О фольклористе-собирателе Петре Тимофееве я узнала совершенно случайно. Филологи до того замкнуто живут, что всё, что просачивается на поверхность с их подводной лодки, можно считать сокровищами случайными. О Петре Тимофееве мне рассказала его ученица, выпускница Донецкого национального университета, аспирантка кафедры фольклора Московского государственного университета Юлия Мавродий. Говорила она долго и вдохновенно, заставила вдохновиться и меня. Дело в том, что в Донбассе в своё время появился и развился уникальный жанр — рабочая частушка. Собирателю-фольклористу Петру Тимофееву, а также его верным ученикам и посвящается этот материал.

Детство

Родился Пётр Тимофеев 11 октября 1952 года в Горловке. Когда Петру было восемь лет, отец впервые взял его с собой на родину. Из Горловки, точнее Никитовки, до Красного Лимана они ехали на электричке, затем пересели на автобус, через полчаса были на месте, в селе Торском. В Торском всё мальчику казалось интересным: протянувшееся вдоль левого берега речки почти на семь километров село Чёрный Жеребец, утопающее в садах, показалось Петру сказочным, как и большой деревянный мост, — стоило перейти через него, и оказывался уже в посёлке Кирово.

Плохой парень спел главную песню Донбасса и резко похорошел
Плохой парень спел главную песню Донбасса и резко похорошел
© Скриншот
По вечерам мальчик слушал, как в селе поют. Село было певческое, известное далеко за пределами района. Вместе с друзьями Петя видел, как во дворе у старой Варвары по прозвищу Варениха собирались на вечерушки молодые парни и девушки. Стоило появиться кому-либо с бубном и гармошкой, как, подзадоривая друг друга, самые нетерпеливые пускались в пляс:

Не хотела припевать,
стояла стеснялась;
как гармошка заиграла,
я не удержалась.

И тут же кто-то подхватывал:

Пойду плясать —
ножка за ножку;
терпеть не могу,
кто любит Алёшку.

На глазах у восьмилетнего Петра разворачивались целые состязания — кто кого перепоёт, перепляшет:

Эх, ёлочки-сосёночки
да зелёны шишки;
и пошли, пошли, пошли
плясать без передышки.

Возможно, именно тогда, в юном возрасте, мальчик понял, что хочет стать собирателем устного народного творчества родных мест.

Становление

В 1970 году Пётр Тимофеев поступил на филологический факультет Донецкого государственного университета. После завершения обучения какое-то время работал учителем языка и литературы одной из районных школ, потом поступил на работу в Донецкий медицинский институт, год отслужил в рядах Советской армии. После демобилизации вернулся к родным пенатам, с 1980 года и до самой смерти Тимофеев работал в Донецком национальном университете.

Знаменательным событием в жизни Тимофеева-учёного стал выход в 1987 году в «Молодой гвардии» книги «Добрые дела не исчезают». Это было первое издание текстов устного народного творчества Донбасса, фольклорный сборник народных лирических и шахтёрских песен, легенд, частушек, пословиц и поговорок, сказок, записанных Петром Тимофеевым в период с 1980 по 1986 год. Книга была удостоена премии имени Ионова.

«Шахтёр приедет свататься – за розу буду прятаться»

В 1996 году Тимофеев защитил кандидатскую диссертацию по теме «Песенный фольклор рабочей среды Донбасса». Затем продолжил своё собирательство, издал несколько работ: «Обрядовый и шахтёрский фольклор», «Шахтёрский фольклор», «Шахтёрские частушки», «Шахтёр-чемпион! Из фольклора болельщиков «Шахтёра»», «Протекших дней очарованье…(сказки, песни, частушки, присловья Донбасса, записанные Петром Тимофеевым)»

Вышиванка раздора. «Шахтер» по дороге из Донецка в никуда
Вышиванка раздора. «Шахтер» по дороге из Донецка в никуда
© REUTERS, Gleb Garanich | Перейти в фотобанк

Хопёр

«И с тех пор каждую весну, когда пробуждается природа, могучий Хопёр широко разливается в непрестанной надежде обнять Слащёвку, свою верную и неизбывную любовь».
(Легенда о Хопре и Слащёвке в пересказе Федотова. Станица Слащёвская. Запись Тимофеева. 1988 год).

Пётр Тимофеев всем сердцем любил Верхний Дон. Особое место в его сердце занимал Хопёр. Потрясающая природа вдохновляла учёного, давала силы работать. Но не только невероятной красотой заворожил этот регион фольклориста. Мощнейшая культурная традиция, богатая история, открытые приветливые и очень свободолюбивые люди делали работу учёного интересной и удивительной. Донской край и его народная культура на долгое время становятся центральной темой работ Тимофеева. Многие годы фольклорист посвятил полевой работе, внёс значительный вклад в полевое и теоретическое изучение фольклора и народной культуры Донского края.

