Слово и дело

То, как цитата Лаврова растиражирована СМИ, не выдерживает никакой критики. Журналисты процитировали слова, выдрав их из контекста плоскогубцами: «Лавров назвал неприятным эпизодом отказ Минска от российской военной базы». Это в заголовках, жирным курсивом. Контекст, из которого взята цитата, выглядит иначе. Если копать глубже, цитата — часть комментария. Точнее большого интервью изданию «Комерсантъ». Среди широкой палитры тем, о которых счел нужным говорить Лавров, была небольшая ремарка. Вот как это выглядело в оригинале:

Корреспондент: 

— Еще одна непростая страна постсоветского пространства — Белоруссия. В декабре Москва и Минск, как ожидается, подпишут пакет документов об углубленной интеграции экономик двух стран. Но в нем есть пункты о совместной внешней и оборонной политике, а мы этого не наблюдаем сейчас и, судя по всему, не увидим в декабре. Почему? Ведь Белоруссия и Крым не признала, и Абхазию с Южной Осетией. Белоруссия отказывается размещать на своей территории российскую военную базу.

Сергей Лавров:

— Это действительно неприятный эпизод. Но главное не форма, а содержание. А по содержанию президент Белоруссии Александр Лукашенко неоднократно говорил, в том числе отвечая на вопрос о базе, что Белоруссия — союзник России на все 100% и что белорусские вооруженные силы нужно рассматривать как защищающие наши общие интересы и нашу общую территорию. По внешней политике в чистом виде у нас есть программа совместных действий. Такого у нас больше ни с кем нет. Что касается признания Абхазии, Южной Осетии, ситуации с Крымом, мы никого ни к чему не принуждаем.

Декоммунизаторы у «закоренелого советского человека»: Лукашенко и украинские СМИ
Декоммунизаторы у «закоренелого советского человека»: Лукашенко и украинские СМИ
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

За скобками

Издание «Коммерсантъ» 16 числа сообщило, что редакция имеет копию российско-белорусской «дорожной карты», которая готовится к подписанию Путиным и Лукашенко в декабре. «Инсайд» стал темой дня. Но никто не подверг сомнению тот факт, что издание якобы владеет пока что секретными документами. Ни их фотографии, ни скана приложено не было. А это обычная и обязательная практика в таких случаях.

Мало того, автор материала, рассказав о еще неопубликованном соглашении, подтвердив его подлинность «анонимными источниками», не привёл ни одной цитаты из него. В общем, наличие у СМИ российско-белорусских «дорожных карт» вызывает большие сомнения и серьезные подозрения, что опубликован фейк. Для корреспондента издания, которое владеет документами, странным выглядит утверждение, что «дорожные карты» содержат пункты «о совместной внешней и оборонной политике». Их там нет и быть не может, о чем сообщали Медведев, Румас, а также Песков и Эйсмонт.

Это необходимое предисловие. В четверг «Ъ» снова выступил как ньюсмейкер. Но на этот раз сомневаться в подлинности «инсайдов» не приходится. Интервью давал реальный Сергей Лавров, и цитата действительно его. Но если читать полностью, ясно, что к подобному ответу подтолкнул министра корреспондент, бравший интервью. И министр был вынужден начать именно в негативном ключе.

Если Беларусь изначально «непростая страна», которая «отказывается размещать на своей территории российскую военную базу», то главный дипломат России, хотя бы из вежливости вынужден поддержать обеспокоенность собеседника, назвав это «неприятным эпизодом». Что ж, если кто-то отказывает России, — это всегда неприятно. Затем Лавров развернул этот тезис, но, как говорил классик, «оправдаться — это можно, да не спросят — вот беда».

No comments

Искать в словах Лаврова вкусняшки для фирменного меню прессы даже опытному журналисту стоит немалого труда. Цитаты же президента Беларуси из контекста вывинчивать не надо. У Лукашенко для СМИ всегда накрыт широкий стол со скатертью-самобранкой. Вот подборка цитат на тему российской авиабазы. Это сказано в разное время без пардонов и мерси. 

Осенью 2018-го: «Нет здесь никаких баз не потому, что мы кому-то хотим угодить. Просто мы в состоянии выполнить те функции, которые на нас возложены договором с Российской Федерацией. Если бы мы это не могли сделать, поверьте, мы бы сами обратились к России, чтобы они обеспечили нам безопасность. Пока такой необходимости у нас нет. Нам не нужны никакие базы. Если нужны будут — мы об этом скажем честно».

