Начнём с общего обзора ситуации.

Участие танкера в Керченском инциденте не доказано. Судя по всему, участником инцидента его считают только в СБУ. Причём более вероятно, что это украинские корабли мешали ему пройти пролив (они-то шли без разрешения и не по графику).

После этого танкер поменял владельца и название. Была ли вызвана продажа корабля его участием в Керченском инциденте, точно сказать нельзя. Сама по себе продажа танкера буквально сразу после инцидента наводит на определённые мысли (типа актив стал «токсичным»). Однако это вполне может быть и простое совпадение.

Казус «NEYMA»: против кого направлена провокация?
Казус «NEYMA»: против кого направлена провокация?
© REUTERS, State Border Guard Service of Ukraine | Перейти в фотобанк

Новый владелец, судя по всему, о претензиях к судну со стороны СБУ ничего не знал. Рейс в Измаил объяснялся просто — ремонтировать на Украине заметно дешевле, чем в России. Есть, правда, риск потерять корабль. Количество арестованных в украинских портах судов составляет полтора десятка, всем им инкриминируют незаконное посещение Крыма. С такими претензиями, как в этот раз, сталкиваться ещё не приходилось.

Кстати, логика судовладельцев непонятна — всё же на основании 15 случаев, называемых украинскими официальными лицами, и шумных инцидентов с «Нордом» и «Механиком Погодиным» можно было сделать какие-то выводы. Выводы, однако, не делаются. Видимо, сэкономить копейки на ремонте и потерять миллионы на простое — какой-то хитрый бизнес-план.

Список кораблей: Как и кого захватывала Украина в своих территориальных водах
Список кораблей: Как и кого захватывала Украина в своих территориальных водах
© ООО "В.Ф.Танкер"

Так или иначе, но новый владелец о претензиях украинской стороны не знал или не понимал самой логики происходящего (мы её тоже не очень понимаем, но об этом ниже).

При вхождении в территориальные воды корабля, к которому у Украины есть претензии, заработала бюрократическая машина. Танкер простучали в базе данных и обнаружили, что к нему есть претензии. Надо понимать, что после смены руководства в СБУ внутренняя атмосфера не очень здоровая (это нормально при каждой смене руководства в бюрократической структуре — новая метла по-новому метёт). Наверняка на месте принимать на себя ответственность никто не захотел — выходили на Одессу или, что более вероятно, на Киев. Почти наверняка по маршруту оказался важный человек с большими звёздами, которому был нужен этот инцидент.

Суть нужности мы уже излагали:

а) нанести ущерб внешнеполитическому курсу Зеленского;

б) нанести ущерб самому Зеленскому;

в) вывести из-под удара Порошенко по делу о госизмене в связи с Керченским инцидентом.

Потом, понятно, информация дошла до высшего уровня. Президент понял, что его подставили, хотя, по большому счёту, всё шито-крыто — корабль действительно находился в розыске, претензии к нему вполне определённые, распоряжений никто не отменял… Ручки — вот они. Порошенко? Какой Порошенко? Мы российских агрессоров и провокаторов ловим…

Результат: украинская сторона отпускает команду, но не отпускают корабль, поскольку он — вещественное доказательство. Его разбазаривать нельзя (милиционер Грищенко подтвердит). Чтобы его отдать, нужно будет закрыть дело по Керченскому инциденту, а это не так уж просто. Тем более что существует связанное дело — против Порошенко.

Экипаж задержанного на Украине российского танкера вернулся домой в Краснодар
Экипаж задержанного на Украине российского танкера вернулся домой в Краснодар
© РИА Новости, Павел Емельянов | Перейти в фотобанк

Тут вот как раз странность. Сам по себе корабль никаким доказательством не является. Его арест может быть наказанием для владельца, но доказательство? Свидетелями могли быть его владельцы и экипаж. Владельцы сменились, экипаж меняется регулярно. Корабль ни в чём не виноват, он ничего не видел. Его могли видеть украинские моряки, но для этого их надо вернуть и показать им корабль. А чтобы их вернуть, надо хотя бы не захватывать корабль, поскольку это рассматривается Россией как недружественный акт, который затрудняет диалог по поводу возвращения моряков.

В общем, если вначале вариант с участием в провокации Зеленского мог рассматриваться, то быстрый возврат моряков и  комментарий Бутусова сомнений не оставили — президент полностью реабилитирован, провокация была направлена против него.

Ему, правда, никто не обещал, что будет легко. И при этом внешнеполитический отвратительный эффект от всей этой истории никто не отменяет.