Уникальной стала книга Петра Тимофеева «Хопёр: история, быт, культура», изданная в Калининграде в 1998 году. Впервые в отечественной фольклористике рассматривается традиционный уклад жизни, поэтическая культура верхового казачества бассейна реки Хопёр. Книга написана простым языком и рассчитана на широкий круг читателей.

«Шахтёр приедет свататься – за розу буду прятаться»

Благодаря Петру Тимофееву на протяжении более десяти лет для студентов-филологов Донецкого национального университета на территории Верхнего Дона, в живом ареале существования казачьих традиций, проводилась фольклорная практика. Всего было обследовано около 140 населённых пунктов, записано более 12 тысяч текстов.
В работе Пётр Тимофеев всегда следовал по намеченному пути. «Самый прямой и верный путь следования, — говорил он, — является и самым сложным». У Тимофеева было много друзей и коллег по всему миру. Он публиковался за границей и поддерживал международные связи Донецкого национального университета. Крепко дружил с профессором Евгением Отиным, который досконально исследовал гидронимы бассейна реки Дон, Тимофеев разделял гипотезу Отина о происхождении названия реки Хопёр.

Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
Горбатова ничто не исправит: Неоконченная повесть знатока дам и рабочих лошадок
© РИА Новости, Анатолий Гаранин Актриса Татьяна Окуневская и писатель Борис Горбатов | Перейти в фотобанк
Особенная дружба связывала Тимофеева с внуком великого русского писателя Александром Шолоховым, директором Государственного музея-заповедника Михаила Шолохова, расположенного в станице Вёшенской. Именно любовь и гений писателя, а также знание шолоховских мест, каждого поворота рек, каждой излучины, собирание воспоминаний и трактовка образов любимых литературных героев привели Петра Тимофеева в главному делу его жизни — разгадыванию тайн «романа под открытым небом» вблизи волн Тихого Дона и буйных своенравных вихров Хопра.

«Протекших дней очарованье…»

С конца XVIII — начала XIX века в Донбассе интенсивно развиваются капиталистические отношения. Разработка угольных месторождений велась местными жителями задолго до Капустина, прибывшего в Донбасс по заданию учреждённой Петром I Берг-коллегии и открывшего значительные запасы угля в районе Бахмута. Во второй половине XIX века развитие каменноугольной промышленности, металлургии, строительство железных дорог в короткий срок превратили Донбасс в крупнейший промышленный центр страны, а бурные события конца XIX — начала ХХ веков, небывалая концентрация рабочих на предприятиях создали в 20-м годам ХХ столетия особый феномен — Донбасс — мощный индустриальный регион с утвердившимися рабочими традициями.

Несмотря на все трудности условий труда и быта, войны и революции, коллективизацию, репрессии, с которыми донбассовцы столкнулись раньше всех, постепенно сформировалась самобытная народная поэтическая культура. Концентрация рабочих на предприятиях центрального Донбасса, каторжный труд на заводах и шахтах находят отражение в устно-поэтическом творчестве шахтеров, певших о том, что лишало их счастья, изливавших жалобы на тяжесть своего труда, гибель товарищей, на судьбу-лиходейку, проклинавших шахту-каторгу и хозяина-грабителя.

«Шахтёр приедет свататься – за розу буду прятаться»

Когда в 1889 году Глеб Успенский в газете «Русские ведомости» опубликовал первые записи ранних песен шахтёров Славяносербского и Бахмутского уездов Екатеринославской губернии, он и не подозревал, что открыл новую Атлантиду — поэтическое творчество рабочих. С этого времени песенное новотворчество шахтёров начинает привлекать внимание собирателей.

В Донбассе фольклор рабочих записывали многие исследователи, большое количество образцов рабочего фольклора было опубликовано на страницах «Просвещения Донбасса», «Забоя», «Литературного Донбасса» и т.д. Одна из важных особенностей фольклора Донбасса — это билингвизм. Наличие украинских слов в устойчивых русских текстах свидетельствует не только о знании исполнителем украинского фольклора, в первую очередь песенного, но что отдельные, наиболее поэтические элементы ассимилируются в русском тексте. Этому способствуют межнациональные браки, общие социально-экономические условия жизни, процессы взаимообогащения русской и украинской народных культур.

