Вечером 19 октября судья Высшего антикоррупционного суда Украины Тимур Хамзин огласил меру пресечения задержанному 17 октября экс-замсекретаря СНБО Олегу Гладковскому.

«Содержание под стражей сроком 60 дней до 15 декабря 2019 года. Определить подозреваемого Гладковскому Олегу Игоревичу залог в размере <…> 10 632 130 грн.», — зачитал свое решение судья.

Залог может внести сам Гладковский или кто-то другой. В случае внесения залога Гладковский обязан будет сообщать о смене места проживания, сдать загранпаспорта и носить электронный браслет контроля. При этом срок выполнения этих обязательств будет составлять 60 дней с момента внесения залога.

На Украине этот приговор суда восприняли как подарок человеку, которого считают одним из самых больших коррупционеров в стране.

10 миллионов — это много или мало?

Практически никто из комментаторов не сомневается: 10 миллионов — это не непомерная сумма для Гладковского.

«2 месяца в СИЗО, или 10 миллионов залога? Как думаете, что выберет « узник совести» Гладковский, наваривший миллиарды в свиноборонпроме?» — задает риторический вопрос бывший народный депутат Александр Онищенко.

Украинские политологи обращают внимание на то, что суд фактически в десять раз снизил сумму залога, которую требовала прокуратура: гособвинение хотело сумму залога в 100 млн грн. (около 260 млн руб. — Ред.).

«10 миллионов гривен залога (вместо 100 о которых просила позиция обвинения) или 60 дней — как думаете, скоро выйдет Гладковский/Свинарчук? 10 миллионов — предложение нового Антикоррупционного суда», — пишет политолог Алексей Якубин.

С ним солидарен главред издания «Страна» Игорь Гужва.

«10 миллионов Свинарчук точно внесёт. И выйдет на волю», — указывает он.

А политолог Дмитрий Корнейчук и вовсе считает, что приговор Гладковскому — результат договоренностей с властью.

«Суд вместо 100 млн грн., которые просила прокуратура, назначил Гладковскому залог 10 млн. На днях будет на свободе раздавать интервью. Кроме того, дело по Гладковскому специально возбуждено не за контрабанду российских деталей (скандал перед выборами), а за поставки машин «Богдан» в армию по завышенным ценам. То есть — заранее выбрано такое обвинение, чтобы развалиться. Это же операция «Зеленый преемник» Порошенко-Коломойского, детка», — отмечает Корнейчук.

Впрочем, речь не только «Богдане». Однако самого главного: дела о коррупции в оборонпроме, которое всколыхнуло всю страну в феврале 2019 года и отразилось на рейтингах возглавлявшего тогда Украину Петра Порошенко, никто словно не замечает. По крайней мере, обвинений по этому делу Гладковский не получил.

Странное обвинение и роль Порошенко и Запада

Обвинение Гладковскому выдвигали по двум делам.

Политолог: Гладковский скоро будет раздавать интервью на свободе
Политолог: Гладковский скоро будет раздавать интервью на свободе
© https://gordonua.com/

Первое о злоупотреблении служебным положением. Гладковского обвиняют в том, что он якобы в 2017 году пользуясь служебным положением обеспечил включение в государственный оборонный заказ грузовых автомобилей повышенной проходимости МАЗ 6317 (Богдан 6317) по завышенным ценам у дочернего предприятия «Автосборочный завод №2», входящей в состав ПАО «Автомобильная компания «Богдан Моторс», которым он и владеет.

Ради этого Гладковский, как утверждает следствие, вместе с замминстра обороны Игорем Павловским содействовали отзыву письма министра обороны Степана Полторака о том, что локализация в сборке таких машин должна быть минимум 60% (у предлагавшихся «Богданом» авто локализация была 26%). В прокуратуре подсчитали, что от этого государство понесло убытки в размере около 10 млн грн. (около 26 млн руб. — Ред.).

«То, что предъявили Гладковскому в подозрении — завышение цены при закупке «МАЗов» и продаже их в ВСУ — вменить в вину нельзя. С юридической точки зрения, на тендер вышла компания, которая предложила аналогичные «КРАЗу» машины по меньшей цене. В чем тут нанесение ущерба государству? Ущерба нет, это подозрение развалится в суде», — оценивает это дело украинский журналист Юрий Бутусов.

Второе дело, по которому обвиняют Гладковского, касаются недостоверного декларирования. В частности он якобы не указал доход, который получала его жена от сдачи квартиры и машиноместа в центре Киева в 2016, 2017 и 2018 годах.

Такая избирательная «слепота» следствия и обвинения, а также мягкость суда объясняется рядом факторов.

«Десятикратное уменьшение размера залога является следствием влияния на Высший антикоррупционный суд двух сил, которые не заинтересованы в посадках окружения Порошенко, — Первая сила — сам Порошенко. Вторая — западные структуры. Именно эти две силы, в своё время, и сформировали кадровый состав суда. Также источники отмечают, что Офис президента и Генпрокуратура достаточно вяло поддерживали сторону обвинения в судебном процессе. Давая таким образом понять, что не намерены серьезно педалировать в дальнейшем тему посадок представителей власти Порошенко. Это обусловлено как влиянием западных партнеров. Так и «денежными» аргументами, которые Порошенко и Ко предъявляет отдельным представителям власти и силовых структур», — цитирует украинское издание «Страна» неназванный высокопоставленный источник в судебной системе.

Таким образом можно сказать, что Высший антикоррупционный суд на самом деле навредил нынешней власти. Дело, которое должно было показать, что новые власти будут решительно бороться с коррупцией, продемонстрировало, что закулисные договоренности из украинской жизни с приходом новых людей Банковую и Грушевского никуда не делись.