В Дом Профсоюзов не пускают даже за водой

Корреспондент издания «Украина.ру» посетила Одессу в августе 2015 года. В это лето в городе небывалый поток туристов. Как признаются сами одесситы, такого наплыва не было давно. Более полутора миллионов человек принял город и его морские курорты за неполные три месяца лета.

В первый же день приезда, а это была суббота, автор отправилась на Куликово поле — место печально знаменитой «Одесской Хатыни». Дом профсоюзов огорожен забором. Здание немного подчистили и привели в относительный порядок, но окна первого этажа выбиты до сих пор, закрыты жестью и тряпками.

Когда придет в Одессу новый Дюк?

Над все еще черным во многих местах от копоти зданием развевается украинский государственный флаг. Вот уже более года каждую субботу сюда приходят горожане с цветами, свечами, иконками и фотографиями заживо сгоревших в адском огне Дома профсоюзов одесситов. Но каждый раз поминальное событие проходит при все меньшем и меньшем количестве участников и все большем числе сотрудников одесской милиции.

— Родственники жертв Куликова поля подвергаются страшной травле, — рассказывает участница субботнего поминального митинга Елена. — Нам запретили выставлять фотографии, вырывают из клумб посаженные нами цветы, разбивают лампадки. Мы приносим воду в бутылках из дому, чтобы полить небольшие импровизированные клумбы, потому что в Дом Профсоюзов нас не пускают даже за водой, а когда приходим в воскресенье, то часто никаких цветов уже нет.

Мы в прошлый раз посадили знаменитую «одесскую карандашницу» — так называл этот цветок Валентин Катаев. Растение еще называется «Ночная красавица». Если вы обратили внимание, этим изумительными цветами красного, синего, голубого, оранжевого цвета увиты балконы и дворики Одессы, а наш красивейший куст, который благоухал, вырвали из земли и затоптали. Сейчас наша цель — вытащить всех «наших» из СИЗО. В городской тюрьме томится более ста человек, обвиняемых властями в сепаратизме. А ведь это был и есть цвет одесской интеллигенции, вся вина которой состоит лишь в том, что одесситы хотели быть вместе с Россией.

Когда придет в Одессу новый Дюк?

— Вы рискуете, приходя сюда?— спрашиваю тихо и осторожно, так как меня предупредили, что на Куликовом поле полно дежурных СБУшников.

— Да, мы рискуем каждый раз, но не приходить не можем и будем это делать, пока живы и пока на свободе. Сейчас власти всячески затягивают суды над «куликовцами». Все это время нам очень помогал Игорь Марков, но теперь он сам арестован, и мы очень переживаем за его судьбу.

Каждый раз матерей и родственников погибших на Куликовом поле подстерегают местные, а также заезжие нацисты, в их адрес звучат угрозы физической расправы, причем милиция никак не реагирует и делает вид, что ничего не происходит. Кроме того, новый губернатор буквально громит всю одесскую прокуратуру. Он уже уволил более 40 прокуроров и судей. Этим делом просто некому будет заниматься, рассказывают одесситы.

Когда придет в Одессу новый Дюк?

Бояться нет никакого смысла

— Недавно, в один из дней — дело было под зданием Приморского суда — на мать одного из погибших местные радикалы спустили бойцовскую собаку. Женщина не пострадала просто чудом: от собаки ее защитила милиция, но и люди в тот момент сами взяли палки и буквально спасли пожилую женщину, отогнав собаку прочь. Садисты были в балаклавах и, конечно, их никто не задержал,- поделилась со мной своими переживаниями Елена.

— Какие мы сепаратисты?— присоединяется к разговору одесситка, известная общественница Розалия Центер. — Первым сепаратистом был, выходит, Богдан Хмельницкий, который заключил соглашение с Россией. Эту жестокую бойню организовала украинская власть, а сейчас война имеет продолжение в Донбассе, конца которой мы не видим. К нам, на Куликово поле приезжают антифашисты из Италии, Германии, Франции, США, и мы рассказываем людям, как все было на самом деле. Вы ведь прекрасно знаете, что следствие цинично затягивается, причем никто на Украине не заинтересован в расследовании, — гневно говорит Розалия Иосифовна и продолжает:

— Моя мама работала на военном заводе в Оренбурге, а мне был в 1941-м году всего один годик. Мы прошли все тяготы эвакуации, мама и такие как она, работали по 24 часа в сутки ради победы. На каждом танке писали «За Родину!», а Родина-то у нас была одна. Как можно предать память о Великой Победе? В Одессе этого не будет никогда, и вот за это мы стояли, и будем стоять на Куликовом поле!

Когда придет в Одессу новый Дюк?

