Шансы большинства из непроходных партий изначально казались достаточно призрачными, тем не менее они охотно приняли участие в этом «забеге». И отнюдь не из принципа «не догнать, так хоть разогреться». А потому, что у них есть вполне прагматичные причины — партия, набравшая хотя бы 2% голосов избирателей на выборах, будет в течение следующих пяти лет получать дотации из госбюджета, в котором и без того предостаточно «дыр». Иными словами, украинский налогоплательщик будет теперь из своего кармана оплачивать политические проекты, в том числе и не прошедшие в парламент. Таким образом, политика и участие в выборах становится на Украине дополнительным (ко всем прочим) и весьма доходным коммерческим проектом, обеспечивающим безбедное существование для сотен человек, просто поучаствовавших в предвыборном «забеге».

Шарий на бюджете. Сколько заработает видеоблогер, если его партия наберет 2% голосов
Шарий на бюджете. Сколько заработает видеоблогер, если его партия наберет 2% голосов
© Facebook, Партія Шарія

Таковых партий, преодолевших 2%-ный барьер, по данным национального экзитпола, одиннадцать. Больше всего получит выигравшая «забег» партия президента «Слуга народа» (537 млн грн в год (1,32 млрд руб.) и около 2,5 млрд грн (6,15 млрд руб.) за пять лет), «Оппозиционная платформа» — 141 млн грн (347 млн руб.) в год, «Европейская солидарность» Петра Порошенко — 109 млн грн (266 млн руб.), «Батькивщина» — 93 млн грн (229 млн руб.), «Голос» — 77 млн грн (189 млн руб.), «Сила и честь» — 54 млн грн (133 млн руб.), «Оппозиционный блок» — 40 млн грн (98 млн руб.), «Партия Шария» — 38 млн грн (93 млн руб.), «Радикальная партия» Ляшко — 34 млн грн (84 млн руб.), «Украинская стратегия Гройсмана» — 27 млн грн (66 млн руб.), а националисты из ультраправой «Свободы» получат 26 млн грн (64 млн руб.). Всего в год на финансирование партий из госбюджета потребуется 1,2 млрд гривен (около 3 млрд рублей).

Нормы о таком финансировании содержатся в принятом в 2015 году законе «О предотвращении и противодействии политической коррупции» с формулировкой «на институциональное развитие». Декларируемой целью этого закона, инициированного западными «борцами с коррупцией», было снижение этой самой коррупции. Партиям предполагалось выплачивать государственные средства, чтобы снизить их зависимость от частного капитала (олигархов). И партии Майдана с радостью восприняли эту инициативу. По сути же, в 2015 году, вскоре после внеочередных выборов 2014 года, партии-победительницы приняли этот закон «для себя любимых», чтобы иметь возможность лишний раз подоить съеживающийся, как шагреневая кожа, госбюджет. Получается, что «Блок Петра Порошенко» брал миллионы из государственного бюджета, чтобы снизить зависимость от своего патрона — олигарха-президента Петра Порошенко? А еще одним бенефициаром  этого закон стал другой член парламентской коалиции — партия "Народный фронт". Оба политических движения, создавшие коалицию и получившие в 2014 году наибольшую по численности проголосовавших признательность избирателей, конвертировали ее в денежные дотации.

Одним из основных лоббистов этого закона был на тот момент «проевропейский» депутат от БПП Сергей Лещенко. Естественно, принятию этого закона сопутствовали фразы о необходимости сократить социальные расходы, как по требованию международных кредиторов, так и под предлогом, что у нас, дескать, война. В 2016 году, например, «Народный фронт» получил 101 млн грн (248 млн руб.), БПП — 99 (243 млн руб.), «Оппозиционный блок» — 43 млн грн (106), «Радикальная партия» Олега Ляшко — 33 млн грн (81 млн руб.), «Батькивщина» Юлии Тимошенко — 25 млн грн (61 млн руб.), а вот «Самопомощь» получила целых 89 млн грн (219 млн руб.), несмотря на малочисленность фракции. Дополнительный бонус она получила за соблюдение «гендерного равенства» (соотношение среди депутатов мужчин и женщин).

