Обладатель Кубка УЕФА Алексей Гай: Бандера и Шухевич – враги Украины
Обладатель Кубка УЕФА Алексей Гай: Бандера и Шухевич – враги Украины
© Facebook, Viktor Yeryomin-Khokhljuk
В обстановке, когда высказывать мнение, расходящееся с доминирующими в стране установками, не просто немодно, но и опасно, футболист спокойно сообщил, что Бандера и Шухевич — враги, а из них зачем-то героев лепят. Что, играя в России, он не увидел ненависти к Украине и желания ее уничтожить, об агрессии речи быть не может. А завершение войны в Донбассе, чтобы люди не гибли, важнее рассуждений, кому будет принадлежать территория.

В принципе Алексей Гай показал себя просто нормальным человеком, который имеет смелость озвучивать вещи, с которыми, хочу заметить, согласно большинство населения даже сегодняшней, зачумленной нацизмом, Украины. Больше того скажу: даже если бы идеи Гая шли вразрез с какими угодно концепциями, он имеет право говорить о них, верно ведь? Разумеется, если речь идет о цивилизованном, демократичном, свободном обществе, к которому ныне функционирующая Украина отношение имеет крайне отдаленное.

Алексей Гай — островок мужества в нацистском болоте Украины

Ярлык сепаратиста Гай себе, разумеется, теперь обеспечил прочный, равно как и неприязненное отношение со стороны ультрас-объединений, которые на Украине в основном состоят из отмороженных правых радикалов. Более того, не исключаю, что и официальные власти могут проявить определенное любопытство — мол, что это за крамольный говорун нашелся, из ряда вон выходящий. В то время как нация в едином порыве отражает штурм орды с Востока, этот, видите ли, не наблюдает агрессии. И Бандера ему явно не персонаж для портрета в красном углу хаты.

Вообразите, до чего дошло: простые здравые слова, причем никому не навязываемые, могут стать источником опасности для их автора. Ничего не попишешь, таковы реалии страны победившего Майдана. Тотальное запугивание населения, разумеется, приносит свои плоды и создает общую атмосферу нетерпимости к инакомыслию.

Симпатии футбольных ультрас: От палачей Гиммлера до украинских нацистов
Симпатии футбольных ультрас: От палачей Гиммлера до украинских нацистов
© pp.userapi.com | Перейти в фотобанк
Причем, что любопытно, в футбольной среде всё это уродство сконцентрировано до чрезвычайности. Важная сфера, потому что — могучая площадка для идеологического воздействия на массы. Националисты недавнего, «домайданного» прошлого, теперь уж вполне дозревшие до самых настоящих нацистов, тему эту просекли давно и сил, средств на ее разработку бросили немало. Оттого на Украине фанатские кружки разных клубов разнятся разве что цветами шарфов. Все остальное: кричалки, направленность мыслей, кумиры, неудержимая тяга напялить на себя свастику или, на худой конец, кельтский крест, даже под угрозой санкций УЕФА выдать в эфир что-то расистское — одинаково. Как по единой методичке все скроено, ей-богу.

И среди футболистов с некоторых пор считается хорошим тоном тяготеть вправо. Причем полагается делать это показательно, с надрывом, чтобы ни у кого не возникло сомнений. Наверное, вариант Романа Зозули, откровенного фашиста, млеющего от сходства его прически с хохолком Бандеры, подходит не всякому. Собственно, в Испании в связи с этим у Зозули, куда он прибыл трудоустраиваться, разумеется, от большого патриотизма, были проблемы. Его погоняли, впрочем, без фанатизма, местные левые болельщики. Обратите, кстати, внимание, что любители футбола бывают и не обязательно с правой заточкой, и фашизм отнюдь не по всему континенту уважают. 

Алексей Гай — островок мужества в нацистском болоте Украины

Пролетарский регион готовит горячий прием нацисту Зозуле
Пролетарский регион готовит горячий прием нацисту Зозуле
© Twitter, OTEROAZUL | Перейти в фотобанк
Так вот, Зозуля — это слишком. А вот сдержанная, но однозначная ориентация на русофобство, разжигание войны в Донбассе, антисоветчину в самом ее махровом варианте, национализм — непременные атрибуты современного игрока украинского первенства. Правильного игрока, само собой. Временами устраиваются такие себе проверки на лояльность. Типа надевания тематических футболок с прославлением воинов АТО.

Долго держался, но все равно сдался в этом смысле «Шахтер». Если в 2014 году клуб, принесший некогда звонкую славу Донбассу, гордо отказывался рядиться в одежды с провокационными надписями, как было во Львове, то теперь смиренно славит бойцов ВСУ. Правда, только в тех акциях, которые проходят под эгидой Федерации футбола Украины.

А какая разница? Во-первых, ФФУ сама заигрывает с трибунными группировками, многие члены которых уже повоевали, почувствовали вкус крови и при выборе приемов убеждения в правильности своих концепций особо не церемонятся. Во-вторых, болельщики «Шахтера» в основной своей массе остались в Донецке. Их-то и норовит уничтожить ВСУ. 

«Шахтер» гордится «героями АТО» только официально
«Шахтер» гордится «героями АТО» только официально
© Facebook/Сергей Палкин
Несколько лет тому назад был показательный, я бы даже сказал, красивый момент. В очередные футболки во славу непобедимого украинского оружия облачили команду «Черноморец». Из Одессы — города интернационального, но морально придавленного опытом сожженного вместе с людьми местного Дома профсоюзов. Впрочем, был один игрок, который отказался надевать подобное непотребство. Коллективом отказываться не так и сложно, в одиночку — куда труднее. Тем более когда ты капитан команды. Этим капитаном «Черноморца» в ту пору был Алексей Гай.

