот клуб болели пусть не особо многочисленные, но хорошо организованные и отлично умевшие драться ребята радикально левых взглядов, служившие для фанатов прочих клубов (сплошь правых) едва ли не главным раздражителем.

Белоруссия. Хроника протестов, ночь с 12 на 13 августа
Белоруссия. Хроника протестов, ночь с 12 на 13 августа

Во второй половине нулевых автор этих строк сам активно интересовался фанатской субкультурой и регулярно читал фанатские гостевые (они же гесты, от англ. guest) в интернете, бывшие тогда главными онлайн-площадками для общения болельщиков. Определенная картина сложилась уже тогда, но она нуждается сейчас в определенной корректировке. 

«Они на передовой». Футбольные ультрас играют большую роль в белорусских протестах

«Численно — до 10 тысяч человек по стране», — оценивают знающие люди общее количество людей, входящих в организованное фанатское движение Белоруссии.

По российским меркам это немного (к примеру, только «общак», то есть суммарная численность всех фанатских «фирм» одного только московского «Спартака» в нулевые оценивалась цифрой около 1000 человек), но так и Белоруссия гораздо меньше России.

На первом месте во всех отношениях — известность, число болельщиков — и тогда, и ныне стоит ФК «Динамо» (Минск). Конечно, в столице есть и другие футбольные клубы — например, ФК «Минск», — но их реноме и поддержка даже близко не подходит к «Динамо».

Сейчас его положение похоже на «Динамо» в Киеве или «Зенит» в Петербурге, с той лишь поправкой, что в других городах страны нет и близко сопоставимых клубов.

Если брать организованное фанатское движение, то после «Динамо» (Минск) идет тройка клубов — БАТЭ (Борисов), «Днепр» (Могилев) и «Динамо» (Брест).

«У них наиболее многочисленные фанатские группировки», — поясняет источник.

Кто-то удивится, что в тройку сильнейших входит клуб из Борисова, притом что этот город — лишь районный центр с населением 140 тыс. человек. Но напрасно.

Во-первых, БАТЭ — очень титулованный клуб (15-кратный победитель чемпионата Белоруссии по футболу, 4-кратный обладатель Кубка и 7-кратный обладатель Суперкубка Белоруссии, 5 раз выходил в Лигу чемпионов и 3 раза в Лигу Европы). В родном городе поддержка клуба — дело чести, а победа клуба — победа для всех горожан.

Во-вторых, и в России одной из самых сильных в бойцовских качествах фанатских «фирм» считается Orel Butchers, хотя по населению и богатству Орел уступает даже многим областным центрам.

Белоруссия. Хроника протестов, 12 августа
Белоруссия. Хроника протестов, 12 августа

Все прочие клубы — будь то «Неман» из Гродно или «Торпедо-БЕЛаз» из Жодино (Минская область) — идут за упомянутыми выше.

Немалые вес и уважение в фанатской среде страны-соседки, как в свое время в России, есть у минского «Торпедо» (с 1998 по 2008 год имевшего приставки «Торпедо-МАЗ» и «Торпедо-СКА»), который среди правых ультрас котировался в свое время чуть ли не наряду с минским «Динамо».

Однако, опять же, как и в нашей стране, клуб с богатой историей и мощным фанатским движением закрылся из-за финансовых причин — сначала его «сбросил с баланса» завод МАЗ, а затем и купивший клуб бизнесмен из России.

«Они на передовой». Футбольные ультрас играют большую роль в белорусских протестах

Политикой белорусские ультрас начали интересоваться лишь с недавнего момента. Точнее, до этого они имели определенные идеологические симпатии, на основе которых могли поддерживать политические силы схожей ориентации.

«В начале 2000-х фанатское движение было фронтом поддержки белорусского отделения РНЕ*», — говорит источник в протестном движении Белоруссии.

Это, конечно, некоторое преувеличение — точнее, поддержка со стороны фанатов была, но все-таки более в плане идеологической близости, нежели в плане практических действий.

29 декабря 2014 года в популярном блоге «История белорусского футбола» на сайте by.tribuna.com была опубликована большая подборка воспоминаний о том, «каким был фанатизм в 90-х».

