В первую очередь по газу. Дату заключения новых рамочных соглашений наметили еще на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Ничто и никто эти намерения не сорвал. Начиная с 2020 года начнется работа над нормативными актами по унификации национальных законодательств. Масштабы намечены колоссальные. И хотя о политическом слиянии речь не идет, экономики станут работать в режиме единого государства с 2021 года.

Таможня дает добро

9 августа министр экономического развития РФ Максим Орешкин заявил о снятии всех проблемных вопросов по интеграции России и Белоруссии. Это была сенсация. Еще полгода назад (накануне аварии нефтепровода «Дружба») все казалось настолько плохо и неразрешимо, что поговаривали о цивилизованном разводе двух ключевых стран бывшего СССР, которые в отношении друг друга никогда не подвергали сомнению прилагательное «братские». Это совсем другая тема, а сейчас еще и абсолютно неактуальная, как выяснилось.

Итак, власти двух стран на совершенно закулисных и закрытых переговорах устранили принципиальные разногласия, которые были у них в рамках переговоров по Союзному государству. Немного смущало то, что венцом снятия проблем был анонсирован не новый договор, а какие-то рамочные дорожные карты. Обещали 28 дорожных карт по интеграции, а программа по реализации положений Союзного договора насчитывает аж 66 пунктов.

Последний чекпойнт был пройден 23 августа, когда президент Лукашенко публично спросил у премьера Румаса, «где спотыкаются Москва и Минск». На что получил ответ в духе Бисмарка накануне франко-прусской войны, что не хватает только «птичьего молока». На самом деле он сказал куда больше слов, среди которых ярким алмазом сияла конкретика, которой многие ждали: «две страны — один рынок». Именно по реализации этой цели и разработано 28 дорожных карт, которые будут готовы к 1 ноября.

6 сентября в подмосковных Горках премьеры России и Беларуси Дмитрий Медведев и Сергей Румас парафировали Программу интеграции в рамках Союзного государства. Были утверждены даже не 28, но 31 дорожная карта. Документ не секретный, его обещали опубликовать в ближайшее время.

Как обычно, одно «но»

Чего греха таить: многие ждут, что все эти танцы вокруг да около, «дорожные карты» и рамочные соглашения рано или поздно уступят реальной интеграции двух государств в заявленное еще двадцать лет назад единое, союзное государство, наподобие СССР. Есть и такие, кто ждет, когда к этому обновленному Союзу присоединятся и другие участники. Но почему-то политики аббревиатуры СССР тщательно избегают. Хотя и то, что есть, неплохо. Пусть не СССР, пусть «общий рынок». Это знакомое всем слово обозначает форму интеграции послевоенной Европы, которая в конечном итоге привела к образованию пусть и Европейского, но того самого искомого «союза», с общей валютой и без границ. В конце концов — какая разница? И вот интересно, что этот ЕС как раз и против любой формы интеграции, даже между двумя странами бывшего Советского Союза.

Именно в этом причина многовекторности ряда постсоветских государств. Запад твердо претворяет в жизнь блоковую дисциплину по принципу или-или, а не и-и. Результат виден на примере Украины. Россия тоже многовекторна. Она сегодня работает и с Западом, и с США, и с Венесуэлой, с Китаем и даже с Украиной. В то же время многовекторность Беларуси в Москве не вызывает оптимизма. Там ревнуют к любой встрече любого человека Лукашенко с любым представителем запада. Москва полагает, что для многовекторности нужны в первую очередь экономические основания. Если Россия самодостаточна, то Беларусь сильно нет. Но в Минске так на вещи не смотрят. Вот почему Лукашенко, умеющий сказать, и сказал про герб России.

«Мы должны смотреть и на Восток, и на Запад. Кстати, России нас нечем упрекнуть. У них даже орел двуглавый — он и туда, и туда смотрит. И нам никто не запретит смотреть в разные стороны», — подчеркнул белорусский лидер: как обычно, после парафирования договора, но это уже стиль жизни Бацьки.

