25 апреля стало известно, что победителем конкурса на должность директора Департамента люстрации в украинском Минюсте стала 28-летняя и.о. директора данного департамента Анастасия Задорожная. Она сменила на посту 23-летнюю Анну Калынчук.

Как отметил в комментарии Ukraina.ru директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский, эти назначения показывают двойственное отношение властей к люстрации. 

«Это выглядит как реализация каких-то обещаний Майдана, но так, чтобы слишком всерьез к этому не относиться. Ну что это за руководители в 23 года? Нынешняя (Задорожная — ред.) тоже вызывает у меня определенные сомнения в ее компетентности. Ну, закончила университет внутренних дел — училась на милиционера. Теперь она будет отвечать за люстрацию», — сказал эксперт.

Отметим, предшественница Калынчук и Задорожной Татьяна Козаченко уволилась с поста как раз из-за того, что не смогла люстрировать всех, кого хотела.

Очищенная власть не стала чище: итоги и перспективы люстрации на Украине

«К сожалению, государство значительно ограничило количество чиновников, которые подпадают под закон об очищении власти. Из более чем 700 тысяч госслужащих мы имели возможность проверить только 5 тысяч. Причиной такого ограничения послужил прописанный в законе критерий о том, что под проверку подпадают только те госслужащие, которые занимают руководящие должности», — заявляла Козаченко.

Тем не менее, результаты работы ведомства, достигнутые при ее руководстве, едва не привели к параличу украинской власти. Как рассказал Ukraina.ru председатель правления Института украинской политики Константин Бондаренко, люстрация стала едва ли не самой большой глупостью, которую смогли придумать за всю историю независимой Украины. Благодаря ей на место подготовленных и опытных кадров пришли неподготовленные новички.

«У них с точки зрения власти была только одна положительная черта: это то, что они стояли на майдане. В 2005 году, после победы «оранжевой революции», уже была подобная попытка, и о ней даже сочиняли анекдоты, например, такой: больного везут на операцию, он спрашивает: «А кто меня будет оперировать?— Петр Алексеевич Порошенко. — Так он же не хирург! — Ну и что? Зато человек хороший и на Майдане стоял», — привел пример политолог.

И эта позиция — «главное, что человек хороший и на Майдане стоял» — доминирует в кадровых решениях нынешней украинской власти с 2014 года.

Зеленка и мусорные баки

Еще до принятия «закона об очищении власти» в 2014 году термин «люстрация» прочно вошел в лексикон украинских политических шоу и СМИ. Первые шаги по «очищению власти» начинались с избиений, мусорных баков и обливаний зеленкой.

Группы так называемых активистов избивали и забрасывали в мусорные контейнеры оппозиционных политиков — как правило, представителей «Партии регионов» и Коммунистической партии Украины.  Первой жертвой «мусорной люстрации» стал депутат Верховной Рады прошлого созыва и один из близких соратников Виктора Януковича Виталий Журавский.

Впоследствии произошло более десяти таких случаев, причем люстраторы не стеснялись бросать в мусорные баки даже женщин. Самым резонансным инцидентом стала попытка радикалов в Одессе засунуть в мусорный бак бывшего депутата-регионала, а ныне члена «Оппозиционного блока», бизнесмена Нестора Шуфрича.

Люстрация стала превращаться в прибыльный бизнес. Как выяснили журналисты, выбросить неугодного политика или чиновника во Львове и области стоило от 30 до 70 тысяч гривен. В Киеве расценки были еще выше.

Со временем нападения на оппозиционеров сошли на нет, однако люстрация продолжалась. К ноябрю 2016 года глава Департамента люстрации Козаченко заявила, что 98% чиновников, которые попали под закон об очищении власти (люстрации), больше не занимают свои должности. Всего  был закрыт доступ к государственным должностям до 2024 года 934 лицам, занимавшим руководящие должности, в том числе в прокуратуре, налоговой, региональных администрациях.

Очищенная власть не стала чище: итоги и перспективы люстрации на Украине

Последствия люстрации

Очистить власть от коррупционеров не удалось — взятки и хищения из госбюджета только выросли. Люстрация превратилась в инструмент для борьбы с неугодными кандидатами и продвижения «нужных» людей, стала элементом репрессий против представителей предыдущей власти.

Закон о люстрации был принят Верховной Радой в сентябре 2014 года и вступил в силу спустя месяц. Он, в частности, предполагает увольнение чиновников на том лишь основании, что они служили в период правления президента Виктора Януковича или состояли в КПСС во времена СССР.

Документ сразу вызвал многочисленные нарекания ряда украинских и западных политиков и экспертов, а вскоре его жестко раскритиковали представители Венецианской комиссии — органа по конституционному праву при Совете Европы.

«Люстрационные процессы уже получили порцию критики со стороны Запада, в том числе со стороны тех стран, которые сами проходили через люстрацию. В частности, Лех Валенса критически оценивал люстрационные процессы — как в Польше, так и на Украине. Венецианская комиссия раскритиковала закон о люстрации, принятый на Украине», — отметил Бондаренко.

