Правящая коалиция намеревается «продавить» нужного генпрокурора любой ценой. В ценовой пакет входит не только дискредитация коалиции как проевропейской и демократической, ведь для успешного голосования потребуется поддержка депутатских групп. (Правда, имеется и вариант договориться с бывшими партнерами или поискать голоса среди внефракционных. Впрочем, мы можем предполагать, что альянс «БПП+ НФ» сделает все для успешного голосования в чистом виде, без поддержки извне). В ценовой пакет также входит ломка правоохранительной системы как таковой. И проблема не в методике формирования нового руководства ГПУ, а в отсутствии представления инициаторов, во что превратится данный орган, независимо от фамилии генерального прокурора.

Об этом рассуждали в кулуарах парламента народные депутаты Ирина Луценко и Сергей Власенко. Позиция Ирины Луценко (фракция БПП) по кандидатуре предсказуема, но именно она заговорила о том, что в спорном законопроекте есть 5 принципиальных пунктов, которые «дадут возможность любому генеральному прокурору изменить систему…Но если система продуцирует сама себя, в нее должна быть влита новая кровь». Гипотетически, ГПУ под руководством Юрия Луценко будет политически независимой, потому что он на посту министра внутренних дел, «имея политическую волю и соответствующий характер, не служил никому, только Украине», снял генеральский состав, полностью, до майоров, обновил милицию. «Доверие к милиции выросло с 8 до 80%, — утверждает Ирина Луценко. — Тогда, помню, вносились поправки о штрафах за нарушение ПДД. Депутаты тогда кричали, что такие штрафы неподъемны для граждан. Но после принятия поправок количество смертей в Украине в год в результате ДТП сократилось с 16 тысяч до 7,5 тысяч. Даже то, что удалось сберечь столько жизней, говорит о способности этого человека проводить изменения, убеждать — и не бояться». И если, считает Ирина Луценко, депутаты опасаются что-то менять, то только потому, что «система реально может быть изменена и переориентирована».

В свою очередь, Сергей Власенко (фракция «Батькивщина») подчеркивает полезный и показательный пример из прошлого. Это назначение Виталия Яремы генпрокурором. Тогда, напомнил парламентарий, президент Петр Порошенко аргументировал это назначение так же, как ныне кандидатуру Юрия Луценко: «новая кровь», реформы, обновление. «Что из этого получилось, мы знаем. Зачем повторять этот опыт?» — недоумевает политик. Тем более, родственные связи президента и генерального прокурора вряд ли будут способствовать политической незаангажированности этого органа.

Лидер фракции Радикальной партии Олег Ляшко более категоричен в оценке происходящего: убежден, что возможность Юрию Луценко стать генпрокурором без юридического образования даст президенту рычаги для манипулирования ГПУ.

Что, конечно, было бы Петру Порошенко не лишним. Президент Украины отложил свой визит в Великобританию на антикоррупционный форум, мотивируя демарш как раз отсутствием генпрокурора и, в подтексте, недисциплинированностью парламента. Другой причиной отказа от визита может быть и новая серия панамского скандала, связанное с этим нежелание Петра Порошенко отвечать на неудобные вопросы. Третьей, и самой важной, причиной, как мне кажется, может быть и через пень-колоду переговорный процесс по минским договоренностям. В данном контексте, Генпрокуратура для главы государства должна стать одним из главных защитных бастионов. Как ни парадоксально, главе государства реально требуется политически незаангажированная ГПУ, с одной поправкой — независимая от всех политических сил, но, скажем так, предсказуемая с позиции президента. Юрий Луценко, при всех «но», способен выполнить такой комплекс заданий.

«Закон под Луценко»: Во что реформа превратит Генпрокуратуру

Вернемся к скандальному законопроекту. Первый, внесенный 11 мая депутатами Виктором Королем (БПП) и Сергеем Драюком (НФ), успел пройти через комитет. Документ содержит поправки не только насчет требований к генеральному прокурору. Не менее важны и другие позиции. Например, до 1 апреля 2017 года прокуратура будет осуществлять специальное досудебное расследование против тех, кто подозревается в злоупотреблении служебным положением и скрывается, уклоняется или объявлен в международный розыск. Также под следствие ГПУ подпадают и преступники на временно оккупированных территориях, в зоне АТО, если их преступления расследуются в одном уголовном ведении с ранее названными преступлениями, и выделение материалов в отдельное ведение может негативно повлиять на полноту досудебного расследования.

На практике это будет означать ведение Генпрокуратурой большинства резонансных дел против «регионалов», которые предпочли скрыться или объявлены в розыск. То есть, новый генпрокурор без дел не останется, ему сразу же будет подогнан свежий и громкий материал.

