В то же время его не удовлетворил ход декоммунизации в Киеве. Так, суд отменил решение киевского горсовета о переименовании Московского проспекта в проспект Степана Бандеры и проспекта Ватутина в проспект Шухевича. Были ещё попытки снять серп и молот со щита Родины Матери и с ограждения на мосту им. Б. Патона. Кстати, и первую столицу — Харьков — «наклонить» у ИНП не получилось

Вятрович пригрозил городу «стихийной декоммунизацией» — мол, по-любому сделаем как и хотим. 

Может, уже кое-кто подзабыл, но «декоммунизация» (то есть закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики»), начавшаяся в 2015 году, просто обновила процедуру переименования улиц, приплюсовав к ним города. По крайней мере, в Киеве она началась еще в 2007 году. К 2011 году столицу должна была захлестнуть волна переименований. Еще тогда должна была появиться улица Романа Шухевича и Евгения Коновальца.

Вообще же, c 2015-го, то есть за пять лет с момента принятия закона о "деоммунизации"  в Киеве переименовано, по разным официальным источникам, от 207 до 219 улиц, площадей и бульваров и снесено несколько знаковых «провинившихся» памятников. Издание Украина.ру решило посмотреть, в каком состоянии находятся кое-какие переименованные улицы и что стоит на месте убранных советских мемориалов, а также как себя «чувствуют» чудом оставшиеся монументы советской эпохи.

­Ватутин и Мануильский

Конечно же, для охвата всего надо было бы выпустить целую серию материалов. А пока  по заданию редакции я прошел лишь по некоторым местам правого и левого берега Киева, которых коснулась декоммунизация. Постарался запечатлеть и отобразить самое интересное.

Суд в Киеве вспомнил о законе. Проспекты Шухевича и Бандеры признали незаконными
Суд в Киеве вспомнил о законе. Проспекты Шухевича и Бандеры признали незаконными
© Facebook, Окружний адміністративний суд міста Києва | Перейти в фотобанк

Начнем с центра и направимся в Мариинский парк у станции метро «Арсенальная». Там стоит памятник генералу Николаю Ватутину — «от украинского народа». Военачальник начал свою карьеру в 19 лет на Украине, а в 25 лет уехал в Москву далее обучаться военному делу. В 1943 году командовал 1-м Украинским фронтом, который в том числе бился за Днепр и освободил Киев и Житомир от гитлеровских войск. Умер в 1944 году, получив смертельное ранение от пуль украинских националистов из УПА.

Два года назад памятник пережил несколько актов вандализма со стороны радикалов, а в прошлом году правые не позволили пожилым людям возложить цветы к памятнику.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Владимир Вятрович прохладно относится к фигуре Ватутина и считает его «ответственным за смерть очень многих красноармейцев». При этом историк говорит, что «памятник Ватутину не подлежит демонтажу. Исходя из того, что Ватутин — один из участников борьбы за освобождение Украины от нацистских захватчиков. Там могила генерала…». Этот величественный памятник, несмотря на многочисленные издевательства со стороны потомком проигравших в Великой Отечественной войне коллаборационистов и по сей день величественно и гордо стоит в Мариинском парке, в нескольких десятках метров от здания украинского парламента.

Неподалеку от Ватутина стоит монумент участникам январского восстания на заводе «Арсенал» в январе-феврале 1918 года за власть советов против Центральной Рады УНР. Его тоже немного помяли. Так, в надписи на постаменте «которые погибли в борьбе за власть советскую» в слове «советскую» остались на месте только первые две буквы.

Пока памятники в порядке. Постамент Ватутину огражден, а площадь перед повстанцами «Арсенала» облюбовали скейтеры. А мы направляемся к Крещатику, на угол улиц Институтской и Липской, где с 1966 по 2014 год стоял памятник известному коммунисту Дмитрию Мануильскому, который был одним из родоначальников ООН, руководя делегацией УССР. Как раз в день окончания смертельных перестрелок на Майдане 23 февраля 2014 года его изваяние снесли. Впрочем, еще в 2009 году в Киеве в списке на снос 11 большевистских памятников значился Мануильский. Чем не угодил радикалам советских дипломат, благодаря которому Украина и по сей день является членом ООН, не понятно.

Сейчас на месте снесенного памятника громоздятся старые побитые бетонные вазоны с увядшими цветами. Место превратилось в памятник вандализму, подчеркивая, что снести памятник у нынешних правуителей получается куда лучше, чем поставить что-то новое на его место.