Песни и сказы, присловья и частушки донесли до нас поэтическую мысль народа последнего столетия, необыкновенное поэтическое чувство, пронзительную боль, страдания, любовь, иногда выраженные мелодраматично, как, например, в знаменитой шахтёрской песне «Коногон», которая возникла более ста лет назад. Казалось бы, столько изменений произошло в жизни нескольких поколений шахтёров, а эту песню помнят и поют. В июне 1996 года во время гражданской панихиды по погибшим шахтёрам на шахте имени Засядько горняки пели «Коногона», «Коногона» помнят и поют на Урале, в Кузбассе. Но родилась эта песня у нас, в Донбассе. Так же, как и сказ о Шубине, бытующий во множестве вариантов, хотя, бесспорно, сказы как жанр возникли на Украине, а затем уже распространились по всем горнодобывающим районам. Вот фрагмент одной из ранних шахтёрских песен.

Святослав Рыбас: Пять зон российской пассионарности — Москва, Санкт-Петербург, Донбасс, Урал, Баку
Святослав Рыбас: Пять зон российской пассионарности — Москва, Санкт-Петербург, Донбасс, Урал, Баку
© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанк
Нет смелее удальцов,
чем шахтёров-молодцов.
Шахтёр голый, шахтёр босый,
шахтёр курить папиросы.
Шахтёр пашенки не пашет,
косы в руки не берёт,
только кайлушком помашет,
зато денежки гребёт.

Частушки

Конечно, этот жанр распространён повсеместно. Он мгновенно откликается на изменения, происходящие в жизни людей. Особый интерес представляют именно уникальные шахтёрские частушки, собранные Тимофеевым. Не буду долго о них писать, лучше приведу примеры: первые четыре — это ранние, XIX века, остальные — это уже советские частушки.

Я на шахте номер пять
вагоны гоняю.
Как забурится вагон,
долю проклинаю.
***
Распроклятый рудник пятый
где ты милого упрятал?
Он в продольной коренной
лежит с разбитой головой.
***
Дорогая моя мама,
забери меня домой.
Ох, шахтёрская работа
оказалася тюрьмой
***
Поставлю розу на кровать —
буду розу поливать.
Шахтёр приедет свататься,
за розу буду прятаться.
***
Ой, стахановки-подруженьки,
на зелёный луг пойдём.
Мы шахтёрские частушки
под гармошку пропоём.
***
По фамилии Изотов,
а зовут Никитой.
Никого на весь Донбасс
нету знаменитей.
***
Уголь на-гора даём,
жизнь мы строим заново.
И по старым нормам бьём
методом Стаханова.
***
Я на тонком на атласе
вышью шёлковый узор,
распишу кайму: «В Донбассе
хорошо живёт шахтёр!»
***
Шёл по руднику трамвай,
чистенький да ясный.
До чего ж красив наш край,
как хорош Донбасс мой.
***
Мы стахановские девчата,
по-стахановски живём,
коль понравился нам парень,
всё равно мы отобьём.
***
Наши девушки с «Глубокой»
чернооки, чернобровы.
И ребята то, что надо —
чернобровая бригада

Книги, которые пишет народ

Книги, которые собирал Тимофеев, уникальны тем, что их по сути написал народ. Издавна возникали, формировались и получали завершённую форму легенды и предания, сказы и сказки, песни, пословицы и поговорки. Народная песня возникает из быта, народ поёт песни под впечатлением непосредственных чувств и событий, в которых он участвует. Вследствие этой точности и правдивости фольклор обладает исторической ценностью большей, чем любое индивидуальное произведение литературы или искусства.

Плавка, девушка, медведь: Яркая и веселая советская пропаганда
Плавка, девушка, медведь: Яркая и веселая советская пропаганда
© РИА Новости, Михаил Озерский | Перейти в фотобанк
Собирание фольклора в нашем урбанизованном мире — трудное дело, требующее от собирателя не только высокой квалификации в различных областях знаний, но часто и необходимости быть психологом, умения находить подлинных знатоков народной словесной мудрости и культуры — носителей традиции — и расположить их к себе.

За четверть века Тимофеев последовательно и настойчиво обследовал почти все населённые пункты Донбасса, многократно и в разные годы работал с известными ему исполнителями и открывая новых. Не всегда с первого раза удавалось «разговорить» информаторов, установить атмосферу открытости. Труд Тимофеева уникален, он оставил солидное наследство своим ученикам, главное — не забывать об этом, хранить эту народную память. И собирать новую, ведь как раз сегодня Донбасс переживает события такой силы, которые дали и ещё дадут толчок новым бьющим мощным текстам!

Сердце Петра Тимофеева остановилось 14 февраля 2017 года в Донецке, до последнего дня учёный-фольклорист работал на кафедре «Русская литература» Донецкого национального университета, до последней минуты болел своим необъятным делом, которое всё же в определённой степени ему удалось объять и подарить современникам.