Борьба с коррупцией на Украине превратилась в высокодоходный бизнес
Борьба с коррупцией на Украине превратилась в высокодоходный бизнес
| Перейти в фотобанк
Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного фондом «Демократические инициативы» совместно с соцслужбой Центра Разумкова.

«Если в сентябре 2017 года коррупцию считали самой серьезной проблемой 44% опрошенных граждан, то теперь — 61%», — говорится в сообщении.

61% опрошенных убеждены, что с коррупцией невозможно справиться до тех пор, пока люди, призванные бороться с ней, сами не перестанут злоупотреблять своим положением. 38% считают, что коррупция в стране остается безнаказанной.

31% считают, что с ней нельзя бороться из-за отсутствия сильной руки, которая навела бы порядок в обществе, а 28% связывают это с несовершенством украинских законов, которые можно истолковать как угодно.

«Существенно уменьшились ссылки на то, что с помощью коррупции людям легче решать свои проблемы (с 19% до 11%)», — отмечают социологи.

38% опрошенных считают, что коррупция является частью украинской ментальности. Исследователи обращают внимание, что этой точки зрения придерживаются по большей части молодые люди.

Для борьбы с проблемой 55% граждан рекомендуют карательные меры. 28% считают, что преодолеть коррупцию можно путем устранения коррупционных рисков. Сторонники борьбы с коррупцией через воспитание явно в меньшинстве — 12%.

О том, что коррупция является серьезной проблемой, говорят даже государственные структуры Украины. За первую половину года Государственная служба финансового мониторинга (ГСФМ) насчитала на Украине коррупционных сделок на 297,1 млрд гривен (почти 700 млрд рублей).

Как сообщали ранее СМИ, коррупция на Украине достигла серьезных масштабов: взятки берут полицейские, налоговики и даже врачи. Так, 14 октября в роддоме Харьковской области умер младенец из-за того, что врач вымогал взятку.

Как предположил в комментарии изданию Украина.ру политолог Дмитрий Абзалов, взрывы на военных складах в Ичне также могли быть связаны с коррупцией в армии, поскольку подсчитать объемы взорвавшихся на складе боеприпасов весьма непросто.