В комитет входили представители высшего руководства СССР, не согласные с реформами главы государства Михаила Горбачева. Основная цель ГКЧП заключалась в том, чтобы не допустить ликвидации Советского Союза, которая, по мнению участников комитета, должна была начаться 20 августа во время подписания инициированного президентом СССР Союзного договора.

По этому документу республикам давалось больше полномочий, и Советский Союз превращался в децентрализованную федерацию.

Экс-министра обороны СССР Дмитрия Язова заочно осудили в Литве на 10 лет
Экс-министра обороны СССР Дмитрия Язова заочно осудили в Литве на 10 лет
© РИА Новости, Сергей Мамонтов | Перейти в фотобанк
В ГКЧП входили восемь человек. Главой комитета являлся вице-президент СССР Геннадий Янаев (1937-2010).

Также членами ГКЧП были премьер-министр СССР Валентин Павлов (1937-2003), министры обороны и внутренних дел СССР Дмитрий Язов (род. 1924) и Борис Пуго (1937-1991), председатель КГБ Владимир Крючков (1924-2007).

Кроме того, в комитет входили первый заместитель председателя Совета обороны СССР Олег Бакланов (род. 1932), председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев (1931-2011), президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков (1926-2019).

Их поддержали замминистра обороны СССР, главком сухопутных войск Валентин Варенников (1923-2009), руководитель аппарата президента СССР Валерий Болдин (1935-2006), член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Олег Шенин (1937-2009), начальник охраны президента СССР Вячеслав Генералов (род. 1946), председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов (1930-2019) и некоторые другие представители власти.

Утром 19 августа СМИ передали «Заявление советского руководства», сообщавшее, что в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения своих обязанностей Горбачевым его полномочия переходят к Янаеву. В отдельных территориях СССР на срок шесть месяцев вводилось чрезвычайное положение, а для управления страной был образован ГКЧП.

На стороне комитета выступили спецподразделение КГБ «Альфа», дивизия им. Дзержинского МВД и несколько дивизий Минобороны. В Москву было введено около четырех тыс. военных, 362 танка, 427 бронетранспортеров и БМП.

Горбачев, в это время находившийся на отдыхе в Крыму, был изолирован на правительственной даче в поселке Форос. Войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю. Также армия была стянута в окрестности Ленинграда, Таллина, Тбилиси, Риги.

В ответ прошли массовые демонстрации и митинги протеста в Москве, Ленинграде и некоторых других городах. Центром противостояния ГКЧП стал Дом Советов РСФСР — Белый дом. Сопротивление возглавили избранный в июне 1991 года президент РСФСР Борис Ельцин (1931-2007). К нему примкнули председатель Совета министров РСФСР Иван Силаев (род. 1930), и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов (род. 1942) и ряд других высших чиновников.

Практически сразу Ельцин подписал указы, по которым создание ГКЧП было квалифицировано как попытка государственного переворота, а органы исполнительной власти и силовые структуры СССР были переподчинены президенту РСФСР.

Вечером 19 августа по телевидению была показана пресс-конференция членов ГКЧП. На ней отсутствовал Павлов, у которого развился гипертонический криз.

У Белого дома в первый день противостояния собрались жители Москвы, к ним примкнула танковая рота Таманской дивизии.

На сегодняшний день считается, что большая часть общества и армии действия ГКЧП не поддержали. Утром 21 августа начался вывод войск из Москвы, также состоялась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР. На ней Силаеву и вице-президенту РСФСР Александру Руцкому (род. 1947) поручили освободить Горбачева.

«Я взял с собой 20 офицеров, приехали во Внуково, и нас никто не остановил. Там стоит самолет. Спросил чей, сказали: "Янаева". Забрали самолет… Сели, подъезжаем к даче Горбачева, стоит министр обороны Язов Дмитрий Тимофеевич, Крючков Владимир Александрович, председатель КГБ.

Я подошел к ним и спросил: «Что вы здесь стоите?» — «Нас не пускают». Я говорю: «Как не пускают? Он же арестован». А они: «Кто его арестовал?» Я подхожу к КПП вместе с (прилетевшими с Руцким. — Ред.) Евгением Максимовичем Примаковым (на тот момент член Президентского совета СССР и Совбеза СССР. — Ред.) и Иваном Силаевым. Михаил Сергеевич весь взволнованный… Раиса Максимовна (супруга Горбачева. — Ред.) спускается со второго этажа: "Вы нас арестовать приехали?" Я сказал, что приехал забрать их в Москву», — делился впоследствии воспоминаниями Руцкой.

Горбачев с семьей уже 22 августа вернулся в Москву.

Генпрокурор РСФСР Валентин Степанков (род. 1951) 21 августа дал санкцию на арест всех членов ГКЧП. В тот же день были задержаны Янаев, Крючков, Язов и Тизяков. Павлов, Бакланов и Стародубцев — 23 августа.

Судьбы путчистов. Как жили и умирали члены ГКЧП
Судьбы путчистов. Как жили и умирали члены ГКЧП
© РИА Новости, Владимир Родионов | Перейти в фотобанк
Пуго покончил жизнь самоубийством.

Путчистов поместили в следственный изолятор «Матросская тишина», им были предъявлены обвинения по пункту «а» ст. 64 Уголовного кодекса РСФСР «Измена Родине с целью захвата власти».

«Самое главное, что нужно помнить: это была антиконституционная акция, заговор. Следствие и обвинительное заключение, переданное Генеральной прокуратурой в суд, установило: была совершена попытка государственного переворота», — заявлял впоследствии экс-президент СССР.

При этом стоит упомянуть, что в своих действиях ГКЧП опирался на Конституцию страны, в которой был прописан порядок введения режима чрезвычайного положения и возможность создания временных органов власти на данный период.

Во время передвижений техники по Москве под гусеницами БМП погибли три человека — Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский, которые затем посмертно получили звание Героев СССР.

Заключенные в СИЗО члены ГКЧП 23 февраля 1994 года были выпущены по амнистии, объявленной Государственной Думой.

Через некоторое время после событий эксперты выдвинули версию, что действия ГКЧП поддерживал и Горбачев, который в случае успеха комитета мог вернуться к руководству, а в случае провала — возложить вину на путчистов. Частью экспертного сообщества подобная трактовка считается конспирологической.