Некоторые видимые признаки и правда присутствуют. Но они невероятно преувеличены всеми медийными площадками. Информационного шума вокруг небогатого на конкретные события белорусского кейса гораздо больше, чем это хотят показать. На этом фоне президент Лукашенко демонстрирует полное спокойствие и уверенность в августовском результате. Пока всё складывается в его пользу. И если это так, главное, что должно волновать наблюдателей, — а что же будет наградой ядерному электорату победителя?

«Помогу, лет через пять». Арест соперника Лукашенко и протесты в Минске
«Помогу, лет через пять». Арест соперника Лукашенко и протесты в Минске
© REUTERS, Vasily Fedosenko

Факты и шум

Главное событие — Лукашенко поехал в Москву на парад Победы. Минск посетил Сергей Лавров, который подписал с белорусским коллегой взаимное признание виз. Наконец, президенты РФ и РБ поговорили по телефону. Это всё — сухие факты против целой инфокампании алармистов, что в ответ на «рейдерский захват» Белгазпромбанка будут жесткие ответы, чуть ли не война.

Но ничего страшного не случилось, наоборот, стороны демонстрируют взаимное доверие и стандартный рабочий уровень отношений. Да, и очень важно то, как начала комментирование официальных контактов пресс-секретарь президента РБ Наталья Эйсмонт: «Речи о газпромовском банке во время разговора не шло. Эта тема не обсуждалась». Повода не верить этому нет. А раз так, ясно, что тема Белгазпромбанка переместилась из политической плоскости в область хозяйственного конфликта.

Словесные заявления о «вмешательстве в выборы» вообще стали напоминать скандал на остановке. На претензии Кремль попросил предъявить факты, никаких фактов не последовало, а значит, «милые бранятся — только тешатся». Арест же Бабарико с сыном из-за «политических преследований на выборах» обернулся уголовным делом на тему воровства и коррупции. Безусловно, проблемой являются попытки раскачать улицу. Эти намерения четко видны, а реакция протестной части населения показывает, что как минимум улица имеет относительно происходящих событий свою собственную точку зрения, отличную от официальной.

Однако картинка в СМИ сильно преувеличена политтехнологическими средствами. Акции прошли, а потом все улеглось. В конце концов, если бы все было серьёзно, Лукашенко как минимум не покинул бы «капитанский мостик» в тревожный момент. Но он едет в Москву с сыновьями, а значит держит ситуацию под контролем. И это мощный сигнал уровня доверия: Минска к Москве и Москвы к Минску. А накануне отъезда Лукашенко сам дорисовал последний штрих к картине социального спокойствия: встретился с представителями оппозиции в неформальной обстановке, а заодно и с десантниками.

Как видите, в его системе всё увязано и продумано.

Парад и не только

Все обратили внимание на то, что встречи формата «Путин-Лукашенко», которые годом-двумя раньше проходили очень часто, вдруг прекратились. Это истолковали как чёткий знак того, что отношения охладились до стадии заморозки. Все направления переговоров зашли в тупик, никакого просвета в этом не наблюдалось. И вот знаковый договор подписан Лавровым в Минске, президенты общаются по телефону, и в Москву глава РБ едет всей семьей.

Аналитики и наблюдатели немедленно заговорили об «оттепели» и стали перечислять, о чем может пойти речь в столице России.

На первое место эксперты выносят вопрос Белгазпромбанка. Многие считают преувеличением роли этой темы. Как уже было сказано, вопрос из политический сместился в хозяйственную. Пока что этот конфликт считают следствием чисто ситуативной, внутрибелорусской повестки. Её разрешение, затянется оно или нет, безусловно после выборов тихо и незаметно будет двигаться внутренними рычагами. Временная администрация во главе с Надеждой Ермаковой уже связывалась с основными российскими акционерами Белгазпромбанка, но они «отказались обсуждать вопросы совместной деятельности».

Что ж, как обычно, это могут обсуждать после парада. Но вряд ли на уровне «кукловодов».

Почти миллиард. Откуда на счетах у сына Лукашенко могут быть сотни миллионов долларов?
Почти миллиард. Откуда на счетах у сына Лукашенко могут быть сотни миллионов долларов?
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Висит в воздухе еще один связанный с Газпромом вопрос. Минск просит снижения цен на газ. После Белгазпромбанка сложно даже представить, что госкорпорация будет это обсуждать. Но в белорусско-российских отношениях чудеса бывают. Может, нечто подобное случится и на этот раз. Пока Минск требует пересмотра контракта, который был подписан 4 февраля. По нему цена на газ была сохранена на уровне 2019-го — 127 долларов за тысячу кубометров. Точку в аналогичном споре в 2016-2017-м поставила личная встреча президентов: договорились о «перетаможке» нефти.

