19 декабря 1941 года операция «Тайфун» по окружению и взятию Москвы рассыпалась на глазах. Но исход битвы был еще не ясен. Туманная неопределенность заставляла командования войсками обеих сторон сосредоточиться на главном, пропуская второстепенное. Поэтому на гибель в бою при деревне Палашкино командира 2-го гвардейского кавкорпуса, генерал-майора Доватора председатель Государственного комитета обороны, товарищ Сталин мог и не обратить особого внимания.

Но вождь приказал доставить его тело в Москву, организовать пышную церемонию прощания и представить к званию Героя Советского Союза. Подобной чести в начале войны удостаивались единицы. А самое странное-то, что Лев Доватор был представлен к высшей награде… не посмертно.

Тайное прощание с генералом Доватором

Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
Увидеть Минск и умереть: Жизнь и смерть генерал-комиссара Белоруссии Вильгельма Кубе
© commons.wikimedia.org, Bundesarchiv, B 145 Bild-F051633-0017
У тех, кто знал о церемонии прощания в ЦДКА обязательно возникал вопрос, почему официальные сообщения о награждении не упоминают о том, что оно посмертное. Ни в Указе Президиума Верховного Совета СССР, ни в публикациях центральных газет, вышедших 23 декабря 1941-го, не было сказано, что Лев Доватор погиб. О гибели героя битвы за Москву вообще не сообщалось во время войны. На похороны не пригласили даже семью.

Жена Льва Михайловича, его сын и дочь были в эвакуации и ничего не знали о смерти мужа и отца. Лишь в 1946 году сын генерала, Саша, принес с улицы сорванный с забора плакат с портретами четырех погибших в ходе войны советских генералов: Панфилова, Ватутина, Черняховского и… Доватора. Семье не прислали и официальную «похоронку». Скрыли гибель комкора в прессе и даже в официальных документах. Свидетельство о смерти вдова получила только после войны в Министерстве обороны, когда оформляла посмертную пенсию на Героя СССР.

Приказано считать живым

Торжественная государственная церемония прощания с генералом Доватором в Доме Красной армии была секретным мероприятием, после которого не последовало похорон. 18 лет урна с прахом героя хранилась в спецпомещении крематория, и к ней не допускались посторонние, лишь члены семьи. Но даже им ключ выдавался под роспись после проверки документов. При жизни Сталина все просьбы родных о захоронении и снятии секретности были отклонены. Лишь в 1959 году урну с прахом героя похоронили на Новодевичьем кладбище.

Став частью истории СССР, он был захоронен в мемориале трех героев 1941 года, где кроме него — генерал Панфилов и младший лейтенант Талалихин. Можно лишь предполагать, что товарищ Сталин держал память о сделанном Львом Михайловичем настолько близко к сердцу, что сделал себя его душеприказчиком. Именно он распорядился, как поступать с его памятью. Приказал всей стране продолжать считать генерала Доватора живым.

Из белорусских крестьян — в казаки и кавалеристы

Прижизненная биография легендарного кавалерийского командира полна тайн. Образование церковно-приходское и советская трехлетка. Комсомол, военно-химические курсы, должность завскладом. Совсем рядовой и даже заурядный выдвиженец. В ранней биографии Доватора очень мало джигитовки, вальтижировки и просто верховой езды.
Немыслимо, как витебский крестьянин от плуга стал кавалерийским командиром. В белорусской деревне на лошадях пахали и возили, а никак не гарцевали верхом. А ведь на войнах, в которых Доватор участвовал, он командовал казаками, горцами, монголами и бурятами, которые рождались и умирали на лошади.

Можно быть партийным назначенцем в пехотной части. В механизированной без специальных знаний сложнее. В морской и воздушной еще сложнее. Но кавалерийским генералом можно только родиться. И речь не только об умении завоевать доверие армейского коллектива прирожденных всадников, но и о доверии боевого коня, который мог не принять чужака без объяснения причин.

Приказ Сталина: «Считать живым»

«За границей не был»

В 1939 году в служебной автобиографии Лев Михайлович указал, что никогда не покидал территорию СССР. Это неправда. Доватор был за границей. Но этот факт не указан ни в одном его документе, никогда он не рассказывал о нем дома, а в биографиях указывал ложную информацию.

Жена и дети знали только о полугодовой командировке в 1936-м. Подготовку к ней заметили: глава семьи, всю свою жизнь носивший только сапоги, вдруг стал учиться… зашнуровывать туфли. Потом он уехал. Писал домой письма в конвертах без обратного адреса и почтовых штемпелей. Никаких подробностей, только «жив-здоров, много работы, люблю-целую». Такие же письма получали многие жены офицеров. Некоторым они приходили даже не в почтовый ящик. Таинственные почтальоны совали конверты под дверь.