— 2 мая, в тот роковой день, я оказалась в больнице с гипертоническим кризом, — вспоминает известный одесский тележурналист Наталья Симисинова. — Если бы не моя гипертония, то неизвестно, осталась бы я 2 мая жива. Честно признаюсь, что еще в прошлом году боялась сильно, особенно после первых арестов участников Куликова поля, а сейчас стало все равно. Бояться мы устали и в этом уже нет никакого смысла. Страх парализует сознание, а ведь именно на это состояние рассчитывают нынешние украинские власти. Всех одесситов, думающих по-русски, настроенных пророссийски, не пересажаешь. Сегодня в Одессе уже издают книги о жертвах «Одесской Хатыни», о майдане, и эти книги — ретроспектива трагедии, с фотографиями погибших и хроника трагедии по минутам. Ничто не закончилось, — уверена Наталья.

Когда придет в Одессу новый Дюк

Настроения самих одесситов разнятся. Но подавляющее большинство из них настроены очень критично по отношению к новой власти. Люди возмущены повышением коммунальных тарифов и стоимости электроэнергии, ценами на продукты, ухудшением уровня жизни, неухоженностью города, мусором, обилием строек, безжалостным отношением чиновников к памятникам архитектуры — домам, подлежащим реставрации, и, конечно, коррупцией.

Все, кто сегодня сдает жилье в аренду на летний период, признаются, что денег хватит только на покрытие коммунальных платежей за газ. Что ждет Одессу дальше — пока непонятно и удастся ли решить клубок проблем новому губернатору Михаилу Саакашвили, тоже неизвестно.

В то же самое время в городе уже полным ходом идет подготовка к местным выборам. Всюду висят билборды с фотографиями претендентов в местные советы, расставлены палатки, из которых агитаторы обещают скептично настроенным одесситам новую райскую жизнь.
— Скажите, — интересуюсь у коренного одессита пенсионного возраста, — что изменилось в городе с приходом Михаила Саакашвили?

Получаю ответ местным анекдотом, едко характеризующим «перемены».

— Вы обратили внимание, что с Дерибасовской куда-то исчезли все проститутки?
— Да, они куда-то подевались, верно.
— А это Михо Саакашвили забрал их к себе на работу.

Это, конечно, анекдот, но не без значительной доли правды: действительно, на должность зама губернатора Одессы претендует более 500 человек, а перемен пока одесситы не видят. Они их ждут. Кто-то считает, что для перемен еще слишком рано, кто-то уклончиво отвечает, что надо Михаилу поработать хотя бы год, а кто-то резко отрицательно высказывается в адрес назначенца.

— Назначение Саакашвили — плевок в лицо всем одесситам, — говорит пенсионер Валерий Михайлович. — Что, уж своего нельзя было найти на эту должность? Это же все понимают, что Саакашвили американский ставленник.

На вопрос, как одесситы относятся к Петру Порошенко, гневно отвечают: «Презираем». Но всю ли правду говорят теперь прагматичные одесситы? За неделю пребывания в Одессе корреспонденту стало очевидно, что люди от политики устали, но не думать о будущем города и страны не могут. У многих одесситов родные ушли воевать в Донбасс за ополченцев, а у многих мужчины больше года служат в «АТО».

Когда придет в Одессу новый Дюк?

Вот мнение еще одной остроумной, коренной одесситки Марии, которым та поделилась со мной:

— Очень давно, в 1803-05 годах, когда губернатором Одессы был Дюк Ришелье, в городе свирепствовала чума. Тогда Дюк де Ришелье надевал на себя резиновый фартук, маску, бахилы, перчатки и помогал вытягивать умерших от чумы людей из домов, чтобы пресечь эпидемию. Когда Ришелье уезжал из Одессы во Францию, горожане несли его, провожая по Потемкинской лестнице на руках и вот так, на руках, внесли на корабль.

Люди плакали и не хотели, чтобы Дюк покидал их город. Мы очень хотим, чтобы Саакашвили заслужил, чтобы его несли на руках отсюда, а не дали бы экс-президенту Грузии пинка под зад, что, скорее всего, и будет.

Когда придет в Одессу новый Дюк?

Лето на исходе. На Французском бульваре и Дерибасовской едят мороженое, люди сидят в кафе и ресторанах, туристы фотографируются у памятника Леониду Утесову, целуют в бронзовый нос памятник Александру Пушкину и спешат, проходя мимо памятника Исааку Бабелю, провожающему одесситов своим усталым и грустным взглядом сквозь толстые очки.

В Городском саду немолодые женщины поют песни Марка Бернеса и Леонида Утесова, скрипачи играют «Хаву-Нагилу», пляжи Аркадии и Ланжерона пока еще переполнены. Одесса жива! Одесситы верят в лучшее и надеются на своего Дюка Ришелье, который придет и будет спасать их от очередной чумы. Русская Одесса жива, она просто затаилась на время.