Границы между участниками Союзного государства по-прежнему не открыты, хотя режим существенно смягчен. Москва связывает эту ситуацию с эпидемической обстановкой, хотя на сегодня «открылась» даже Украина. Сотрудничество двух стран в борьбе с коронавирусом и его последствиями Владимир Путин и Александр Лукашенко начали обсуждать на минувшей неделе по телефону. Известно, что Россия предложила Белоруссии свое лекарство. Лукашенко эту помощь принял. Больше ничего конкретного по поводу ограничительных мер из-за коронавируса не известно.

Минск и Москва избрали разные стратегии в этой истории. И решения будут приниматься на высшем уровне.

Ну и кредит: куда же без него! Минску нужны деньги для непрерывной реструктуризации внешнего долга и его рефинансирования. Москва улучшит условия по займу на БелАЭС. А Минфин РБ занял 1,25 млрд долларов через евробонды. Ставка не маленькая: около 6-6,3% годовых. И чиновники в поисках более дешевых денег. Донорами могли бы стать подконтрольные Москве Евразийский фонд стабилизации и развития, а также Евразийский банк развития. Они готовы помочь, но брать у них когда-то запретил лично Лукашенко. А на онлайн-саммите ЕАЭС вдруг поменял мнение, намекнув на то, что будет добиваться «упрощенного порядка предоставления помощи», основываясь на опыте МВФ.

Сейчас вопрос кредитов как никогда актуален: Нью-Йорк продолжает требовать выполнения рекомендаций ВОЗ взамен на 900 млн долларов.

«Что за глупость? Мы ни под кого плясать не будем», — отрезал Лукашенко.

Нефть тоже важная и актуальная тема разговора глав государств. Поставки с апреля идут в необходимом Белоруссии объёме. Не урегулирован механизм межбюджетного трансферта в рамках расчетов за нефть. Речь идёт о компенсации из бюджета РФ премии поставщикам нефти в Беларусь. По оценкам российской стороны, это будет около 60-70 млн долларов за 2020 год. Ну и вопрос «компенсации» за налоговый манёвр тоже никуда не делся, хотя сегодня он и не так остро звучит.

Тут ясно, что тема в тупике из-за того, что Минск требует компенсации безоговорочно, а Москва требует подписать 31-ю «дорожную карту» углубленной интеграции в Союзном государстве. Но вопрос «дорожных карт» достали из долгого ящика и посол Белоруссии в России Владимир Семашко заявил, что Минск готов вернуться к переговорному процессу по углублению интеграции с РФ в сентябре-октябре 2020 года. То есть после выборов.

Однако стоит припомнить, что ранее Лукашенко заявлял, что не подпишет «дорожные карты», если не будут решены вопросы по равным ценам на газ и нефть, открыты рынки РФ для белорусских товаров и сняты другие барьеры.

Лукашенко в положении осаждённой крепости. Эксперты о предвыборном обострении в Белоруссии
Лукашенко в положении осаждённой крепости. Эксперты о предвыборном обострении в Белоруссии
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Выборы: всё идёт по плану

Как уже говорилось, Лукашенко вряд ли поехал бы в Москву, оставив нерешенные проблемы и серьезные риски. Конечно, от Москвы пара часов до Минска самолетом, но уехать всей семьей, если бы хоть что-то шло не так, не в стиле Лукашенко. Логично, что всё идет по его плану. Тема «трёх процентов», которыми измеряют популярность кандидата Лукашенко его противники и враги, озвучена «самим» весело и добродушно, как ранее он иронизировал на тему «последнего диктатора Европы».

С какой бы целью Виктор Бабарико ни шел на выборы, создать из него образ единого кандидата от оппозиции не удалось, вопреки серьезным попыткам, включая использование улицы. Пишут, что Бабарико удалось максимум стать известным, прозвучав громче других конкурентов. Но он в СИЗО КГБ, ему предъявлены серьезные обвинения, что ставит крест на дальнейшем, даже чисто техническом участии в выборном процессе. Новые попытки подключать улицу будут чреваты для организаторов самыми серьезными последствиями. И организаторы, похоже, это понимают.

Лукашенко выглядит уверенным в себе и совершенно спокойным. У него это 68-е выборы в его стране. Ничего нового в 2020 году не случилось. Как обычно, белорусская оппозиция так и не смогла договориться, а уж тем более выдвинуть единого кандидата. Кое-кто вообще считает, что это гиблое дело, и отказался играть в выборы. С возмутителями спокойствия, Бабарико и Тихановским, "решили вопрос". О последнем уже почти не говорят. 

Кстати, оппозиция отнеслась к информационному успеху Бабарико настороженно: им до сих пор непонятно, зачем он решил оставить банк и полез в опасное и совершенно ему не знакомое политическое дело. Непонятно и чем он собирался осчастливить Белоруссию. Если именным, системным, жестким стилем — эта ниша давно занята. А повторение неолиберальной «революции» 1991 года никому не нужно. Все её видели и хорошо помнят.

Остается вопрос: а что несёт новый срок Лукашенко? Есть ли новые идеи? Пока ничего нового не наблюдается.