Ленин с бомжами

Мы спускаемся вниз на Крещатик, вернее, к Бессарабской площади, к началу бульвара Шевченко, где стоял ранее памятник Владимиру Ленину. Этот памятник, выполненные из цельного куска гранита, был в свое время внесен в список ЮНЕСКО, как уникальное культурное и историческое наследие. Но это его не спасло от вандализма. Он был открыт в 1946 году, в 2009 году внесен в список на снос, тогда же националисты-вандалы отбили Ленину руку и нос. Памятник был окончательно уничтожен майдановцами 8 декабря 2013 года. Сейчас наверху почти 7-метрового цилиндрического постамента установлен трезубец и скрещенные национальный и бандеровские флаги. Выглядит это убого, как насмешка над символами, которые абсолютно не гармонируют с величием постамента.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Три лесенки, ведущие к постаменту, покрашены в национальные цвета. Хотя жалкие остатки памятника постарались обиходить, конструкция все равно производит впечатление запущенности. Возможно, потому, что лавочки на пятачке перед памятником давно уже стали традиционным местом отдыха киевских бомжей.

Стойкий Щорс

Если двигаться вверх по бульвару, навстречу выступит бронзовый командир 1-й Украинской повстанческой дивизии Красной Армии Николай Щорс, гарцующий на коне. Он воевал против Петлюры и так же нелюбим националистами, как и Ленин. Вандалы портили памятник в 2008 и в 2010 году. А в 2017-м, когда он был огражден строительными лесами, кто-то отпилил правую ногу коня. И тем не менее Щорс устоял. Вроде бы он тоже подлежит декоммунизации, но как памятник культурного наследия сносу не подлежит. Впрочем, националистов это не останавливает. На гранитном постаменте нарисован перечеркнутый серп и молот и надпись на украинском «палач Украины».

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Бульвар Шевченко идет под уклон до Центрального цирка. В этом месте можно повернуть направо и по Бульварно-Кудрявской, бывшей улице Вацлава Воровского (большевик и советский дипломат, убитый белогвардейцем), пройтись к той части Шевченковского района, где достаточно переименованных улиц.

Скажем, улица Артема (подпольная кличка Федора Сергеева, большевика, основателя Донецко-Криворожской республики) превратилась в улицу Сечевых Стрельцов. Этот самый легион Украинских Сечевых Стрельцов (УСС) воевал в составе австро-германской армии против Российской Империи во время Первой мировой.

Бывшая улица знаменитого комдива Красной армии Василия Чапаева теперь носит имя Вячеслава Липинского — украинского историка польских кровей. Он был ярым сторонником гетьманата, украинского гетманского национализма и классократии, то есть такой идеологической политической повестки, при которой украинские консервативные традиции уравновешиваются прогрессивными взглядами, а конституционная монархия ограничивается законом. При этом Липинский жестко критиковал интегральный национализм идеолога украинского национализма Дмитрия Донцова. С 1917 до 1921 года польский историк был послом УНР в Австро-Венгрии, но в 1914 году воевал в русской армии и участвовал во вторжении в Восточную Пруссию. Воплотить свои идеи на практике Липинскому было не суждено. В его движении произошел раскол, а после смерти деятеля его сторонники разбежались.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Улица Липинского заканчивается отреставрированным велодромом, над которым с противоположной стороны возвышаются высотки премиум-класса, и переходит в уютный парк имени писателя Олеся Гончара. Кстати, последний печатался в таких советских изданиях, как «Комсомолец Украины» и «Молодой большевик». Его роман «Собор» был запрещен, однако Гончар не подвергся остракизму и даже был обласкан советской властью.

От парка начинается улица Михаила Коцюбинского — классика украинской литературы и друга Максима Горького, который совсем незадолго до русской революции 1905-1907 годов в работе «Fata Morgana» осмысливал зарождающиеся сдвиги и тенденции.

Винниченко и Коцюбинский — хитросплетения судьбы

От улицы Коцюбинского недалеко до улицы Владимира Винниченко — известного украинского политического и общественного деятеля.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Политическая карьера Винниченко пошла под откос. Он поругался с гетманом Павлом Скоропадским, который чуть не арестовал его. Опальный политик подбивал на восстание против гетмана украинские соцпартии и большевиков, в связи с чем вел тайные переговоры с тем же Мануильским. Вскоре став начальником Директории УНР, Винниченко вместе с Сечевыми Стрельцами Евгения Коновальца выгнал Скоропадского, действовавшего на Украине в сговоре с немецкой властью. Командование Директорией в последний год ее существования (1919-1920) от Винниченко принял Симон Петлюра.Проникшись социал-демократическими взглядами, он основал Украинскую социал-демократическую рабочую партию (УСДРП) на базе уже существовавшей Украинской революционной партии. Был преследуем охранкой Российской империи, бежал, жил во Франции, Львове и даже в Москве. После 1917 года вступил в Украинскую центральную Раду под предводительством профессора Михаила Грушевского, а после заключения Брестского мира на короткое время даже стал премьер-министром УНР.
Переименовали тысячу городов. Вятрович рассказал о достижениях декоммунизации
Переименовали тысячу городов. Вятрович рассказал о достижениях декоммунизации
© Facebook/Volodymyr Viatrovych

