И ладно бы малограмотные "лыцари" веками настаивали на своей исключительности, познавая остальной мир только во время походов за новыми шароварами и кривыми саблями. Так ведь и маститые ученые недальновидно замыкаются в узком дискурсе, несмотря на общедоступность источников уникальной информации. И каждый из маститых находит прародину мирового казачества в огороде своей бабушки.  

Вот, например, состоялся круглый стол «История и развитие казачества в Башкортостане». Примерно год назад состоялся, но для всемирной истории этот год так — пару клубов забористого дымка из трубки-люльки. Поэтому уже по факту проведения надо констатировать наличие казачества в Башкирии. Без чубов-оселедцев и без шаровар, знамо дело, но не исключено, что с серьгой в ухе. В городе Кумертау, по улице Ленина в доме 18. Да еще повестка дня отличилась у этого круглого стола, надо сказать, универсализмом своим хоть куда: хочешь — питерским казакам в напудренных париках ее подсовывай, а хочешь — армянским мастерам рубать на полном скаку лаваши в капусту. Вот всего лишь несколько обсуждаемых вопросов:

Верховная Рада хочет Кубань по самый Владивосток
Верховная Рада хочет Кубань по самый Владивосток
© Facebook, Олексій Гончаренко | Перейти в фотобанк

— казачество как историческое и культурное явление и военное сословие (какое хорошее давнее слово, прямо так и веет согласием с генеральной линией законно избранного атамана);

— исторические традиции казачьего самоуправления (самоуправство у чубатых всегда было наготове, поэтому Екатерина II Запорожскую сечь на ноль и помножила); 

— история и культура казачества в искусстве и литературе (одних картин с казаком Мамаем не счесть, не говоря уже про "думы мои, думы" в исполнении украинских кобзарей и казахских акынов);

— участие казачества в войнах и военных конфликтах (об этом лучше спросить парижских рестораторов, живо переименовавших во время оно свои кабачки в бистро);

— культура казачества России (между нами говоря, матросский танец "Яблочко" не далеко от козацкой яблоньки, то есть вишенки откатился, что свидетельствует о нерушимой связи революционной "Авроры" со стругами и чайками (не птицами));

Дырявый щит христианской Европы. Как казаки к императору нанимались
Дырявый щит христианской Европы. Как казаки к императору нанимались
| Перейти в фотобанк
— современное казачество и его проблемы (а вот тут казачество демонстрирует духовное и материальное родство со всем народом и держится, хотя денег нет, поэтому о проблемах либо хорошо, либо никак).

В завершение хочется подчеркнуть, что по материалам круглого стола планировалось издание сборника. Хотя правильнее было бы сказать "дание изборника", но пусть уже хоть так.

А что же происходило в это самое время плюс-минус пятьдесят-сто-пятьсот лет на западе и востоке лесостепи?

Не будем фокусироваться на перипетиях той же Запорожской сечи — это для настоящих исследователей как минимум мелко и узко, да и для истории Донского казачества тоже. Возьмем сразу и все: от волынских болот до забайкальских степей. Для большей репрезентативности выборки, как сказали бы социологи.

Начнем с Волыни — земли, исторически принадлежавшей разным государственным образованиям, в том числе ВКЛ (Великому Княжеству Литовскому) и Речи Посполитой. По такому случаю там даже Замок Любарта образовался, позже употребляемый Витовтом и Свидригайлом. Так при чем здесь казаки? Наверное, при том, что и волынские татары понаехали. И устроили историю, о которой писано так: "Примерно в 1575 году волынский гетман Богдан Ружинский отразил нападение татар. Во время очередного похода против татар он имел серьезный бой, когда (…) окружили в чистом поле. Отбиться удалось благодаря большим лукам, к стрелам которых цепляли зажженные мешочки с порохом, он взрывался в воздухе и пугал лошадей». Эта, безусловно, инновационная история была рассказана во время открытия просветительского (!) центра в Луцком национальном техническом (!) университете. Если так пойдет и дальше, то надо ждать организации луково-мешочного факультета с кафедрами порохожжения и лошадепугания. А затраты на такое новшество можно списать на запуск стартапов — вполне по-европейски получится, по-козачьи то есть.

Оставим волынские пределы и посмотрим за горизонт — в Забайкалье. Там, где Баргузин пошевеливал вал и молодцу было плыть недалече. Автор признается, что в детстве на слух воспринимал эту песню как историю про ба-грузина и очень удивлялся, откуда грузины на Байкале? Теперь пришел черед удивляться, откуда же казаки там?

Служилые люди, вёрстанные в казачью службу, появились в Забайкалье около 1639 года. С 40-х годов XVII века енисейские и другие сибирские казаки (об их происхождении лучше даже не начинать, а то можно докопаться до ядра Земли) основали все первоначальные забайкальские зимовья и остроги. В начале XVIII века по образцу казачьего войска были организованы иррегулярные воинские формирования бурят (!) и тунгусов (!), то есть эвенков. Отличительной особенностью забайкальских казаков был тот факт, что наряду с православием часть из них исповедовала буддизм. Зная это, даже не приходится сомневаться, что призыв "Будьмо!" (застольный аналог "Ура!") родился в тех краях и уже потом был импортирован на берега Борисфена по Великому шелковому пути к перекрестку с дорогой из варяг в греки.

Как казаки сексом бюджетные дыры затыкали
Как казаки сексом бюджетные дыры затыкали

Как видно из весьма поверхностного исторического экскурса, казачество (или козачество — не суть) есть весьма компилятивное движение через время и расстояние, объединенное той степенью пассионарности, что завивает оселедцы вокруг уха и выпростовывает чубы из-под лакового козырька форменной фуражки.

И разница между этими пестрыми казачествами гораздо больше, чем между тем же литовским борщом и холодником, то бишь ботвиньей. Хотя из того же, как говорится, исходного продукта приготовлено. В случае казачества — из вольницы беглых холостяков. 

А обобщать все эти изначально территориальные артели бродников одним словом — все равно что называть монголов и крымчаков одинаково: татарами. Но это уже другая и не менее интересная тема.