На этот раз американцы посетили лагерь, проводимый «Соколом», молодежным крылом партии «Свобода»*. Судя по упоминанию в материале информагентства The Associated Press (AP) о том, что лагерь «спрятан в лесах на западе страны», попали туда журналист и его коллега, открыто снимавший все на видеокамеру, явно не без помощи организаторов этого лагеря. Более того, я бы даже не удивился, если бы их туда специально привезли: снимайте и показывайте, что такое есть не только у «Национального корпуса», чей «Азовец», где дети бегают с вырезанными из дерева копиями автоматов, любят снимать живущие в столице Украины западные репортеры.

«Закалка воли» в лесах на Днестре

Никакой особой тайны журналисты не раскрыли — достаточно зайти на YouTube, чтобы увидеть там массу открыто выложенных видеоматериалов из обучающего лагеря «Закалка воли» (укр. «Гарт волі»), проводимого начиная с июня 2017 года «Соколом» в урочище Червона гора близ села Беремяны Бучацкого района Тернопольской области.

Опять же показанное в репортаже не представляет ничего уникального — обычная начальная военная подготовка, разве что вместо деревяшек подросткам, одетым в камуфляж (причем даже нет единообразного — одни в темном «бундесовском», подходящем для леса, другие в «песочном» штатовского производства для пустыни, кто-то вообще в обычной тренировочной одежде — видимо, кому что купили родители), дают «почти настоящие» автоматы Калашникова (либо «перебитые» и уже непригодные к стрельбе, либо макеты, некоторые просто копии из пластика, что хорошо заметно).

Помимо этого в программе лагеря (она не меняется с 2017 года) много всего привлекательного для подростков — альпинизм, плавание, спуск по Днестру на байдарках, экологические студии, квесты, мастер-классы журналистики и фотографии, обучение игры на гитаре, съемка краеведческих видеороликов, конкурсы творческих коллективов, футбол и волейбол и т.д. Присутствуют и предметы с чисто военным уклоном, но их не так много — обучение тактической медицине (учат переносить раненых на импровизированных носилках, неся при этом в свободной руке оружие), рукопашный бой. С определенной натяжкой к ним же можно отнести страйкбол и пейнтбол.

Кстати, последняя, третья (для сравнения — в прошлом году было шесть) смена лагеря закончилась 23 августа, но репортаж о нем на AP вышел только 12 ноября. Хотя на видео хорошо видно, что снималось все летом. Чего журналисты ждали несколько месяцев?

Что касается численности каждой смены (в терминологии лагеря — «заезда») в этом году, о ней можно судить по коллективным фото построения: 25 человек в первой, 20 во второй, 26 в третьей. Причем, судя по возрасту и функциям, 3-4 из каждой смены — это «пионервожатые», относительно (17-18 лет) взрослые инструкторы. Что касается их воспитанников, есть еще совсем мелкие, буквально из детсада, как говорится, сам ростом с автомат (хотя официально возраст для участников — от 13 лет). Много девушек.

Сроки каждой смены — 10 дней (в этом году, например, с 27 июля по 5 августа, с 5 по 14 августа, с 14 по 23 августа). Любой служивший в армии скажет, что за такой период нельзя превратить штатских людей в спаянную боевую единицу, научить рукопашному бою, стрельбе, даже если водить их каждый день на стрельбище. А тут в таких лагерях и автоматы негодные, и патронов a priori не дают — ведь если кто-то из подростков ранит или, не дай Бог, убьет другого, — это уголовная ответственность для организаторов.

Конечно, это не единственный лагерь «Сокола», есть еще ряд таковых в разных регионах страны (Запорожская, Харьковская, Сумская, Волынская, Львовская и т.д.) и просто тренировок для юного поколения, проводимых молодежной структурой «Свободы», однако большей численностью они не радуют, а занимаются там такие же подростки и часто даже не с «настоящими» автоматами, а с деревяшками. Так что переоценивать навыки, которые дают в таких лагерях, не стоит — «научить убивать» там нереально.

Не все «вышколы» одинаково полезны

Я написал это, чтобы внести ноту реализма в деятельность подобных лагерей (в терминологии их организаторов — «вышколов»), которые всегда были окружены в пророссийской среде Украины неким зловеще-героическим ореолом. Судя по тому, с каким придыханием о них писали накануне 2014 года, люди явно представляли, что там происходит что-то в духе «Властелина колец», где милых детишек похищает Темный Властелин и путем злодейских обрядов и пыток превращает в жутких монстров-орков, все как один огромных, вооруженных до зубов и готовых к кровавой битве.

На самом деле достаточно было взглянуть на фото проводимых в 2013 году «Соколом» или «Тризубом имени Степана Бандеры»* лагерей, чтобы увидеть там несколько десятков хиленьких школьников и школьниц, которые играли в подобие «Зарницы» с построением по утрам, поднятием флага, пением песен, перетягиванием каната, пешими походами и командными играми в лесах в местах «боевой славы УПА*», максимум им давали пострелять из пневматических винтовок (теперь дают «перебитые» автоматы). Не стоит особо удивляться, что в итоге на Майдане из членов «Сокола» со всей страны удалось сформировать лишь чету (аналог взвода) в рядах одной из «свободовских» сотен.