«Потом отец вдруг вернулся и привез подарки: мне — курточку с невероятно длинной молнией и плиссированную юбку; маме — отрез коричневого шелка на вечернее длинное платье», — вспоминала дочь Рита Львовна.

Самым странным был предмет, который Лев Михайлович привез для себя. Пустая жестяная коробочка с яркими заграничными надписями из-под патефонных иголок. Если бы жена и дети знали, что таможенные правила в СССР 30-х годов запрещали гражданам СССР ввозить в страну заграничные патефонные иголки, они могли бы подумать, что отец был за границей. Но они этого не знали.

Спецподготовка в интербригаде

Жизнь на чаше весов: Первый белорусский «бацька» и русский партизан Пётр Машеров
Жизнь на чаше весов: Первый белорусский «бацька» и русский партизан Пётр Машеров
© РИА Новости, Юрий Абрамочкин | Перейти в фотобанк
Командировка майора Доватора была служебной и секретной — на войну, в Испанию. Стажироваться у «товарища Альфреда», тоже командировочного. Станислав Алексеевич Ваупшасов спустя несколько лет будет бить фашистов под Минском, командуя партизанским отрядом «Местные». И Доватор, и Ваупшасов готовились по «линии Д»: партизанская война, организация диверсий и рейдов в тыл противника.

В Испании Доватор, изучив опыт марокканской кавалерии фашистов, разработал и применил свою собственную тактику, позволившую ему громить немцев в Белоруссии, Смоленском сражении и под Москвой. Фишкой было сочетание действий кавалерии, мотопехоты, бронемашин и мотоциклов. После возвращения Доватора из Испании тяжелые кавкорпуса превратили в легкие.

Фаворит вождя

Вернувшись из командировки в 1937 году, полковник Доватор попал в совсем другую страну: органы НКВД зачищали военных. Доватора эта чаша минула, он пошел на повышение, в Москву, став начштаба 36-й Особой кавалерийской Краснознаменной ордена Ленина бригады им. Сталина. Кремлевская бригада, состоящая из первоконников. Кузница сталинских кадров.
Он дважды возглавлял кавалерийские колонны в парадах на Красной площади, ему поручали обеспечить съемки художественного фильма «Александр Невский». Лично командовал массовкой, изображавшей битву русских с крестоносцами на Чудском озере, и даже дублировал главного героя. Так что в некоторых эпизодах не Николай Черкасов, но Лев Михайлович.

Особое задание Сталина

Июнь 1941 года Доватор встретил в звании полковника. А в августе он уже генерал-майор и кавалер ордена Красного Знамени. Все это за рейд по тылам врага. За голову дерзкого командира командование Вермахта назначило награду в 100 000 рейхсмарок.

Новая загадка: в документах сказано, что орден присвоен не за бои, а за выполнение ответственного задания Главнокомандующего по доставке боеприпасов на передовую. Раскрыл тайну человек, который в то время был заключенным спецтюрьмы НКВД «ОКБ-16» в Казани. Его звали Валентин Петрович Глушко.

Реактивная кавалерия

В своей книге «Первопроходцы ракетостроения» Глушко раскрыл причину награждения Льва Доватора. 14 июля 1941 года батарея капитана Флерова впервые применила на территории Белоруссии объект М-13 — «Катюшу». Залп накрыл железнодорожную станцию Орша-Товарная, где продолжали находиться эшелоны с советским секретным оружием — ракетными установками, которые перед войной перебрасывались на западную границу, но до нее не доехали.

Сопровождала «Катюши» конница Доватора. Вместе с лошадьми в его колонне шли танки, автомобили и самоходные огнеметы. Лев Михайлович учел опыт марокканских рифов. Сделал кавалерию механизированной. После успешного рейда бригада Доватора стала корпусом, а на вооружении его кавчасти появились… мобильные ракетные установки залпового огня.

Последний подвиг генерала Доватора

Че Гевара и украинские партизаны
Че Гевара и украинские партизаны
© РИА Новости, Макс Альперт | Перейти в фотобанк
Мифы о неготовности СССР к войне сменились мифами о том, что Сталин уничтожил все довоенные наработки в области стратегии, тактики, техники. Но одна только биография Льва Доватора все эти фейки множит на ноль. Кавалерийский генерал из белорусских крестьян погиб, не только защищая Москву, но и отстаивая современные методы ведения войны, создавая армию военных профессионалов, которые могли воевать с минимальными потерями.

Именно поэтому гибель Доватора стала личной трагедией Сталина, который и выращивал подобных командиров. Вот почему Сталин удостоил комкора невиданной чести: запретил сообщать о его смерти и приказал считать живым.

Но и без этого символа комкор Доватор остался среди живых. Корпус возглавил кавалерист не менее легендарный. Его звали Исса Плиев. В 1962 году именно он проведет операцию «Анадырь» по размещению на Кубе советских ядерных ракет. Но это другая история.