Не торговать своими принципами, не гнуться под нездоровую конъюнктуру — разве же это аномальное явление? Для нынешней Украины — да. Такое там встречается не так уж часто. Понятно, и тогда Гаю досталось от энергичной нацистской общественности, и потом — когда он размещал в соцсетях свою фотографию в пилотке с красной звездочкой и когда вместе с игроками «Кубани» участвовал в акции памяти ветеранов войны с портретом своего деда-фронтовика. Теперь честного парня тем более трепать станут — нещадно, тут отчего-то сомнений нет.

Но еще больше уверенность, что найдутся миллионы человек, которые всегда с удовольствием пожмут Лёшке Гаю руку. Потому что мужик, не скрывающий своих взглядов, даже когда они не в фаворе, не прячущийся за фразу «я футболист, политикой не интересуюсь». Да, спорт должен быть как можно дальше от политики. Это в идеале, которого достигнуть нереально. Но если прессовать лишь того, кому не по душе фамилии фашистских прихвостней в названиях улиц и проспектов украинских городов, а аплодировать тем, кому такое положение дел симпатично, так какая же тут, к шутам собачьим, аполитичность? Это двойные стандарты называется. 

Алексей Гай — островок мужества в нацистском болоте Украины

Интересна реакция на высказывания Гая его нынешнего работодателя, президента ФК «Олимпик» Владислава Гельзина. Он сходу отмежевался: это-де не позиция клуба, и выразил определенное недоумение, зачем футболист вообще полез в политику. А он и не лез. Ему журналист задавал вопросы, а Гай не стал юлить и ответил. Но при этом Гельзин сказал, что не видит повода наказывать игрока за его мысли. Ну так, а это нормально. У каждого могут быть, как ни парадоксально это звучит для современной Украины, свои мысли. А от футболиста требуется только качественно играть и выполнять контракт. Есть что-то в контракте по поводу ограничения в высказываниях? Нет? Тогда — все в сад.

Понятно, что интервью Алексея Гая произвело сильный эффект на аудиторию. Не может такой материал быть не замеченным читателями Украины. Кто-то тихонько порадовался, кто-то громко повозмущался, но рейтинги у материала, что-то мне подсказывает, должны были получиться приличными. Решилось на интервью интернет-издание «Трибуна». Тоном своих публикаций оно не особо выбивается из общего потока аналогичных украинских сайтов. Кроме одной особенности. 

Иногда редакция позволяет себе подобные вольности, как в случае с Гаем. И получает за это свои честно заработанные дивиденды в виде рейтинговых показателей. В принципе, яркий пример победы профессионализма над конъюнктурой.

Бывший начальник пресс-службы «Шахтёра» вернулся на прежнее место работы
Бывший начальник пресс-службы «Шахтёра» вернулся на прежнее место работы
© Павел Нырков
В 2015 году я оставил пост начальника пресс-службы ФК «Шахтер» (Донецк) и уехал из Украины. Тогда это же издание обратилось ко мне с вопросами, получило ответы, вежливо согласовало версию для публикации и поместило текст на своей платформе. Единственное, что автор добавил без меня, так это вступление, где пообещал публике, что после прочтения захочется от возмущения разбить монитор. Но это мелочи. В конце концов, после такой завлекухи хочешь не хочешь, а станешь читать. Главное, что интервью вызвало фурор.

Издание привлекло к себе внимание. Я смог донести до людей свои мысли, пояснить ситуацию. Читатель получил альтернативную точку зрения. Еще раз спрошу, а что в этом ненормального? Для прессы? Для свободной, как нам рассказывают из Киева. С интервью Гая ситуация схожая.

Многие украинские СМИ заинтересовались словами футболиста. Порвали интервью на цитаты (дав «Трибуне» дополнительные бонусы), препарировали, снабдили броскими заголовками, а некоторые пошли дальше, сделав серьезные политические выводы. Из общей их череды выделю два.

Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
Роскошь и пустота «Донбасс Арены»: пятый год без футбола (Фоторепортаж)
© Павел Нырков
Например, что скоро выборы. А выступление Гая — элемент борьбы за голоса Юго-Востока. Ничего себе, да? Чего доброго, окажется, что Лёха пойдет в президенты страны. И ничего особенного. Футболист ничем не слабее для этого роли, чем лицедей или певец. И уж наверняка Гай своей порядочностью и справедливым нравом не оставляет шансов никому из собравшихся залезть на трон политиков. Это, понятно, если бы к победе на выборах приходили при помощи нравственных категорий, а не других понятных аргументов.

Вторая идея, о которой скажу, реалистичней, к тому же, для кого-то она имеет прикладное значение. Журналист Сергей Болотников обратился к коллегам, да и прочей публике: мол, чего все взвыли? Без таких выступлений не будет ясно, кто сепаратист, а кто нет. Вот, например, Ярослав Ракицкий из «Шахтера» — сепар? Интересные идеи бродят, да? 

Алексей Гай, скорее всего, не претендуя на это, внезапно превратился в личность, возможно, единственную в украинском футболе, способную на поступок и честное слово, на движение против толпы, агрессивной и опасной. Впрочем, и по всей стране таких людей сейчас по пальцам пересчитать можно. Остальные молчат во имя своей безопасности или заработка, или сидят по тюрьмам, или уехали, или убиты. А кто-то еще изволит толковать о европейских ценностях и о том, что они, ценности эти, чуть ли уже не полностью и безоговорочно победили на Украине.