Несмотря на то, что президент торопил парламент с принятием законопроекта «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно ответственности за преступления, совершенные преступной сообществом» и поставил его в разряд приоритетных, депутаты внесли 96 поправок и предложений, из которых 43 комитетом учтено, а 53 отклонено.

Президент Зеленский предлагал внести изменения в УК Украины, по которым воров, коронованных авторитетами, можно было бы судить только за статус «вор в законе», а также усилить уголовную ответственность за создание «преступного сообщества».

Дело в том, что сегодня максимум, что грозит заезжим на Украину «ворам в законе», это депортация. Их выдворяют, но они возвращаются по поддельным документам. Местных с украинским паспортом просто отпускают, так как задержанным нечего предъявить, если при них не находят наркотики или оружие. В лучшем случае после нескольких месяцев под стражей «пиковые» выходят на свободу.

Президент предлагает подкорректировать УК Украины: 

— Добавить к терминам «организованная группа» и «преступная организация» понятие «преступное сообщество» и определить ответственность за преступления, совершенные им.

— Преступление признается совершенным преступным сообществом, если оно совершено устойчивым иерархическим объединением нескольких лиц (пять и более), участником, организатором, руководителем и/или координатором которой является «вор в законе».

— «Вором в законе» признается лицо, которое придерживается присущих преступной среде традиций и правил поведения, пользуется авторитетом среди лиц, совершивших уголовные преступления, руководит, координирует и/или организует деятельность преступного сообщества или его части или является участником такого сообщества.

Нацполиция Украины: преступность усилилась, коррупция расцвела
Нацполиция Украины: преступность усилилась, коррупция расцвела
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

— Создание преступного сообщества, руководство сообществом, участие в нем, или участие в преступлениях, совершаемых такой сообществом, — наказываются лишением свободы на срок от 7 до 12 лет.

— Лицо в статусе «вор в законе» автоматически наказывается лишением свободы на срок от 7 до 10 лет с конфискацией имущества.

— Предусматривается наказание на срок от 3 до 6 лет за организацию и проведение сходки представителей преступных организаций или преступных сообществ с целью разработки планов и условий совместного совершения преступлений, материального обеспечения преступной деятельности или координации действий преступных организаций или преступных сообществ, а также содействие в ее проведении или руководство такой встречей (сходкой).

— От уголовной ответственности освобождается лицо, если оно добровольно и до начала встречи (сходки) заявило о ее участниках и указало точные место и время ее проведения.

В Украину хлынут «пиковые» из России

В мотивационной части упоминается опыт Грузии, которая ввела в свое законодательство соответствующие юридические нормы и это способствовало уменьшению давления «криминальных элит» на экономические и политические процессы и оттоку «воров в законе» из Грузии за рубеж, где не установлена подобная уголовная ответственность.

Да, в 90-х начала 2000-х Грузия утопала в преступности, а «воры в законе» возглавляли устойчивые военизированные формирования, были и во власти, были и в парламенте. Их было около 400 на 4 миллиона жителей. Принятие таких изменений в законодательство Грузии было оправданным и необходимым. В декабре 2005 была внесена поправка в УК Грузии, добавили наказание за два отдельных уголовных преступления — за членство в «воровском мире» и за пребывание в статусе «вор в законе».

Бывший официальный представитель МВД Грузии в Украине Константин Мчедлишвили, стоявший у истоков грузинского закона, по которому в спецтюрьму сажали всех, кто утверждал, что является «вором в законе», подчеркивает: на сегодня из пятнадцати постоянно проживающих на Украине «коронованных» где-то двенадцать — долларовые миллионеры. Некоторые из них занимаются нелегальным бизнесом. Они «третейские судьи» для представителей преступного мира: карманников, «барсеточников», домушников, «блатных».

«Вор — это высшая иерархия преступного мира. Он должен всю жизнь жить по воровским законам — воровать, заносить в «общак» деньги, помогать своим товарищам-преступникам, которые на зоне отбывают заключение, и следовать преступным традициям», — отмечает Мчедлишвили и подчеркивает, что в Грузии десять лет назад твердо решили вопрос с расплодившимися ворами в законе. Кстати, некоторые воры в 90-х покупали себе этот статус, за что их назвали «лаврушники» или «апельсины». После того, как удалось посадить сотню, остальные из Грузии просто сбежали.

«Сейчас они разбросаны по всему миру: часть находится в Европе, России, Украине, но больше всего их в Греции, Турции, ОАЭ. Воров, в общем, до 500 человек, на смену убывшим приходят новые», — отмечает полицейский из Грузии. Он уверен, что подобный закон на Украине поможет предотвратить приезд в страну других воров, ведь гастролеры с бригадами наведываются часто.

