Пока что такой вариант реализован только в Азербайджане. В 2003 году тяжело больной Гейдар Алиев официально выдвинул в президенты своего старшего сына Ильхама, который и правит с тех пор, уже в третий раз побеждая на президентских выборах.

Возможно, такая же комбинация готовится в Белоруссии, где старший сын Александра Лукашенко, Виктор, уже в 30 лет стал помощником президента по национальной безопасности, а спустя два года — членом Совета безопасности Республики Беларусь.

Нурсултана Назарбаева нет сыновей. Однако есть дочери, и старшая из них, Дарига, вполне могла бы подойти в преемницы, тем более, в отличие от сыновей президентов Белоруссии и Азербайджана, она реально обладает и характером, и харизмой, и политическими амбициями, и реальным влиянием в стране. У Но ее амбиции были в свое время так велики, что ранее отец, испугавшись, лишил ее большей части рычагов этого самого влияния.

Зачистка медиапространства

Звезда Дариги Назарбаевой высоко взошла в 1995 году, когда ей было 32 года. То был год позабытого ныне, но определившего судьбу страны на десятилетия вперед конституционного переворота, произведенного Назарбаевым (аналогичный годом спустя, кстати, устроил в Белоруссии и Лукашенко).

Две упомянутые выше постсоветские республики мы привыкли считать уже изначально авторитарными, с бесконечно переизбирающимся безальтернативным президентом, с подконтрольными ему СМИ и отсутствием оппозиции. Но так было не всегда. На 1991—1995 годы и в Белоруссии, и в Казахстане пришелся период бурного расцвета свободы.

К счастью, у нас есть свидетели той эпохи, оставившие мемуары о ней. Например, это Сергей Дуванов, который в 1987—1991 годах занимал посты главного редактора, заведующего отделом и заместителя главного редактора главной редакции социологии Гостелерадио Казахской ССР, в 1992—1997 годах руководил радио «Макс» (позже Радио «М») и вел программу «Открытая зона» (что-то вроде тогдашнего аналога украинского ток-шоу Савика Шустера) на алмаатинском телеканале «М».

Дарига Назарбаева — потенциальная наследница

Оба упомянутых выше независимых СМИ были закрыты в 1996 году властями, причем «Открытую зону», где 20 ноября 1996 года состоялся круглый стол руководителей всех независимых СМИ Казахстана, отключили от вещания в прямом эфире. Радио «Азаттык» (казахская редакция Радио «Свобода») позже назвало это «первой крупной зачисткой на рынке массмедиа… после объявления независимости Казахстана».

Борьба жузов и растущая радикальная исламизация страны. Тайная война в степях и городах Казахстана
Борьба жузов и растущая радикальная исламизация страны. Тайная война в степях и городах Казахстана
© commons.wikimedia.org, Radosław Drożdżewski (Zwiadowca21)

Поскольку уже во второй половине 1990-х годов Дуванов стал одним из главных публичных критиков Назарбаева и расследователей коррупции власти (в частности, зарубежных счетов президента и его семьи), по законам жанра его посадили в 2002 году, по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней, показательно осудив на 3,5 года колонии.

В 2003 году при ввозе в Казахстан тиража книги Дуванова «Убить дракона» он был полностью изъят и уничтожен таможенниками с формулировкой: «Изъятая печатная продукция при ввозе на территорию РК может быть использована для посягательства на честь и достоинство президента РК».

Но вернемся к событиям, свидетелем которых он был.

«В 1991—1995 годы независимая пресса Казахстана переживала настоящий Ренессанс, — вспоминает Дуванов. — Каждый год открывались десятки новых газет и журналов, радиостанций и телеканалов. Появлялись новые программы, новые имена в журналистике. Жесткая конкуренция на рынке информационных услуг определяла качественный рост СМИ, рост профессионализма журналистов. После долгих лет господства коммунистической цензуры начала формироваться школа новой идеологически свободной казахстанской журналистики. Журналисты учились говорить правду, открыто и без опаски подвергнуться наказанию».