Ранее улица Винниченко носила имя Юрия Коцюбинского — сына Михаила Коцюбинского, который, кстати, положительно отзывался о литературном творчестве Винниченко. По иронии судьбы, советский революционер Коцюбинский-младший был одним из руководителей операции по разгрому войск УНР и захвату Киева большевиками в январе 1918 года.

Сейчас улица Коцюбинского-Винниченко тиха и спокойна. Прекрасный сквер им. Чкалова придает ей уют и возвышенную задумчивость. Возможно, о судьбах Украины.

Богун, чекисты и Гордиенко

А пока на пару минут завернем на Печерск. Там, на территории бывшего Суворовского училища — теперь это Киевский военный лицей имени Ивана Богуна — снесен памятник полководцу Александру Суворову. Улица его имени здесь тоже была, теперь она носит имя Михаила Омеляновича-Павленко — генерала-поручика УНР (воевавшего на стороне Скоропадского и против Симона Петлюры) и украинизатора войск. Омелянович-Павленко сотрудничал с нацистами в годы Второй мировой. Немцы, правда, повоевать ему не дали, а использовали украинских бойцов Павленко как охранников. 

Украинская Википедия пишет, что когда Омелянович-Павленко вышел на гитлеровцев с целью помочь им украинскими боевиками, «украинские эмигранты довольно быстро разобрались, с кем имеют дело».  

Так вот, на месте памятника Суворову стоит маленькая мемориальная досочка в честь Ивана Богуна — командующего Войском Запорожским при гетмане Богдане Хмельницком против Речи Посполитой и турков. Кстати, Богун рьяно протестовал против Переяславской Рады (объединение с Москвой с присягой царю) и союза с Польшей, восстав против гетмана Ивана Выговского.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву
 

Есть в Печерске и улица Евгения Коновальца (бывшая Щорса), которая полукругом выводит на улицу Предславинскую в другую часть центра. Есть и бывший переулок Чекистов, к которому нужно забираться по лестнице, спрятавшейся за домами. Теперь это переулок Костя Гордиенко — кошевого атамана, который сначала бился против гетмана Ивана Мазепы из-за его соглашения с Москвой, а потом сражался на стороне Мазепы со шведами против Москвы.

Как Маркс стал Рошеном

По дороге на левый берег заезжаю на проспект Науки, где располагается фабрика кондитерских изделий. В 1923 году этот завод купца Валентина Ефимова был национализирован советами и получил звонкое имя Карла Маркса. Предприятие было модернизировано в 1930-х и благополучно пережило Великую Отечественную. Оно славится конфетами «Вечерний Киев» и знаменитым на весь бывший СССР тортом «Киевский». В 1996 году предприятие со всеми технологиями и уникальными рецептами вошло в корпорацию «Рошен» Петра Порошенко, после чего потеряла свое звонкое имя основателя одной из самых почитаемых в мире теорий развития капитализма.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Но переносимся на левый берег — за мост Патона к проспекту Соборности (бывший проспект Воссоединения, названный так в честь Переяславской Рады). С одной стороны проспекта, перпендикулярно к нему расположена улица Вифлеемская. До 2016 года она была улицей академика Александра Шлихтера, украинского большевика, который поднимал рабочие забастовки в Киеве. Впоследствии он стал наркомом земледелия СССР и УССР, дипломатом наркомата иностранных дел, торгпредом и полпредом СССР в Австрии. Именно Шлихтер был одним из идеологов агроиндустриальных комбинатов.

Нынешняя улица Вифлеемская всегда была тихой, только утром и вечером в часы пик по ней тянутся вереницы автомобилей. Развязку на проспекте Соборности построили, но количество машин все равно растет.

К Вифлеемской примыкает улица Григория Чупринки. Это еще один воин УНР, к тому же писатель. Он боролся против большевиков на Черниговщине в 1919 году, но через два года был схвачен чекистами и расстрелян. Кстати, его троюродный брат был видным архитектором СССР и руководил Киевским политехническим институтом.