Украина взяла на себя обязательства пересмотреть этот закон, однако Конституционный суд так и не смог дать свою оценку этому закону. Так называемые мирные активисты, а в сущности практически всемогущие ныне украинские радикалы, начали пикетировать конституционный суд, и рассмотрение конституционности закона о люстрации было перенесено на неопределенное время.

«Люстрируйте всех — бог узнает праведных»

Константин Бондаренко рассказал Ukraina.ru, что он выступает против люстрации, поскольку этот процесс карает всех без разбора и лишает страну опытных профессионалов.

«Если кто-то из чиновников в чем-то виноват, пусть их меру вины определяет суд. Если они действительно нанесли своей деятельностью какой-то вред, это одно. Но если вся его вина заключается в том, что у него в кабинете висел портрет Януковича, а сам он работал на государство, работал честно и безукоризненно, то подвергать его люстрации нецелесообразно», — подчеркнул эксперт.

Есть много примеров вреда, нанесенного «очищением власти» украинской системе управления. Например, люстрация в украинской прокуратуре привела к тому, что ни одно резонансное дело, заведенное после Майдана, до сих пор не либо не дошло до суда, либо разваливается в суде.

В том числе главные из них — дело о расстрелах на Майдане и дело против экс-президента Януковича. Сказалась нехватка квалифицированных сотрудников среднего звена, способных выполнить основную работу.

Очищенная власть не стала чище: итоги и перспективы люстрации на Украине

Люстрация в судебной системе захлебнулась по естественным причинам. Арсений Яценюк в бытность свою премьером заявлял, что «судебная реформа среди прочего предусматривает увольнение всех 9000 судей». После этого судьи стали массово писать заявления об увольнении, не дожидаясь люстрации. Коллега Яценюка по фракции «Народный фронт», глава МВД Арсен Аваков, в свою очередь, заявил, что «реформированные» суды смогут начать полноценную работу только через пять лет, поскольку кадровый резерв отсутствует.

«Если он есть, этот кадровый резерв, его надо востребовать. А если его нет — мы должны честно себе сказать, что живем в переходный период, который будет длиться около 5 лет», — констатировал Аваков.

В самом МВД люстрация обернулась гораздо большей катастрофой. Гигантский рост уровня преступности оказался слишком большим грузом для рейтинга власти. По данным Генпрокуратуры, в 2013 году зафиксировано около 14,7 тыс. особо тяжких преступлений, в 2015-м — уже свыше 21 тыс.

За 2014-2015 годы резко выросло количество убийств, грабежей, особенно с использованием огнестрельного оружия, квартирных краж и угонов автомобилей. Так, квартирных краж в 2013-м зафиксировано 17 тыс., а уже в 2015-м — почти 22 тыс. Количество угонов за тот же период выросло с 3,8 тыс. до 6,9 тыс. Умышленных убийств в 2013-м было совершено 5,9 тыс., в 2015-м — более 8,2 тыс.

В итоге даже ярый сторонник «очищения власти», генпрокурор Юрий Луценко просил вернуть на работу испытанных профессионалов. В частности, он обратился к занимавшей в то время пост главы Нацполиции Хатии Деканоидзе с предложением вернуть на работу ее бывшего заместителя Василия Паскала, а также других квалифицированных управленцев, уволенных под давлением радикалов. Впрочем, у Луценко могли быть и личные мотивы для лоббирования Паскала, который сегодня, по данным СМИ, трудоустроен в охранных структурах Рината Ахметова.

Перспективы люстрации

На первый взгляд не слишком понятно, зачем украинской власти нужно продолжать существование Департамента люстрации. Последствия очищения власти катастрофические, да и люстрировали практически всех.

«Кого бы сегодня ни назначили руководителем люстрационного департамента, по большому счету, я считаю, это назначение временное. Сам люстрационный процесс, как послереволюционная «пена», сойдет на нет в ближайшие месяцы», — считает Константин Бондаренко.

В то же время его коллега Михаил Погребинский полагает, что у власти есть все резоны не люстрировать люстраторов.

«Власть изображает готовность выполнять обещания Майдана. Но лучше, чтобы на должности, обладающей соответствующими полномочиями, были люди, которые бы внимательно слушали, чего хотят в администрации президента. Эта девушка (Задорожная — ред.) уже работала помощницей депутата Олега Барны, который прославился тем, что за причинное место вытаскивал с трибуны премьера Яценюка. Барна — член фракции президента, а его брат занимает высокую должность на Западной Украине — он губернатор Тернопольской области. Это люди, связанные с Порошенко. И эта 28-летняя девушка (Задорожная — ред.), по-видимому, тоже будет связана с Порошенко. Так что угрозы для «друзей» Порошенко Департамент люстрации представлять не будет, это будет инструмент против тех, кто не входит в окружение действующего президента», — заключил Погребинский.