«Дело в том, что в РФ уже приняли аналогичный закон и теперь многие авторитеты захотят поменять место жительства, перебраться туда, где безопаснее, и в то же время можно заработать. Украина сегодня для них удобная площадка, к тому же наша новая полиция абсолютно беспомощна. Из тысяч совершенных преступлений раскрывается только десятки. Навскидку половину из этих преступлений совершают бригады под руководством «авторитетов». К тому же «воры в законе» по-прежнему стараются влиять на политические и экономические процессы в стране, лоббируют свои интересы и продвигают своих людей в парламент и Кабмин», — рассказывает экс-подполковник управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины Валерий Коротков.

Авторитеты понесут ущерб

Экс-глава Нацполиции Украины Вячеслав Аброськин, ныне ректор академии МВД в Одессе, который давно лоббирует принятие подобного закона, утверждает, что, несмотря на некоторые ляпы, «мы можем получить законный инструмент правового воздействия на конкретные преступные группы «воров в законе»», которые контролируют целые отрасли преступной деятельности.

Конец «Парка Юрского периода»: к чему пришла Генпрокуратура Украины при Луценко
Конец «Парка Юрского периода»: к чему пришла Генпрокуратура Украины при Луценко
© Facebook/Генеральна прокуратура України

«Этим законопроектом мы подрываем фундаментальные основы организованной преступной деятельности. И самое главное — ущерб, который понесут «воры в законе» в результате этого закона, будет пропорционален социальной пользе, которую получат наши граждане, которые ежедневно становятся жертвами преступного мира. Никто не говорит, что будут сажать за признание статуса «вора в законе», нужно будет собрать доказательную базу, которая будет указывать на роль руководителя преступного сообщества. Это дело правоохранительных органов», — отмечает Аброськин и подчеркивает, что иначе «воры в законе» будут и дальше «существовать вне закона, жить как хотят».

Сегодня в Украине из самых старых и влиятельных «пиковых» можно выделить Лёру Сумского, который контролирует все СИЗО и колонии, приносящие бешеную прибыль. Сидельцы разводят украинцев по телефону, представляясь, например, родственником, попавшим в полицию и просящим деньги на откуп. Кроме этого в тюрьмах идет активная торговля наркотиками, азартные игры, выманивание денег у состоятельных заключенных и так далее. Другой вор в законе — «Неделя», которого в конце прошлого года избили на свадьбе другие воры, чем приостановили его статус, контролирует Западную и Центральную Украину. Восточная Украина находится под контролем вора «Умки» (Днепропетровск, Харьков и т.д.). Южную часть контролирует вор «Антимос». Каждый из них получает свою долю от контрабанды, контроля над таможней, решения споров между местными предпринимателями и, конечно же, им платят заезжие гастролеры.

Как доказать, кто «вор в законе», а кто нет?

Впрочем, в юридической среде недоумевают по поводу этого законопроекта. К примеру, адвокат Анна Скрипка уверена, что многие дети даже не знают, кто такой «вор в законе», но благодаря новому закону этот жаргон будет легализован.

«Более того, к лицу в статусе субъекта «повышенного преступного влияния» можно подвести любого: например, я тоже имею авторитет среди осужденных, так как предоставляю им юридические консультации. Я не могу знать, кто ко мне обращается — «вор в законе» или правоохранитель. А как правоохранительные органы будут доказывать, кто «вор в законе», а кто нет? Насколько мне известно, при коронации /раскоронации никто протоколов не пишет. И главное: нельзя судить человека сугубо за статус, потому что действие или бездействие в обязательном порядке должны сопровождаться общественно опасными последствиями и причинением материального или морального вреда», — считает адвокат.

В то же время, как полагает бывший глава Пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький, в Грузии «воров в законе» пересажали только на основании того, что им нельзя было публично отрицать свой статус. Особенно перед полицией. Но преступный мир более гибкий, чем государственные органы. «Не факт, что на очередной сходке будет принято решение, что «вору в законе» не «западло» не называть себя вором, если ему грозит срок за это. А также внесут другие «поправки» к негласному кодексу «понятий». Так что и здесь возникнет проблема доказывания. Простое признание такого статуса лицом не приведет к его осуждению. Картотека полиции также не является доказательством. Просто служебная информация. Показания других участников? Возможно. Но тогда проживут они недолго, и точно не очень счастливо», — отмечает Сергей Старенький.

Возможно, полиция придумает, как доказать, что задержанный гражданин носит статус «вор в законе». Но куда их сажать, если в Украине нет специализированных учреждений, где бы сидели только одни «воры в законе» без обслуживающего персонала в лице других задержанных или осужденных, непонятно. Эффекта от внесения такого рода изменений в Уголовный кодекс Украины, которые считает важными президент Зеленский, может и не быть. Это очередной популизм без комплексного подхода к пониманию проблем.