Сергей Сергеев и Андрей Горбань — водители из Макеевки, которые провели 2,5 года за решеткой по обвинению в финансировании терроризма за то, что они возили донецких пенсионеров в Запорожье для получения пенсий. Они полны оптимизма. Весной 2019-го их отпустили из зала суда без меры пресечения, и теперь они могут жить дома, на неподконтрольной Украине территории, приезжая, когда нужно, на суд. Они и приезжают, и этот факт в который раз подтверждает преступную безосновательность постоянных аргументов всех прокуроров по политическим делам о том, что людей нужно обязательно держать в СИЗО, иначе они скроются от правосудия на Донбассе или в России.

На текущий момент из тех, кого отпустили из изоляторов под разные альтернативные меры пресечения или вообще без таковой, не скрылся ни один.

Вместе с водителями Сергеевым и Горбанем под каток политических преследований попали 3 женщины — сотрудницы Запорожского управления социальной защиты — за то, что они якобы незаконно оформляли справки переселенцев пенсионерам, у которых Сергеев и Горбань отнимали деньги и передавали их террористам. При этом никто из самих пенсионеров иск не подавал (их всех спокойно отпустили домой в Донецк). Его подал «Ощадбанк», притом что начисленные на пенсионные карты деньги являются собственностью не банка, а пенсионеров. На вопрос, каким образом банк высчитал сумму иска, сотрудник учреждения в зале суда под присягой заявил, что они его не вычисляли, а подали ту сумму, которую им указали в СБУ. Адвокаты убеждены, что единственной целью открытия этого дела для государства было прекращение социальных выплат гражданам Украины, проживающим на неподконтрольных территориях.

Машина политрепрессий на Украине. Дело банды пенсионеров-террористов из Запорожья близится к финалу
Машина политрепрессий на Украине. Дело банды пенсионеров-террористов из Запорожья близится к финалу
© Павел Волков

На сегодняшний день все материалы дела зачитаны, свидетели допрошены, показаний против обвиняемых никто не дал. Осталось лишь исследовать последние вещдоки — принадлежащие водителям автобусы, которые уже 3 года стоят на стоянке СБУ. Зачем их исследовать, непонятно, но процессуальный кодекс требует их рассмотрения непосредственно в суде. Два постановления коллегии о доставке автомобилей в суд прокурор проигнорировал. С обсуждения этого вопроса и началось заседание.

Суд: Нам пришло письмо от полковника СБУ Безрукого. Он пишет, что нет технической возможности доставить машины в суд, и просит осмотреть их на территории СБУ. Прокурор Якушев, поясните отсутствие технической возможности. При аресте автомобили были на ходу.

Прокурор: Ну так они же стоят 3 года.

Суд: И что?

Прокурор: Неизвестно, какое там состояние, кто возьмет на себя ответственность завести двигатели?

Суд: Это пустые слова, вы можете говорить что угодно.

Прокурор: Можно поехать в СБУ.

Суд: Нас тут человек 15 с обвиняемыми и адвокатами. Как ехать? Автобусом, что ли? А видеофиксацию судебного заседания как обеспечить?

Прокурор: Это ваше дело.

От такого откровенного хамства судьи на минуту опешили, но тут вмешалась адвокат Антонина Шостак.

Шостак: В чем техническая неисправность?

Прокурор: Я не знаю.

Шостак: К письму СБУ не приложены документы, подтверждающие техническую неисправность — экспертизы или что-то еще. Без них оно ничего не значит. Ответственность за сохранность вещдоков несет СБУ и если появилась неисправность, СБУ и должна за это отвечать. Но именно прокурор должен выполнять постановление суда, т.е. обеспечить явку всех в выездное заседание, о котором он ходатайствует. А за невыполнение решения суда — уголовная ответственность. Мы уже неоднократно говорили, что Горбань и Сергеев могут сами доставить автомобили в суд, в чем проблема?

Прокурор: Никто не даст обвиняемым сесть за руль.

Шостак: Пусть это сделает ответственное лицо.

Прокурор: Ну так и договоритесь с ним. Надо выполнять закон.

Суд: Это вы суду говорите?!

Дело макеевских водителей вскрывает неприглядную правду о постмайданной Украине

Пока коллегия снова удивлялась неадекватному поведению прокурора, инициативу на себя взяла адвокат Ольга Зелинская.