Однако, по его словам, этот процесс был остановлен властями, и вот по какой причине: «Социально-экономический кризис, в каком оказался Казахстан, тяжелейшее положение широких масс, их недовольство действиями властей, появление оппозиционных настроений не могли не найти отражения на страницах газет, в эфире телевидения. Понятно, что основные стрелы критики направлялись именно в президента и его ближайшее окружение. Это не могло им нравиться, но, пока независимые СМИ были маловлиятельными, критику и оппонирование терпели».

Внук Назарбаева Айсултан определился с метрополией. И, возможно, с будущим президентством
Внук Назарбаева Айсултан определился с метрополией. И, возможно, с будущим президентством
© Facebook, Aisultan Rakhat

Однако, пишет Дуванов, в какой-то момент государственное телевидение Казахстана стало откровенно проигрывать своим конкурентам: «К 1995 году местные независимые СМИ и российские телеканалы ОРТ и РТР, выиграв конкурентную борьбу у государственных СМИ, уже доминировали в информационном пространстве Казахстана. Рост популярности независимых газет и телеканалов напугал президента и его окружение, стало очевидно, что они теряют контроль над общественным мнением».

Дарига Назарбаева — потенциальная наследница

А это было тем более опасно, что в 1996 году Назарбаев должен был переизбираться на пост президента, и в условиях отсутствия контроля за медиапространством обнищавшее население скорее всего проголосовало бы за кандидата-оппозиционера.

11 марта 1995 года Назарбаев своим указом распустил Верховный Совет Республики Казахстан. Депутатов, отказывавшихся согласиться с этим и объявивших голодовку, затем выдворили из здания парламента силовым путем (все это мы увидим год спустя и в Минске). 29 апреля 1995 года был проведен референдум, продливший полномочия президента до 2000 года, 30 августа 1995 года принята новая Конституция, 9 и 23 декабря 1995 года в два тура проведены новые парламентские выборы, на которых первое место (25 из 67 мандатов) получила президентская Партия народного единства Казахстана, в 1999 году влившаяся в объединенную «партию власти» «Отан» (казах. «Отечество»).

«Дарига должна отойти». Эксперт о том, как Казахстану правильно поступить с внуком Назарбаева
«Дарига должна отойти». Эксперт о том, как Казахстану правильно поступить с внуком Назарбаева
© Facebook Aisultan Rakhat

10 января 1999 года на объявленных досрочно (это вообще фирменный стиль Назарбаева — видимо, даже в условиях монополии на административный и медиаресурс он опасается оппозиции и не дает ей возможности для мобилизации) выборах действующий президент успешно переизбрался. Но почву для этого начали готовить загодя.

Дочь-медиаправительница

«С конца 1996 года правительство начинает выправлять положение. Борьба за возврат влияния в эфире велась по трем направлениям, — пишет Дуванов. — Во-первых, был проведен конкурс на частоты, на котором из 50 работающих в эфире станций закрыты около 30. В эфире остались в основном те, кто сумел доказать свою лояльность власти. Во-вторых, прекращается трансляция российского канала РТР и существенно ограничивается трансляция ОРТ. В-третьих, находятся средства на создание нового государственного телеканала «Хабар», который возглавляет дочь президента».

Кроме того, зачистили и печатную прессу: «Тем из газет, которые отказывались продаваться, создавались «условия», при которых они вынуждены были закрываться… Либо организовывались судебные иски, которые один за другим предъявлялись редакции, по которым суды выносили решения, разорявшие газету. Либо это был приход налоговой полиции, устраивающей проверку на несколько месяцев, в течение которых газета не выходила, либо изъятие тиражей под надуманными предлогами. Либо создавались непреодолимые финансовые и административные препятствия для полноценной работы газеты. Таким образом, только накануне президентских выборов было закрыто 15 газет».

В итоге, констатирует Дуванов, «к началу президентской предвыборной кампании 1998 года более 90% информационного пространства так или иначе контролировалось президентом и его окружением».