Большинство украинских партий являются политическими проектами тех или иных олигархов, и на их финансирование уходят гораздо большие суммы, но данный закон помогает немного снять это тяжелое бремя с плеч украинских миллиардеров, переложив его часть на плечи рядовых налогоплательщиков. 

«Минимально необходимая сумма на содержание полноценного партийного проекта — это миллион долларов в месяц. Поэтому большая часть наших партий — это политотделы олигархов, а госфинансирование лишь сняло с них малую часть расходов. Чтобы уменьшить зависимость партий, нужен уход от черного «нала», которым под выборы засыпают перспективные политпроекты. Без оздоровления экономики и общества эти западные «фишки» с госфинансированием партий ничего не дадут», — считает политолог Андрей Золотарев.

Андрей Золотарев. Справка
Андрей Золотарев. Справка
© скриншот с видео "UKRLIFE.TV" | Перейти в фотобанк

Председатель Комитета избирателей Украины (КИУ) Алексей Кошель достаточно наивно считает, что, получив эти средства, политические силы «смогут сказать нет представителю олигархической группы, который попытается через партию продвигать свои интересы», как будто они когда-нибудь откажутся от дополнительных средств.

По нормам закона, партии, получающие государственное финансирование, должны отчитываться о потраченных средствах. Судя по отчетам прошлых лет, партии тратили значительную часть этих средств на рекламу в СМИ и преимущественно на телеканалах, которые на Украине принадлежат олигархам. По сути, получается, что политические силы украинских олигархов брали средства, чтобы платить телеканалам, принадлежащих им же, за рекламу своих же проектов. Политолог Руслан Бортник, комментируя этот закон, говорил, что такая схема «распила» бюджета выгодна как партиям, так и СМИ.

Руслан Бортник. Справка
Руслан Бортник. Справка
© Руслан Бортник

«Политреклама, которую мы увидели в конце года на телеэкранах, явно стала плодом взаимовыгодного сотрудничества партий с "ручными" СМИ. Попросту говоря, деньги «распилили». Хорошо и вашим, и нашим. Вряд ли такое захотят менять», — утверждал Бортник. Например, периодические массовые пиар-кампании «Народного фронта» и Арсения Яценюка, проходившие задолго до выборов, объясняются именно необходимостью потратить эти средства, так как неосвоенные средства надо было бы вернуть в бюджет.

Однако и для непроходных партий такая схема не менее выгодна, по словам Руслана Бортника. За государственные деньги они могут сохранить свою политсилу и воспользоваться выгодным положением оппозиции. «Не сумев сбить журавля в небе — зайти в Раду, эти политсилы сохранят синицу в руках — бюджетную поддержку на протяжении всего следующего политического цикла. А это гарантия функционирования и продолжения политической деятельности. А не находясь в Раде, они смогут безопасно критиковать действия парламента — вообще всей власти», — считает Бортник.

«Пролетевшая» на выборах «Самопомощь», например, весьма довольна такой финансовой помощью. «Это, конечно, небольшие деньги, но их хватит хотя бы на аренду офисов и зарплату сотрудникам, а это позволит всем партячейкам вести какую-то работу», — говорит глава исполкома «Самопомощи» Олег Лаврик.

В целом же мы видим печальный итог «борьбы с коррупцией», которую продвигают западные партнеры Украины. В одних случаях эта борьба просто предполагает легализацию коррупционных схем (что законно, то не коррупция), в других случаях — это формирование очередных «кормушек для грантоедов», а в случае закона о финансировании партий «борьба с коррупцией» предполагает перекладывание на плечи налогоплательщиков необходимости содержать политические проекты, которые зачастую действуют отнюдь не в их интересах.