Зелинская: Выездное заседание назначают, когда вещдок нельзя доставить в суд, и перечень таких вещдоков весьма конкретен: здание, корабль, военная техника на военной базе и т.д. Маршрутки в этот список не входят. Если они не на ходу, берите эвакуатор. А за невыполнение решения суда есть уголовная ответственность.

Возражать на это прокурору было нечего, и суд удалился в совещательную комнату, вернувшись из которой, уже в третий раз постановил доставить автомобили на заседание. Казалось бы, на этом все, и прокурор в очередной раз добился выгодного только ему затягивания процесса. Но нет, судьи в ожидании доставки авто предложили перейти к допросу обвиняемых. Первой взяла слово замначальника управления соцзащиты — начальник отдела труда Анна Хохотва:

— Меня обвиняют в том, что я ставила подписи на справках людям, которые не прописаны на подконтрольной Украине территории, и эти деньги шли террористам. Однако в указанный в обвинительном акте период, с 1.06.2016 по 20.06.2016, я была в отпуске. Но даже если бы и нет и даже если бы это было незаконно, оригиналы справок на руках у людей, которые сейчас находятся в Донецке. Откуда вообще известно, что там стоит моя подпись? Также меня обвиняют в том, что я незаконно ставила на справки переселенцев штамп «бессрочно». Но с 8.06.2016 новым законом все справки внутренне-перемещенных лиц (ВПЛ) стали бессрочными автоматически. Мне нужно было лишь поставить людям соответствующий штамп. 

Прокурор: Людей, которые приходили в управление за справками, кто-то привозил?

Хохотва: Не знаю. К нам приходило по 150-200 человек в день.

Прокурор: А Горбаня и Сергеева вы знаете?

Хохотва: Видела их несколько раз весной-летом 2016-го. Это двое людей из десятка, которые сопровождали переселенцев. С ними было даже легче работать, потому что волонтеры помогали превратить толпу в организованную очередь. За самими подписями они никогда не обращались, а их фамилии я узнала только на досудебном следствии.

Как работала Фемида в 2019 году: Самые резонансные судебные процессы Украины
Как работала Фемида в 2019 году: Самые резонансные судебные процессы Украины
© СС0, Pixabay

Что прокурор получил, узнав ответы на эти вопросы, кроме того, что в очередной раз убедил суд в безосновательности обвинения, неизвестно. Тем не менее, больше его почему-то ничего не интересовало, и он передал слово стороне защиты.

Адвокат Зелинская: Что подтверждает справка?

Хохотва: Что человек — переселенец из зоны АТО, внутренне-перемещенное лицо.

Адвокат Зелинская: Выданная вами справка переселенца давала сразу право на получение пенсии, или что-то еще надо было сделать?

Хохотва: С ней надо идти в пенсионный фонд, а там будут еще проверять по каким-то своим механизмам. Автоматически по справке пенсию получить нельзя.

Адвокат Зелинская: справка выдается при предъявлении человеком паспорта, идентификационного кода и прописки в Луганской или Донецкой областях?

Хохотва: Да. Я должна ему выдать справку, даже если он не предъявил документ о фактическом проживании в Запорожской области. Он называет место фактического проживания, и этого достаточно.

Адвокат Зелинская: А сейчас людям, которые есть в иске, выплачиваются пенсии?

Хохотва: Некоторые из них получали пенсии и после подачи иска, и даже после заключения под стражу Сергеева и Горбаня. А одна женщина получала ее еще полгода назад.

Это ключевая информация для всего дела. Если смысл обвинения заключается в том, что пенсии передавались каким-то (естественно, не установленным следствием) террористам, а банк по этому поводу даже выдвинул иск, как так получилось, что тем же самым людям пенсии продолжали выплачиваться после открытия уголовного дела, а возможно, выплачиваются до сих пор?

Суд объявил перерыв до 3.02.2020. Никаким терроризмом здесь не пахнет, и это понимают все. А вот то, что, подходя к финалу, дело обещает вскрыть грязную схему, с помощью которой государство попыталось лишить законных соцвыплат «расово неполноценных» жителей Донбасса, крайне интересно и крайне важно. Особенно для международных организаций, которые благодаря широкой огласке стали следить за этим очередным позорящим Украину политически-мотивированным делом.