Политолог Чеботарёв: В Казахстане к Китаю всегда было неоднозначное отношение
Политолог Чеботарёв: В Казахстане к Китаю всегда было неоднозначное отношение

Что немаловажно, были перераспределены и огромные доходы от рекламы: «В 1996 году государственное телевидение (включая «Хабар», которым руководит дочь президента Дарига Назарбаева) контролировало около 20% рекламы телевизионного рынка. Остальные рекламные деньги забирали российские и местные коммерческие студии… Руководство «Хабара» решило изменить ситуацию… взялись за российские каналы, которые забирали львиную долю казахстанской рекламы. Кое-кого просто выкинули из рекламного поля (РТР). У тех, кто остался (ОРТ), отобрали право иметь свою рекламу, ее просто стали вырезать, вставляя свою. Доля рекламных денег, поступающих в карман государственного ТВ (в основном «Хабара»), перевалила за 80%».

Однако стоит уточнить один важный момент. Хотя «Хабар» и создавался, и финансировался государством, государству тогда не принадлежал.

«"Хабар" в нулевые годы был частной компанией», — напомнил в 2013 году бывший креативный менеджер телекомпании Ержан Сулейменов. И уточнил: «Государственным он (телеканал. — Авт.) стал в течение последних трех-четырех лет, когда государство выкупило 51 процент акций агентства "Хабар"».

Процитирую сообщение из российского журнала «Эксперт» за март 2008 года: «О том, что на продажу единым лотом выставляются 49,99% простых акций АО «Агентство "Хабар"», стало известно 11 марта из сообщения на сайте Казахстанской фондовой биржи (KASE)… По данным на 2006 год, этот пакет акций делили ЗАО «Казцентр-ТВ» и ЗАО «Казахстанская телерадиокорпорация». Однако в Казахстане никто не сомневается, что, какие бы юридические лица ни назывались в качестве продавцов акций, за ними стоит Дарига Назарбаева, которая возглавляла агентство «Хабар» в течение девяти лет, до своего избрания в парламент. На торги выставлены именно ее акции».

Вообще, на вопрос о том, принадлежит ли ей блокирующий пакет акций «Хабара», дочь президента реагировала очень остро. Так, на бывшего министра информации Алтынбека Серсенбаева, требовавшего передать акции созданного на государственные деньги телеканала государству, агентство подало в суд, и Медеуский районный суд Алматы признал 13 июня 2005 года доводы Сарсенбаева о том, что Дарига является владельцем пакета акций «Хабара», недостоверными.

То есть, не совсем так. Как писали журналисты «Немецкой волны»: «Как позже заметили наблюдатели, судья Шарипов, по сути, обманул Алтынбека Сарсенбаева и его адвоката Сергея Уткина, обратившись к ним во время одного из судебных заседаний с просьбой не поднимать собранные ими доказательства о создании Даригой Назарбаевой и её семьей крупнейшего в стране медиахолдинга. Свою просьбу Нурсерик Шарипов обосновывал тем, что это может вызвать подачу целой серии исковых заявлений со стороны других организаций и частных лиц, названных в документах бывшего министра информации Казахстана». А потом признал его заявления недостоверными ввиду отсутствия подтверждающих документов…

Притом, что Сарсенбаев располагал большим объемом документов по поводу собственности в холдинге, созданном Даригой Назарбаевой. Как сообщила «Немецкой волне» президент казахстанского фонда "Журналисты в беде" Розлана Таукина: «Я… была в офисе у А.Сарсенбаева и очень внимательно смотрела те аргументы, которые не были представлены широкой публике — то, что судья отказывался принять к рассмотрению в ходе судебного разбирательства. У него целая папка ксерокопий документов юридических лиц, которые являются соучредителями и собственниками всех перечисленных им телерадиокомпаний. И аффилированность по тем лицам, которые там перечислены, очевидна… Например, там фамилия одного из дипломатических работников, которая сейчас работает в системе ООН — она даже не была в стране (в Казахстане. — Авт.), но была близкой студенческой подругой Дариги Назарбаевой и поэтому дала разрешение использовать свои документы как одного из учредителей "Хабара". И владеет она 31% акций в огромном медиахолдинге».