Имя Чупринки улица получила три года назад. А до того с 1961 года она называлась в честь красного комиссара Григория Чудновского. Меньшевик, работавший со Львом Троцким, он был одним из тех, кто руководил штурмом Зимнего и арестовывал членов Временного правительства. В 1917 году Чудновского схватили бойцы УНР в ходе боев против австро-венгров, немцев и болгар и должны были расстрелять. Но в январе 1918 года Киев был отвоеван красными под командованием Михаила Муравьева, Чудновского освободили и назначили комиссаром города по гражданским делам. По одной из версий, он был убит в бою с немцами, которые вновь взяли Киев, по другой — застрелился, окруженный немцами и солдатами Скоропадского.

Мемориальная табличка в честь Чудновского висела на торце одного из домов этой улицы. Теперь ее, конечно, сняли.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

Я сфотографировал табличку в 2015 году, предчувствуя, что ее скоро не будет.  

Казус Сосюры и Тычины

Если пройти через Дарницкую площадь, мы окажемся на улице Владимира Сосюры — украинского поэта, журналиста и военного корреспондента. Уроженец Донбасса, он работал на шахтах, а затем участвовал в Гражданскую на стороне УНР. Он служил в охране Петлюры, в третьем гайдамацком полку, который жестоко подавлял восстания, в том числе и на донбасском заводе «Арсенал». Затем Сосюра переметнулся в стан красноармейцев, влюбился в коммисаршу и в угаре любви начал писать. Его творения печатала советская пресса. Советский режим принял Сосюру, а он — его.

Вятрович испугался референдумов по декоммунизированным названиям
Вятрович испугался референдумов по декоммунизированным названиям
© Facebook/Volodymyr Viatrovych

Владимир Сосюра и еще один украино-советский поэт и госдеятель Павел Тычина (нарком просвещения УССР) остались вне декоммунизации. Хотя, если вспомнить стихотворение последнего о Ленине… Но украинские националисты и патриоты твердят: поэтам приходилось петь панегирики советской власти, чтобы дальше жить и творить.

Крупскую на поэта

От проспекта Соборности едем к старой Дарнице, на бывшую улицу Надежды Крупской. С 23 лет она была с вождем пролетарской революции до самой его смерти. Оппонировала диктатуре Сталина, ходатайствовала за репрессированных детей врагов народа, но не преуспела в этом деле.

В 2015 году эту улицу назвали переименовали, дав ей имя Павла Чубинского, стих которого «Ще не вмерла Украина» стал основой для государственного гимна незалежной.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

После публикации Валуевского циркуляра, запрещающего печать на украинском языке, дабы оборвать сепаратистские тенденции в Российской империи, Чубинского как опасного элемента выслали на Север. Там он занялся научной деятельностью и «трудился на Севере для русской науки и правительства… работал без устали и доказал мою любовь к русскому народу». И все же ученого навсегда прогнали из Киева с запретом жить на украинских землях. Потомок обедневших польских шляхтичей, украинский этнограф, фольклорист и поэт с юридическим образованием, он родился на хуторе Чубинка Полтавской губернии. После Киевской гимназии поехал добывать знания на юрфак Санкт-Петербургского университета. В стремлении отмежеваться от польских корней в рамках течения хлопоманов он и написал свое культовое стихотворение.

Улочка Павла Чубинского тянется всего-то метров 400 и ничем не примечательна. Отметить стоит разве что памятник погибшим гражданам и военнопленным, установленный здесь в 1970 году. Этот артефакт СССР теперь смотрится впечатляюще. «Вечная Слава Бессмертно Храбрым, которые зовут на подвиг живых!», — говорит нам монумент, общая высота которого 9,95 м.

Декоммунизированные памятники и улицы. Прогулка по вандализированному Киеву

История погибших здесь защитников Украины печальна. В начале апреля 1944 года более 5000 новобранцев, призванных из освобождённых районов, были уничтожены вражеской авиацией вместе с вокзалом, откуда они отправлялись на фронт. Под гранитом перезахоронены солдаты Красной армии.

Завершая свою прогулку, я думаю о том, что переименование улиц вовсе не улучшает городское пространство. Цель подобных жестов всегда идеологическая. Забавно, что авторам этих затей редко когда хватает настойчивости и денег довести замысел до конца. Ведь смена названия влечет за собой замену вывесок и табличек-указателей. А до этого руки ни у кого не доходили. Об этом делались телесюжеты и писались статьи, но воз и ныне там. Как говорят в горадминистрации, чтобы довести декоммунизационные начинания до логического конца, требуется 1377 домовых указателей. Стоимость одного указателя с эмалированным покрытием на металлической основе — 550-600 грн. На полноценную замену табличек необходимо 826,2 тысячи грн. Таких серьезных сумм на подобные глупости у города нет. Кое-где таблички поменяли управляющие компании, кое-где — город. С источниками расходов на эти цели мэрия столицы так и не определилась.