В далеком 2005 году, вскоре по завершению Оранжевой революции, украинскую политическую жизнь потряс крупный скандал. Как оказалось, уроженец США Роман Зварич — украинский националист, который получил в должность министра юстиции в правительстве Юлии Тимошенко — не имеет диплома о высшем образовании, и, более того, представил при устройстве на работу в Кабмин поддельные документы, якобы полученные в одном из американских университетов. В итоге Зваричу пришлось с позором уйти в отставку — хотя сейчас он успешно трудоустроился в руководстве Гражданского Корпуса «Азов».

В поисках диплома

Сегодня эта история повторяется, но только на новый лад. Заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Олег Мусий заявил о том, что исполняющая обязанности министра здравоохранения Надежда Супрун — еще одна представительница украинской диаспоры в США, которая получила украинский паспорт только в 2015 году, отказывается предоставить ему диплом о своем высшем образовании.

«Американская» реформа украинского здравоохранения

По словам Мусия, Кабмин также отказался предоставить ему информацию об образовании и. о. министра здравоохранения — или же хотя бы сообщить о том, легализован ли он на Украине. Масло в огонь подлила и сама Супрун, которая проигнорировала вопросы журналистов по поводу своего диплома, заявив, что информация о нем почему-то является конфиденциальной. И хотя вице-спикер парламента Оксана Сыроид продемонстрировала потом фотокопию некоего диплома, выписанного на имя Супрун, в Кабмине до сих пор отказались представить его общественности для удостоверения подлинности. Так что сомнения на этот счет только дополнительно укрепились.

Однако история с дипломом является только одним из скандальных эпизодов с участием исполняющей обязанности министра, которая недавно заявила о намерениях провести в системе украинского здавоохраненения национальную революцию в стиле своего кумира Степана Бандеры. Против этой национал-медицинской реформы открыто высказываются известные представители медицинского сообщества.

Так, всемирно известный кардиохирург, директор Института сердца Борис Тодуров публично заявил о том, что с момента назначения Супрун в работе Минздрава доминирует преступная безответственность, авантюризм и политика бюджетной экономии, которая может стоить жизни множеству украинцев.

«Программа по сердечно-сосудистым заболеваниям предусматривала закупку на 364 млн грн скоропомощных расходных материалов, которые могли спасти десятки тысяч жизней. Вы не провели эту закупку. Я абсолютно ответственно заявляю (и могу это повторить в суде) — ваша халатность, забрала больше жизней украинцев, чем война за последние годы. Вы понимаете свою ответственность (в том числе и уголовную) за халатное отношение к своим обязанностям?», — написал Тодуров у себя на фейсбуке. В ответ сторонники американской чиновницы обвинили хирурга в потворстве интересам Кремля, а затем заблокировали жалобами его страницу в Фейсбуке.
Почин Тодурова тут же нашел поддержку среди его коллег. Клинический иммунолог-ревматолог, руководитель Киевского городского Отдельного подразделения Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко публично заявил о том, что деятельность Ульяны Супрун грозит Украине полным уничтожением здравоохранения.

«Ульяна Супрун это человек, который создал и возглавляет министерство смерти в Украине… Первая смерть на их совести — это молодой парень Игорь Мельник, из Закарпатья, нуждающийся в трансплантации сердца, находился в Институте сердца Амосова, и его готова была принять белорусская клиника, и у нее были средства на счетах. Было также соответствующее решение комиссии Минздрава по лечению за рубежом этого парня, его могли спасти. Но госпожа Супрун и ее заместители не нашли времени для того, чтобы подписать гарантийное письмо, он погиб», — рассказал Кравченко.

По чужим лекалам

«Можем ли мы сравнивать Америку и Украину? Нет, не можем. Американская система здравоохранения не есть хорошая. Я не хочу строить в Украине американскую систему здравоохранения», — поддержала его в парламенте народный депутат, главы профильного комитета Рады Ольги Богомолец.

Это мнение разделяет все больше украинских медиков, которые внезапно поняли, что «американские» реформы от Супрун сводятся к ликвидации национальной программы помощи онкологическим больным, сокращению «лишних» больниц и сокращению штата «скорых», в которых планируется оставить только парамедиков-водителей и фельдшеров, исключив из бригад профессиональных врачей. Врачей среди парамедиков не будет.

Врачи «скорых» приехали в Киев бессрочно пикетировать министерство здравоохранения, однако их акция закончилась безуспешно. Боятся и остальные украинцы, которые узнали о том, что отныне им надо будет лечиться у малокомпетентных «семейных врачей» — причем, государство издевательски готово субсидировать это лечение в размере 210 гривен в год на человека.

«Американская» реформа украинского здравоохранения

По существу дела, медицинская реформа, которую без особого шума готовят сейчас Украине, практически полностью сводится к коммерциализации системы здравоохранения. Ульяна Супрун санкционировала переход к страховой модели, с акцентом на практику семейных врачей, с которыми нужно будет заключать прямой договор. Подразумевается, что именно они должны будут осуществлять профилактический осмотр граждан.

Большинство услуг в медицинских клиниках тоже будут платными. Согласно уже опубликованной информации, украинцам нужно будет в обязательном порядке оплачивать диагностику, консультацию и лабораторные анализы, диагностическое обследование, медицинскую помощь, манипуляции, консультации, уход за больным на дому, и многие другие услуги, которые сейчас пока еще можно получить бесплатно — пускай и далеко не везде.

Предполагается, что часть этих расходов покроет обязательная медицинская страховка. Однако она будет недостаточной — в той же мере, в какой разрекламированные субсидии не позволяют украинцам справляться с нынешними тарифами.

Общественный договор разрывается

По сути, речь идет о переходе к полноценной платной медицине. Сделав этот шаг, неолиберальное правительство получит двойную экономию — за счет урезания бюджетных расходов и сокращения числа претендующих на пенсии и социальные пособия граждан, которые попросту не переживут эту реформу.

Ведь если семья Ульяны Супрун задекларировала на иностранных счетах средства на общую сумму более $4,3 млн, то большинство украинцев получили сейчас на руки коммунальные платежи, которые в среднем превышают уровень их зарплат и пенсий. И у них просто не будет денег на сколько-нибудь полноценную оплату медицинских услуг.

Можно не сомневаться: все эти меры окончательно превратят здравоохранение в одну из разновидностей бизнеса. Супрун утверждает, что тотальная коммерциализация повысит качество медицинских услуг — но, на самом деле, они просто сделают эти услуги недоступными для категории малоимущих украинцев.