Растачанка.

Посчастливилось мне как-то послушать некоего Руди Фризена (даже книга его есть с автографом) — сына пары т.н. немцев-меннонитов из колонии Молочная Запорожской области.

Они, потомки колонистов (хотите — Юга России, хотите — Новороссии, в архивах по-разному написано), уехали из тех краев в Канаду где-то сразу после Октября — Руди родился уже там, а мог в Казахстане или вообще не родиться.

Штурм Каховки: Институт нацпамяти хочет разрушить памятники «Девушка в шинели» и «Легендарная тачанка»
Штурм Каховки: Институт нацпамяти хочет разрушить памятники «Девушка в шинели» и «Легендарная тачанка»
© РИА Новости, Б. Косарев | Перейти в фотобанк

Так вот, по словам изучающего историю предков мистера Фризена, зело популярны были в колониях коляски такого типа (тачанки — ред.). Много их там было, на целую армию Нестора Ивановича потом хватило, и на Буденного ещё осталось.

А в одной из колоний, говорят, и батрачил юный Махно, да сильно был недоволен строгостью хозяев — все время заставляли работать! Пришло время — поанархерил их указки да коляски-то и распропагандировал.

Вот и думай теперь: то ли тачанка под Каховкой не угодна стала, потому что про усердие немецкое напоминает, то ли про махновщину, которая петлюровщину гоняла, то ли про красноармейщину, которая белогвардейщину (как есть врага трудового народа!) победила, а зря: каждый дослиднык (исследователь — ред.) национальной памяти бы сейчас как сало в шоколаде жил — не будь этих растачанок…