Как только произошел государственный переворот, севастопольцы не только вышли на 30 000-й митинг, не только поставили своего, народного мэра-антифашиста, но и заблокировали перешеек Крыма силами 40 автоматчиков. Этого, конечно, было недостаточно, эти бойцы сильно рисковали, но в условиях хаотичности действий киевских мятежников и это сыграло весьма значительную роль. Севастополь послужил детонатором сопротивления бандеровскому перевороту не только в Крыму, но и по всей Украине, пишет в своей статье Игорь Друзь.

Правда, было бы нелепо требовать от горожан того же Донбасса такой же уникальной активности. Это невозможно в силу истории.

Особый менталитет севастопольцев обусловлен особыми факторами его развития. Изначально это бы военный имперский город, что на века определило очень патриотическую и боевую ментальность его жителей.

Крым, в отличие от того же Донбасса, не так долго находился в составе Украины (был присоединен только при Хрущеве), и крымчанам не так долго «пудрили мозги» насчет того, что они — не русские. Советский миф о «братском украинском советском народе» во многом предопределил распад государства. Потому что прилагаемые «братский и советский» было легко убрать, а оставить только «разные народы». Это и сделали в «перестройку» нерусские кукловоды.

Вспоминая Севастополь

Советская украинизация в некоторые периоды намного превосходила по накалу украинизацию при Ющенко. В конце двадцатых — начале тридцатых годов чиновник УССР, не знающий украинского языка, мог получить за это незнание до трех лет тюрьмы. Тогда были воплощены в жизнь планы таких, как Фарион. Одновременно тогда уничтожалось Православие — главный фактор идентичности людей в России, который стоял поверх всех местных особенностей, диалектов, культурных различий, и именно по нему, а не по национальности, была соответствующая графа в паспорте. Выковывалась новая сверхнацинальная советская идентичность, но когда обвалили и ее, то рухнули все скрепы государства. Национал-либералы 90-х и 2000-х годов сеяли свои зерна ненависти к России на удобренной почве. Донбасс тоже не избежал этой участи, поэтому некоторая часть его населения «майданулась», хотя и меньшая, слава Богу. Донбасс настроен, в основном, прорусски, но весь, и не так активно прорусски, как следовало бы. Однако это вовсе не повод не освобождать его.

А Крыму освобождаться от власти прозападных бандитов было намного проще в ментальном смысле, чем другим регионам Украины. Не говоря уж о том, что он — полуостров, который сравнительно легко защищать, и о том, что там изначально стояли военные Черноморского Флота.

Вспоминая Севастополь

Отношение севастопольцев к украинским неофашистам характеризуют забавные сцены, которые наша семья видела по приезду туда — в середине февраля 2014 года.

Моя жена пошла на базар, и при ней вор выхватил сумку у некой женщины. Она оказалась находчивой, и вместо крика о воровстве не своим голосом завопила: «Бандеры, бандеры!» Тут уж сбежались все абсолютно окрестные мужчины и многие женщины, схватив всевозможные тяжелые предметы и без оных… Крепко помятого воришку сдали в милицию только после того, как убедились, что он простой вор, а не приехавший к ним бандеровец…

Да что говорить, если буйная севастопольская толпа чуть не «порвала»… меня самого. Дело было так. Я попросил слова на митинге, сказав ведущей, что я поддерживал киевский антимайдан. Но рядом стоящему деду послышалось, что я поддерживал майдан… Он закричал, двинулся на меня сам, потащил за собой окружающих. Дело могло бы закончиться плохо, если бы я не разъяснил ему ошибку, сказав, что мне, наоборот, пришлось вывозить семью из-за угроз неофашистов, которые, к тому же, разнесли офис нашей организации «Народный Собор» Украины. А сам я хотел помочь здоровым силам бороться против хунты, что невозможно было сделать в Киеве, где здоровые силы были слишком малочисленны.

 

Вспоминая Севастополь

 

Слово мне дали, и после него этот пожилой человек со слезами просил у меня прощения, предложил разместить мою семью у себя в доме. Севастопольцы вообще наперебой предлагали жилье для нашей семьи, узнав о наших проблемах. Они очень гостеприимны и добры, хотя и сохраняют некоторую закрытость для новоприбывших.

Активность и патриотизм севастопольцев проявились совсем не только на митингах. Большая часть мужчин, и некоторые женщины встали на защиту города в силах самообороны, где служили лица самых разных сословий и возрастов. Это был определенный поступок, потому что в регионе назревала большая война, а на быструю помощь России мало кто надеялся. Двое членов самообороны Крыма погибли в столкновениях. Вот это желание народа воссоединиться с Россией, не подчиниться насильникам и убийцам с евромайдана, и сыграло главную роль в том, что, в конце концов и Кремль начал помогать крымчанам весьма активно. Ведь изначально он колебался. Правда, теоретические планы действий помощи крымчанам по некоторым данным были разработаны довольно давно, но верхушка России вовсе не была склонна к их реализации. Специалисты давно разработали планы действий РФ на все случаи жизни, хоть на случай вторжения «зеленых человечков». Но это еще ничего не значило само по себе. И Кремль приступил к активной помощи Крыму только тогда, когда убедился в полнейшей, почти абсолютной поддержке населения.

Вспоминая Севастополь

Но, увы, даже в славном Севастополе эта поддержка не всегда была действительно боевой. Молодые парни там тоже почти все голосовали за присоединение к России. Но вот в составе сил самообороны Крыма их было очень мало. Основной возраст ополченцев самообороны был от 40 до 50 лет. Моложе 35 лет там были единицы, а некоторые были и 60-летнего возраста. Кстати, в рядах повстанцев было много серьезных военных специалистов-отставников, значительная часть которых ныне воюет против атаковавших Новороссию укров на Донбассе. Но все равно, это обидно.

Многие молодые люди даже в Севастополе ищут только развлечений и погрязли в различных пороках. Стоит только поставить машину в оживленном месте города, и, с высокой долей вероятности, под ее лобовое стекло сутенеры засунут визитки с фотографиями разукрашенных шлюх с их телефонами. Вместо того, чтобы терпеть подпольные бордели и размещать на территории полуострова игорные зоны, которые станут источниками бандитизма, самоубийств, пьянства и наркомании, новые власти Крыма должны бы заняться патриотическими молодежными проектами. И искоренением того зла, которое превратило часть внуков несгибаемых защитников Севастополя в вырождающееся «поколение пепси».

Вспоминая Севастополь

 

Но все же хорошего там больше, и будущее внушает определенный оптимизм. Сам напряженный ход событий толкает и будет толкать власти России в сторону патриотического воспитания молодежи, развития военно-спортивной базы подготовки будущих солдат, очищения от дегенеративных субкультур.

Находясь здесь, в Славянске, я с любовью вспоминаю Севастополь. Однако «труба зовет». Мы должны освободить всю Украину, включая Киев и Львов, поэтому мы будем защищать от прозападных путчистов всю страну. Верю, что Бог даст нам победу. Мы обязательно вернемся и в столицу Украины — на танках.