Казахстан — terra incognita
Казахстан — terra incognita
© РИА Новости, Михаил Воскресенский | Перейти в фотобанк

Политика: взлет и опала

«Винтовка рождает власть», — учил Мао Цзэдун. Виктор Пелевин в романе «Generation "П"» учит, что теперь власть рождают массмедиа, более того — они и есть власть.

Руководства крупнейшим медиахолдингом страны Дариге Назарбаевой оказалось мало, и она начала конвертировать свой медийный капитал в политический.

25 октября в Алматы прошел учредительный съезд Республиканской партии «Асар» (казах. «Всем миром»), главой которого была избрана дочь Назарбаева.

Дарига Назарбаева — потенциальная наследница

Благодаря такому лидеру «Асар» представала в глазах многих как еще одна «партия власти», созданная в пику — или для замены — «Отану».

«У чиновничества поначалу случилось шизофреническое раздвоение личности, они не понимали, кто властнее — «Отан» во главе с отцом или «Асар» во главе с дочерью. Чиновники кинулись перебегать из «Отана» в «Асар», и если бы Назарбаев не выступил на съезде «Отана», подтвердив, что это именно его партия, перебежали бы туда полностью», — отмечали журналисты.

«Или же другой опус: «Асар» создал (27 января 2004 года. — Авт.) свою парламентскую фракцию из числа «свободных» депутатов до оглашения своей политической программы и даже до проведения своего первого съезда, — отмечал в марте 2004 года (за полгода до парламентских выборов) сопредседатель крупнейшей оппозиционной партии «Ак Жол» (казах. «Светлый путь») Алтынбек Сарсенбаев. — Наверное, этот случай будет вписан золотыми буквами в политическую историю Казахстана! Те же депутаты, которые вошли в эту фракцию, до сих пор не поняли, в каком неловком положении они оказались. Видимо, поэтому они сегодня начинают оправдываться и говорить, что они вошли во фракцию, но не вступали в партию».

Он же констатировал: «Партия «Асар» — это конъюнктурный пиар-проект, для реализации которого мобилизованы все национальные телеканалы медиахолдинга Дариги Назарбаевой, все его кадровые и интеллектуальные возможности. Для этого привлечены весьма серьезные финансовые ресурсы и политтехнологи из России».

На выборах 19 сентября 2004 года недавно созданная партия получила третье место с 11,4%, пропустив вперед лишь «Отан» с 60,6% «Ак Жол» с 12,0%. Впрочем, реально «Асар» получила лишь 4 депутатских места, тогда как в созданную 27 января 2004 года фракцию входили три депутата Мажилиса (нижней палаты) и семь членов Сената (верхней палаты), в основном перебежчики из «Отана».

Идея состояла в другом — в январе 2004-го Дарига открыто предлагала создать избирательный блок «Отана» и «Асара», и, с учетом перебегания депутатов в ее партию и широкой общественной реакции на современные избирательные технологии (вспомним про огромные рекламные доходы холдинга, монопольно царившего в стране), после победы она стала бы вторым человеком в государстве после своего отца.

Однако реальной властью делиться с ней никто не хотел. В 2006 году «Асар» был «добровольно-принудительно» влит в «Отан», ставший после этого «Нур Отаном» (казах. «Свет Отечества). Чтобы исключить дальнейшее влияние Дариги на общественно-политические процессы, в 2008 году у нее выкупили половину акций «Хабара».

Посты депутата, а затем даже главы Сената у дочери Назарбаева были, но это были высокие должности в системе, полностью управляемой другими людьми.

Но где гарантии, что, став президентом, она немедленно не начнет мстить тем, кто оттер ее от власти в 2004 году?