«Сокол» расправляет крылья. Украинские нацисты учат молодежь Родину любить

Неудивительно и то, что юная поросль «Свободы» достаточно слабо проявила себя в реальных уличных боях на Майдане. Несколько иной была подготовка в УНА-УНСО*, где делался акцент именно на постоянные тренировки, подготовку к боевым действиям, часто с реальными (опять же «перебитыми» и негодными к стрельбе) автоматами. Но у нее был один очень существенный минус. Снайпер Украинской добровольческой армии Елена Белозерская в 2017 году рассказывала журналистам: «Я готовилась к этому (к войне. — Авт.) давно. Еще с 2005 года. Вместе с товарищами училась тактике боя, у нас была страйкбольная команда. Практически каждый выходной мы проводили в лесах, где тренировались, изучали тактику боя и готовились. К войне… Наш командир постоянно говорил о том, что будет война. На то время этот человек был одним из основателей УНА-УНСО… Правда, тогда, в 2005 году, он… считал, что Россия захватит большую часть Украины, чем ей это удалось. Поэтому нас готовили к партизанской работе в лесах. А когда началась война, мы оказались на территории, где мало «зеленки». Поэтому первое время было достаточно сложно». А уж насколько далека партизанская подготовка от боев в городских условиях?

Другое дело — «Патриот Украины» Андрея Билецкого и созданный в 2014 году на его основе «Черный корпус», а затем батальон (ныне полк) «Азов». «Костяк «Азова» — это люди, которые всю жизнь занимались «вышколами».« Мы готовились к войне, другие люди из батальона — нет. И мы делились своими знаниями с ними», — позже вспоминал события начала лета 2014 года тогдашний командир штаба батальона Вадим Троян. И «вышколы» эти, которыми Троян непосредственно заведовал с 2005 года, были максимально приближены к войне в городе, по итогам обучения бойцы «Патриота Украины» сдавали экзамены по методике, близкой к спецподразделениям, — необходимо было «выдержать двухминутный рукопашный бой против двух противников одновременно… и четырёхминутный ножевой бой против двух противников попеременно». При штаб-квартире партии в Харькове действовала своеобразная казарма, где жили бойцы.

И главное — бойцы «Патриота Украины», как футбольные хулиганы (также составившие костяк бойцов Майдана), регулярно практиковали уличное насилие как против левых и пророссийских сил, так и против национальных диаспор. Именно они в 2006 году ввели в ход методику «эффективного насилия» — проводимый ими митинг протеста плавно перетекал в погром объекта, против которого они выступали. Уже позже, примерно с 2012 года, эту методику повсеместно возьмет на вооружение и «Свобода».

«Свобода»: догнать и перегнать радикалов

Партия Олега Тягнибока оказалась вечно догоняющей в силу ряда обстоятельств. В 1991-2003 годах Социал-национальная партия Украины (СНПУ) была одной из самых радикальных политических сил, демонстративно третируя умеренных националистов вроде «Народного Руха Украины». И насилие ее члены практиковали часто и массово.

Все изменилось накануне первого Майдана, когда все националистические структуры начали массово собирать в состав коалиции «Наша Украина» Виктора Ющенко.

«Ющенко… сознательно шел на сотрудничество с нами», — рассказал 31 марта 2004 года в интервью «Украинской правде» Тягнибок, объясняя проведенный 14 февраля 2004 года на партийном съезде ребрендинг в более умеренную «Свободу». И пояснил: «Наше название, с одной стороны, отпугивает избирателей. С другой стороны, еще первые демократы в начале 1990-х нам создали имидж таких себе «нациков-фашистов» — «парней в черных рубашках со стальным взглядом», как говорили лет 10 назад теперешние мои коллеги, члены фракции «Наша Украина».

Боевые отряды партии (первый «Патриот Украины» Андрея Парубия) были распущены, и придавшая своему облику солидности «Свобода» готовилась к интеграции в «Нашу Украину», но все испортило получившее огромный резонанс выступление Тягнибока 17 июля 2004 года на горе Яворина, где он высказался по поводу «борьбы с москалями, жидвой и прочей нечистью». Тягнибок был исключен из парламентской фракции «Нашей Украины», путь в большую политику «Свободе» был закрыт, а даже после ребрендинга партия получила 26 марта 2006 года на выборах в Верховную Раду всего 0,35% голосов, на внеочередных парламентских выборах 30 сентября 2007 года — 0,76%.