Зимой 2018-го: «У нас две базы российские, ноль рублей, ноль копеек нам платят. Их срок заканчивается. Договариваемся, я даже вопрос не ставлю об оплате. Как-то даже неудобно у россиян просить деньги за эти базы, они общую функцию выполняют. Это для ядерных сил».

Это было, это чистая правда, не подразумевающая двойного толкования. Эти же слова подтвердил тогдашний посол России в Беларуси Михаил Бабич весной 2019-го: «Россия никогда не просила Минск о создании такой базы. Так что все разговоры о том, что якобы Минск отказывает РФ в создании базы, беспочвенны. Любая военная задача для России и Беларуси может быть решена существующими возможностями».

Логика железная, алгоритм ясен. Беларусь в состоянии выполнить свою роль в военном сотрудничестве с Россией на своей территории. Дополнительной помощи не требуется, но если потребуется, Минск обратится к Москве с соответствующей просьбой. Москва же со своей стороны таких просьб не выдвигала. Здесь возникает вопрос, что же значат слова Сергея Лаврова в интервью изданию «Коммерсантъ»? А ровно то, что он сказал. О «просьбах» и «отказах» сказал не он, а корреспондент «Ъ». К тому же в вопросе кроме авиабазы была зашита тема признания Абхазии и ЮО. Лавров имел основания назвать «неприятным эпизодом» как раз это, а не технический вопрос авиабазы.

Как это есть на самом деле

Россия имеет на территории союзной Беларуси два объекта на основании межправительственных соглашений от 6 января 1995 года. Узел связи ВМФ «Вилейка» в Минской области и 474-й отдельный радиотехнический узел (ОРТУ) недалеко от Барановичи Брестской области. Оба объекта не имеют статус военных баз. На их территории даже нет оружия. Они следят за АПЛ и ракетным нападением. Территорию и инфраструктуру Беларусь передала МО России в безвозмездное пользование на 25 лет, налоги с них не берет, таможенные пошлины с завоза туда тоже.

В свою очередь Россия списала Минску 900 млн долларов долга за энергоносители и обязалась предоставлять на безвозмездной основе свои аналогичные военные полигоны. Оба объекта советские: «Вилейка» построена в середине 60-х, «Волга» в 1984-1997-м, а на боевое дежурство встала уже в 2002-м. Она интегрирована в единую систему ПВО Союзного государства, является элементом региональной белорусско-российской группировки войск и входит в объединенную систему ПВО СНГ.

Вежливый щит: от кого готовится защищаться Союзное государство
Вежливый щит: от кого готовится защищаться Союзное государство
© РИА Новости, Игорь Руссак | Перейти в фотобанк

Впрочем, пишут, что это не всё. СМИ пишут, что российские военные пользуются объектами в Мачулищах, Станьково, Михановичах и Минским авиационным узлом. Пишут, что это «секретные объекты России», что чистой воды фейк. Потому что во всех открытых источниках никто не скрывает того, что ими пользовались исключительно в ходе совместных учений «Запад» в разные годы. И именно они служат тем задачам, которые должна была выполнять авиабаза ВВС России, которую так и не открыли. Её история также не под грифом «секретно» и совершенно не стоит работать под инсайд, когда любой может погуглить. История началась весной 2013 года, речь шла об одной из советских площадок под Бобруйском.

Тогда министр обороны России Сергей Шойгу говорил, что «между Москвой и Минском нет разногласий в вопросе о дислокации», что речь идет лишь о выборе аэродрома. С 2014 года информация об этом дается исключительно прессой, со ссылкой на высокие «инсайды». Но комментировал их только Лукашенко и Макей, когда на наводящие вопросы отвечали, что «на сей счет ни с кем разговора не было» или «на данный момент вопрос закрыт, но можно к нему вернуться».

Однозначно тема была, но российская сторона никакой конкретики не озвучивала, лишь подтверждала слова Лукашенко. Даже Бабич опровергал просьбы Минска, но ни слова не сказал о просьбах Москвы, которые если и были, то о них никто публично не говорил. Если к этой теме вернутся, все будет решено в закрытом режиме, без предъявления претензий со стороны Москвы. Но даже здесь важно понимать, что «дорожные карты» по Союзному государству не включают в себя вопросы внешней политики и обороны.

И если у кого-нибудь в СМИ и правда есть документы, но не пора ли показать их или привести хоть одну прямую цитату? А то неудобно получается.