На днях директор Департамента налогов и сборов с физических лиц ГФС Павел Дроняк не без гордости заявил, что в 2017 году в государственный бюджет Украины поступило 15,1 млрд гривен военного сбора, что на 3,6 млрд гривен больше, чем в 2016 году. Фактически, рост отчислений в 2017 году был обусловлен повышением зарплат, в том числе минимальной зарплаты. При этом, как отметил Дроняк: «Больше всего военного сбора уплатили плательщики Киева — 2,4 млрд гривен, 859 млн гривен поступило в бюджет от налогоплательщиков Днепропетровской области, 810 млн гривен — Харьковской области и 679 млн гривен — Львовской области».

В целом же украинцы заплатили с 2014 года 37,9 миллиардов гривен военного сбора — сумму, сравнимую с одним из траншей МВФ, ради получения которого украинские власти повышают тарифы и объявляют масштабную приватизацию. Однако даже депутаты парламента не в состоянии проследить, на что именно эти деньги были потрачены.

На днях депутат и член партии «Укроп» Виталий Куприй заявил, что проследить, куда пошли и на что были потрачены эти средства, невозможно. По его словам, в прошлом году он подавал законопроект, в котором требовал, чтобы военный сбор перечислялся в специальный фонд и шел исключительно на финансирование армии. Однако документ так и не был вынесен на голосование.

«Конечно, узнать, куда пошли эти миллиарды, невозможно. Они растворяются в бюджете. Я провел собственное расследование. Выяснил, что деньги на обеспечение армии проходили через ряд одних и тех же фирм. А значит, это схема, которой руководит высшее руководство. Например, 200 млн грн были перечислены компании за топливо, у которой его и в помине не было. Еще 280 млн грн ушли фирме, которая взамен ничего не предоставила. Расследования спустили на местные прокуратуры, и ничем оно не закончилось», — утверждает депутат Куприй. 

«Свободная пресса»: Под видом военного налога украинцы содержат олигархов
© National Bank Of Ukraine

В Минобороны также не смогли объяснить, на что были потрачены средства. «Вооруженные силы финансируются непосредственно из бюджета. А что касается военного налога, то вопросы лучше задавать тому, кто эти средства собирает», — сказал Юзеф Венскович, пресс-офицер управления по связям с общественностью ВСУ.

По сути, под видом военного сбора кроется очередной налог, а также коррупционная схема по распределению средств. Стоит отметить, что военный сбор вводился без какого-либо объявления войны или введения военного положения. В 2014 году его вводили «временно», но, как говорится, ничего нет более постоянного, чем временные трудности.

Он был введен 3 августа 2014 года со ставкой 1,5% от объекта налогообложения. В законопроекте говорилось, что он будет действовать до 1 января 2015 года. Позже военный сбор был продлен до вступления в силу решения Верховной Рады о завершении реформы Вооруженных сил.

В конце 2015 года замминистра финансов Елена Макеева объявила, что военный сбор будет продлен на год, «пока идет война».

Затем и руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабинете министров Андрей Забловский заявил о планах продлить сбор на так и необъявленную войну: «Я думаю, что военный сбор будет действовать еще до 2017 года, в зависимости от ситуации. А вообще, властям проще расширить базу налогообложения, чем бороться с коррупцией».

В 2017 году военный сбор, естественно, опять продлили, а критические замечания по поводу его целесообразности стали объявляться «провокационными попытками дестабилизировать ситуацию». Как сообщало с патриотическим пафосом про-президентское издание «Мы — Украина»: «Президент отметил, что украинские воины смогли выстоять в довольно неравном соотношении сил с противником и теперь укрепили свои позиции, набрались опыта. Противник понимает, что с такой обороной цена, которую придётся заплатить за проникновение на территорию страны, будет слишком высокой. Потому, сейчас опасны не столько атаки, идущие с фронта, сколько попытки подорвать экономику страны и навредить изнутри по-другому. Сейчас каждый отвечает на своём месте за благополучие народа и всей страны. Учитывая, что все официально работающие платят военный сбор, мы все причастны к защите своей Родины. Президент призывает граждан не поддаваться на провокационные попытки дестабилизировать изнутри ситуацию в нашей стране. Им нужно давать отпор и на информационном через СМИ уровне, в том числе».

«Народный фронт» и «Радикальную партию» заподозрили в уклонении от уплаты налогов
© РИА Новости, Евгений Котенко | Перейти в фотобанк

В необходимости военного сбора был уверен и глава комиссии общественного совета ГФС Украины Дмитрий Юровский: «Сейчас в стране война. А во время войны, каждый из нас должен охранять «свой» боевой пост. Чтобы помочь нашим военным, нам нужно объединиться. А 1,5% налог — это не много. Ну, не пойдете одну из пятниц в кино или поужинаете дома, а не в кафе», — заявлял Дмитрий Юровский. Учитывая общую сумму военного сбора, среднестатистический гражданин Украины платит за билет в кино или ужин в кафе 2526 гривен — именно такую сумму он заплатил в виде отчислений на военный сбор.

Когда же речь заходит о целевом использовании средств, собранных при помощи военного сбора, чиновники традиционно ссылаются на военную тайну, разглашение которой может повредить обороноспособности страны. Очень удобная практика и отказываться от нее никто не собирается.

Как утверждает тот же депутат Куприй: «Отменять военный налог, естественно, не собираются, это очень удобно — никто и никогда не узнает, на что пошли деньги под эгидой тяжелого положения в стране».

Сама непрозрачность в расходовании средств просто соблазняет чиновников не только продлевать срок действия военного сбора, но и расширять его базу. Например, в январе этого года вице-премьер Украины Вячеслав Кириленко предложил записывать гастролирующих в России артистов в соответствующий реестр и обязать их платить военный сбор.

ООН назвала конфликт в Донбассе одним из самых кровопролитных со времен Второй мировой войны
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Следует также напомнить, что в свое время уменьшение налогового бремени было одним из основных пунктов предвыборной программы Порошенко. Значительная часть мелких и средних предпринимателей поддерживали Майдан и критиковали правительство Януковича именно из-за налогов, которые новая власть торжественно обещала сократить.
«Количество налогов следует сократить, ставки — уменьшить, а все оффшоры — перекрыть. Также нужно сохранить систему упрощенного налогообложения для малого и среднего бизнеса», — так говорил когда-то нынешний президент Порошенко.

И теперь украинские власти не только отменяют упрощенную систему налогообложения для малого бизнеса, но и бесконечно продлевают новый — военный налог. Очевидно, что продолжение АТО или «войны с российским агрессором» является условием поступления миллиардов налоговых отчислений. Нет войны — нет денег, а стало быть, война «в идеале» должна длиться вечно.