В то же время Беларусь таки отказалась от кредита МВФ, как минимум до появления «общего рынка». Отношения с фондом вновь заморожены, но не прекращены.

Общий рынок

Никакой конкретики о том, что это будет за "одна страна — две экономики", нет до публикации документов. Но знать хочется. С любопытными общался самый молодой белорусский министр (экономики), глава «интеграционной» рабочей группы Дмитрий Крутой. Его рассказ, нарисовавший новое союзничество в общих чертах — единственное, что общественность пока что знает о планах «общего рынка». Документ, который в декабре планируют подписать Путин и Лукашенко, — это на первый взгляд политическая декларация, наподобие преамбулы нового Союзного договора. Именно так, и при всей серьезности намерений — это не обновленный договор. И не политический.

Главная ценность новых соглашений — установление четких сроков для интеграционных мероприятий. Год 2020-й выпадает. Его отводят процессу унификации экономического законодательства двух стран.

Впрочем, не бином Ньютона и то, что в будущем году в Беларуси парламентские и президентские выборы. И если кто думает, что результат предсказуем, то сильно ошибается. Никогда в Белоруссии выборы президента не проходили спокойно. Как раз исполняется десять лет с попытки самого настоящего майдана в Минске, координируемого из Киева. Конкретнее — из посольства США по улице Танковой, которое напоминает военную базу.

По словам же Крутого, в 2020-м отраслевики будут иметь возможность договориться по всем мелочам и деталям, по существу. Экономические и политические вопросы интеграции не увязаны, политика вообще не упоминается. Но хорошо и то, что есть. Интеграционный пакет разрабатывается, но одновременно и параллельно идут переговоры о цене на газ, их очередной раунд анонсировал российский министр энергетики Александр Новак.

Экзамен по безопасности

Визит Джона Болтона в Минск и его встреча с Лукашенко были замечены в Москве и отнесены к внутренним вопросам союзной страны. Впрочем, 10 сентября вслед за Джоном Болтоном Беларусь посетил секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев. Визит анонсировал глава белорусского Совета безопасности Станислав Зась.

Предполагалось, что Патрушев встретится только с ним. Но после Болтона это было бы принижением России. Так что встреча с Лукашенко была и содержательная. В общих чертах круг вопросов, которые президент РБД обсуждал с Патрушевым, выглядел так: обсуждались «нормандский формат» и целесообразность включения в него Трампа. Совместная программа Беларуси с США по контролю за ядерными материалами. Она продолжится, возможно, к ней подключат Украину и Польшу. Беларусь и НАТО ведут диалог — это размораживание отношений, но не в ущерб интересам союзной России.

Наконец, конкретно обсуждали предстоящие учения «Щит Союза».

Озвучивая публичные слова на встрече с Патрушевым, Лукашенко увязал вопросы безопасности и обороны с Союзным государством.

«Есть ряд вопросов, которые мы просто должны обсудить с вами. Они очень важны для дальнейшей нашей работы в белорусско-российских отношениях. Думаю, нам с вами есть о чем поговорить, тем более что недавно премьеры встречались в Москве по разработке и реализации договора о Союзном государстве. Мы пытаемся выйти на то, на что можем на данном этапе», — сказал президент Беларуси.

Учения «Щит Союза — 2019» пройдут с 13 по 19 сентября. Это будет грандиозная демонстрация военной мощи в которой примут участие 12 тысяч военнослужащих, 950 единиц боевой техники, до 70 самолетов и вертолетов. Шума с западе не будет — учения пройдут не у границ НАТО, а в Поволжье. Но эти учения посвящены обеспечению безопасности Союзного государства.

Итак — общий рынок и никакой политики. Суверенитет — священная корова, но безопасность превыше всего. На первый взгляд сумма не меняется. Обе страны, объединив экономики станут единым организмом, чего многие ждут. Если все будет так, как обещают, политика приложится все равно. Таковы законы природы, третьего не дано.