«Местом тусовок динамовских фанатов были «труба» (подземный переход возле магазина «Центральный». — Tribuna.com) и Паниковка (Александровский сквер — Tribuna.com), — вспоминает один из ультрас, участвовавший в фанатском движении «Динамо» (Минск) с 1995 года. — Рядышком собирались скины. Мы тесно общались. Кто-то из наших даже в каких-то блоках (видимо, речь про скинхедские «бригады». — Авт.) состоял. По большому счету, по духу они нам были ближе всего, так как в то время мы ориентировались на Москву. А там уже вовсю диктовалось, что фанаты должны быть правыми. И скины присоединились просто. Но на секторе были и ребята из White Power (скинхеды. — Авт.), и РНЕшники, и нацболы*, и даже анархисты (не путать с нынешними) (в 1990-е годы анархисты, слушавшие Егора Летова, представляли собой среду поддержки НБП*. — Авт.). И мы мирно сосуществовали. Не было никакой политики. Мы дрались друг за друга. WP-шник и нацбол* могли стоять спиной к спине».

В политику ультрас пошли уже в нулевые годы. Например, 4 ноября 2007 года громко заявила о себе массовой дракой с анархистами на оппозиционном «Социальном марше» в Минске организация «Белая Воля», укомплектованная в том числе из ультрас «Динамо» (Минск) и «Минска». Эта организация, насчитывавшая порядка 50 человек, апеллировала к идеологии White Power, к борьбе с миграцией и противостоянию с либеральной оппозицией.

Майдан в Киеве и Плошча в Минске: в чём сходства и различия?
Майдан в Киеве и Плошча в Минске: в чём сходства и различия?
© REUTERS, Jedrzej Nowicki/Agencja Gazeta/via REUTERS

С другой стороны, интересовались болельщики и организациями противоположного политического спектра, но главное — ориентированными на силовую составляющую. Мне довелось пообщаться в том числе с одним из бывших полевых командиров молодежного движения «Зубр», действовавшего в 2001-2006 годах, и он упомянул среди прочего, что в то время «в моей группе было несколько ребят из торпедовских фанатов, они не стеснялись участвовать в различных политических движах и принципиально придерживались патриотических взглядов — флаг с «Погоней» и так далее».

В целом же, по его словам, «фанаты «Торпедо» (Минск) всегда отличались от всех остальных фанатов принципиально патриотическими взглядами, то есть «Погоня» и бело-красно-белый флаг, в какой-то момент они были едва ли не единственными».

Действительно, в апреле 2012 года один из представителей фанатского движения «Торпедо» упомянул в интервью сайту goals.by: «Мы всегда были ближе к оппозиции и выступали за белорусский язык. Все это началось где-то в 2002-м году… Мы всегда были против «имперки». Вывешивать этот флаг никогда не разрешалось… Человек 50 решили поддерживать только созданный «Минск». В результате, получали они от нас тумаков постоянно… за то, что на нашем стадионе «Торпедо» позволяли себе вывешивать имперские флаги».

«Они на передовой». Футбольные ультрас играют большую роль в белорусских протестах

Окончательный перелом наступил в первой половине 2010-х годов. По фанатским пабликам несложно заметить, что в 2014-2015 годах полностью исчезают многочисленные до этого рисунки и атрибутика с «кельтскими флагами» и подобной международной неонацистской символикой.

С одной стороны, это можно объяснить давлением силовиков, разгромивших правые околофутбольные группировки, но с другой — сменой поколений. Условно говоря, «поколение 90-х» с «имперками», «кельтскими крестами» и «Слава России!» ушло в семейную жизнь, а на смену ему пришло новое, молодое — с «Жыве Беларусь!» и бело-красно-белым флагом с «Погоней».

«Революция спальных районов»: как выглядит протест в Белоруссии изнутри
«Революция спальных районов»: как выглядит протест в Белоруссии изнутри
© Sputnik | Перейти в фотобанк

«Пятнадцать лет назад с «имперкой» можно было прийти на стадион «Динамо» или другого клуба, и ничего не было бы, а сейчас за это разорвут на части прямо там же, — говорят источники Украины.ру. — У нас произошел идеологический перелом в фанатском движении. Оно стало патриотическим и, безусловно, оппозиционно настроенным к власти».

Действительно, по наблюдениям автора этих строк (основанных на публикациях фотографий в фанатских пабликах), последний раз «имперские флаги» белорусские болельщики вывешивали на стадионах в 2013 году, да и то лишь у некоторых провинциальных клубов (вывешивавшиеся кое-где позже российскими фанатами на выезде — не в счет).

Жесткие репрессии силовиков вызвали среди футбольных фанатов рост оппозиционных настроений. К тому же на фоне разгрома почти всех молодежных оппозиционных организаций какая-либо молодежная активность стала возможной только в фанатском движении, которое власти терпели, не желая оставлять свои стадионы без болельщиков.

Эти настроения долгое время зрели и в полную силу проявились сейчас.

* Организации запрещены Верховным судом РФ.