Радикальные националисты, прежде всего члены нового «Патриота Украины», созданного в 2005 году в Харькове Андреем Билецким, откровенно тогда потешались над партией Тягнибока, заявляя, что с уходом в «умеренность» та стала бессильной и виртуальной. Пришлось начать заново отстраивать молодежную структуру, которой стал созданный в октябре 2006 года «Сокол». Однако современный облик он обрел лишь в начале 2010-х годов, когда «Свобода» сделала ставку на нагнетание уличного насилия и копирование в «Соколе» облика бойцов Билецкого во всем — «бундесовская» униформа, факельные шествия, баннеры с обнажившими сабли гайдамаками и прочий радикализм.

«Сокол» расправляет крылья. Украинские нацисты учат молодежь Родину любить

Опыт этот был не очень удачным — недостаточно просто набрать школьников и студентов и одеть их в камуфляж и берцы, чтобы они превратились в суровых стритфайтеров. Тому же «Патриоту Украины» для этого понадобилось несколько лет. В основном дрались в 2012-2013 годах на улицах либо взрослые члены партии Тягнибока, либо футбольные хулиганы и прочие ультраправые активисты, вовлеченные в ряды группировки С14, которая в те годы была тесно аффилирована с прошедшей в парламент «Свободой».

В ходе Майдана стало очевидно, что «Свобода» заметно «притормаживает» и не готова к новому уровню насилия, который заявили представители «Правого сектора»*, в который входили тогда те же футбольные хулиганы и «Патриот Украины». Именно поэтому партия, бывшая на 2013 год главным ударным отрядом оппозиции, в 2014 году утратила эти лавры и заметную часть популярности в обществе. Пришлось переформатировать работу на молодежном направлении, и «Сокол» возглавил новый лидер — Юрий Черкашин. Тот самый, который показан на нашумевшем видео AP из лагеря «Закалка воли».

На сайтах «Свободы» и «Сокола» нет четкой информации, когда же Черкашин возглавил «Сокол», но 10 июля 2014 года он еще упоминается в партийной прессе как заместитель главы организации, а 26 августа — уже как глава. Ранее именно он командовал «сокольской четой» на Майдане, а с лета 2014 года — взводом «Сокол» в добровольческом батальоне «Сечь», укомплектованном из членов партии «Свобода».

Черкашин — молодежный активист новой, чисто неонацистской генерации (и, видимо, именно это и стало основным плюсом в пользу его назначения для привлечения таких же людей в ряды молодежной структуры партии). Об этом говорят и свастические татуировки, опоясывающие его правое предплечье, и патч с «кельтским крестом» и аббревиатурой ACAB, который он нашивал себе прямо на форму (то на  правое плечо, то на грудь) во время службы в батальоне «Сечь».

Судя по всему, с влиянием Черкашина и его команды связано отмеченное ранее мною появление 10 февраля 2016 года на официальном сайте «Сокола» в заглавии статьи об участии его членов АТО коллажа, где символика организации была размещена на фоне того же «кельтского креста», символа борцов за белую расу. Можно вспомнить, что 10 ноября 2015 года Черкашин был тяжело ранен в грудную клетку из крупнокалиберного пулемета (по его словам, «было уничтожено две третьих лопатки», также поврежден локтевой нерв) в боях под донецким аэропортом, затем около двух месяцев провел во львовском военном госпитале. Выйдя оттуда в начале 2016 года и приняв участие в ряде мероприятий (например, в марше 13 февраля 2016 года, соответственно, тогда мог уже влиять на политику сайта организации), уже через несколько месяцев Черкашин уехал на новое лечение в Латвию.

К июлю 2016 года глава «Сокола» вернулся на Украину и приступил к реабилитации после перенесенных в Латвии двух тяжелых операций. Во второй половине 2016 года он приступил к непосредственному руководству молодежной структурой «Свободы». После этого на уличных шествиях «сокольцев» замелькали и знамена с «кельтским крестом», ранее им не свойственные и употреблявшиеся лишь представителями С14 и «автономных националистов», примыкавших накануне Майдана к «Свободе» в разных регионах.

С начала 2017 года Черкашин совершает поездки по Галичине, проводя «уроки мужества» в местных школах, показывая учащимся оружие (а иногда — как его собирать-разбирать) и агитируя посещать лагеря «Сокола», реанимирует «мертвые» региональные отделения организации. В рамках этих процессов запущены и новые лагеря, такие как «Закалка воли».

Опасной является не столько военная подготовка в таких лагерях и прочих «вышколах», которая в течение недели в год явно недостаточна для обучения подростков, сколько вербовка в ряды ультраправой организации, первичная идеологическая индоктринация молодежи (за 10 дней подростков «обратить в свою веру» сложно, они еще в таком возрасте, когда много раз сменят свои представления о жизни, да и многие из них даже на фото из «Закалки воли» откровенно скучают, слушая лектора). В рядах организации их со временем научат и маршировать, и стрелять, и воевать, сплотят в полноценные боевые отряды с командирами. И то, что такому «националистическому ДОСААФу» местными властями передается организация военно-патриотической работы со школьниками (а порой и выделяются гранты на таковую), беспокоит больше всего.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