Новый генеральный прокурор, в соответствии с законопроектом, будет передавать материалы в Госбюро расследований, по представлению Генеральной инспекции. Что это будет означать на практике? Генеральный прокурор получает мощную дубинку, которая сведет до минимума прокурорское самоуправление и прокурорскую же системную замкнутость. Так как, красноречив опыт других правоохранительных структур не только в нашей стране, внутренняя инспекция редко срывается на своих же, руководствуясь исключительно инструкциями, высока вероятность превращения ее в механизм усмирения непокорных и удержания всего прокурорского массива под жестким контролем. Не утверждаю, что это плохо, напротив, это хорошо, так как, есть самоуправление, должен быть и контроль, но — в данном случае, карающий меч справедливости может превратиться в дубинку-»демократку» в зависимости от того, в чьих руках инструмент. Говоря о Юрии Луценко, можно надеяться, что он вряд ли станет манипулировать прокурорами с помощью «внутренней инквизиции». Но соблазн, безусловно, будет.

Еще один любопытный момент содержится в коррективах «Переходных положений». Поскольку «меч-дубинка» инспекции, как описано выше, может и не сработать, в законопроекте специально оговорено, что временно, до 15 апреля 2017 года, назначение прокуроров на административные должности осуществляется генеральным прокурором Украины.

Второй закононопроект, альтернативный, внесен в тот же день 11 мая Егором Соболевым, Еленой Сотник и Павлом Костенко («Самопомич»). Текста документа на официальном сайте парламента по состоянию на 23:00 11 мая не было. Но, исходя из комментариев, мы можем предполагать, что речь идет об избрании генерального прокурора открытым конкурсом. И с той же долей вероятности — что проект вряд ли будет принят в обозримой перспективе.

Следовательно, ГПУ будет меняться по законопроекту Драюка-Короля, ведомство возглавит Юрий Луценко. Безусловно, для него это взлет. Также нет сомнений и насчет того, справится ли нынешний лидер фракции БПП с задачами текущего момента и перспективными в ГПУ. Но, хочешь-не хочешь, прокуратура вынуждена будет вести политические дела. И здесь Юрию Луценко будет неуютно. Во-первых, потому, что прокурорские ряды вряд ли воспримут руководителя со стороны с энтузиазмом. Тем более, что ради него ограничено прокурорское самоуправление. Во-вторых, повторюсь, политические нюансы меняются так часто и стремительно, что должность генерального прокурора всегда была «расстрельной».

Во-вторых, от Юрия Луценко потребуют быстрого и эффектного результата. И этот результат будет выдан. Судя по атакам на Эдуарда Ставицкого, ГПУ сосредоточится не на фактических задержаниях, не на бряцаниях наручниками, а на сотрудничестве с Интерполом и на возврате средств в казну. В плане «договорняков» это может означать и механизм «откупа», что, возможно, позитивно скажется на платежном балансе Украины. Тем не менее, поспешность и гонка приведут к нарушениям различного уровня и характера, которые, как показывает пример с Игорем Мосийчуком, нивелируют и громкие аресты, и громкие возвраты средств.

В-третьих, генеральный прокурор, назначенный так, заводится на заведомо низкий старт, что делает его зависимым от определенных групп влияния. Юрию Луценко придется или все время доказывать свою независимость от президента, или смириться с пятном на мундире. Ирина Луценко на вопрос, будет ли новый генеральный прокурор расследовать офшорный скандал, ответила, что да, если речь идет о политической коррупции. Так что, не исключено, Юрий Луценко заведет дело и на Петра Порошенко. И это будет логичный ход для ухода от стереотипа восприятия «кум Порошенко». Проблема в том, что даже такое действо будет иметь краткосрочный эффект, если зайдет в тупик. Следовательно, целью такого расследования станет отбеливание президента (по возможности). Что автоматически вернет Луценко-генпрокурору титул «кум Порошенко».

«Закон под Луценко»: Во что реформа превратит Генпрокуратуру

Исходя из этого, действия Юрия Луценко на посту генпрокурора, при горячем желании действительно обновить ГПУ, будут несистемными, ситуативными и поэтому малоуспешными. Во многом этому будет способствовать и обновление кадров, вероятно, такое же поспешное, как и в полиции.

А что же прокурорская рать? У прокуроров будет мало вариантов: или следовать указаниям генпрокурора, или слушать начальство, но поступать как всегда. При нажиме сверху местные руководители и функционеры начинают интенсивно обрастать связями «на местах», что приведет к формированию локальных групп влияния, мало восприимчивых к сигналам центра. Прокурорское самоуправление быстро трансформируется в прокурорскую самозащиту. Если добавить к этому выхолощенность функционала прокуратуры и, вероятно, межведомственные дрязги (с МВД, например, с НАБУ и другими структурами), то, действительно, ГПУ и прокурорская рать будут реформированы в том смысле, что система сломается. Но, как бывает с корнями пырея, их порубишь, а они дают новые всходы, еще крепче прежних. Таким образом, вместо раскупоривания и слома самозамкнутой системы основным вопросом, который будет актуален для власти, станет управляемость этой самой системой.

Лилия Брудницкая

Оригинал публикации